Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network
      Н А З Ы В А Я    В Е Щ И   С В О И М И    И М Е Н А М И      

Куда бедному крестьянину податься
или взгляд на интеграцию и глобализацию из провинции

   Приутихшие было споры на тему: «ЕЭС или ЕЭП» в свете грядущих президентских выборов все более приобретают черты стенобитных машин, которыми кандидаты будут в нужный момент сокрушать препятствия на пути к вожделенному креслу. Между тем, ни воззвания правых: «Скорей в Европу!», ни заклинания левых: «Вперед в СССР!» не дают исчерпывающего ответа на элементарные вопросы. Например, такие: а кто (что) нас там (в ЕЭС или ЕЭП) ждет?, а нужно ли Украине вообще присоединяться?, а что нам, глубоким провинциалам (а нас, согласитесь, большинство) от всех этих альянсов? Попробуем разобраться.
   Для начала предлагаю отказаться от политического шаманства. Пляски под идеологические бубны оставим для предвыборных митингов и посмотрим «с холодным вниманием вокруг». Очень быстро мы обнаружим, что в мире нет ни одной страны, которая не стремилась бы расширить свое участие в различных многосторонних договорах экономико-финансового, транспортного или ресурсного толка и на свет божий поползет длинное и холодноскользкое слово «глобализация». Бр–р! Так и тянет заехать гнилым помидором в рожу распространителям этой самой «лизации».
   Успокойтесь. Не надо думать, что эта самая глобализация есть плод заговора каких-то таинственных мировых капиталистов. Просто такова логика нынешнего мирового хозяйства. Во-первых: в течение последних десятилетий (а началось все с восстановления разрушенной войной мировой экономики) сложился международный финансовый рынок небывалых масштабов. Контролировать его в одиночку не под силу никому. Даже Соединенным Штатам. И что особенно характерно – международные финансовые потоки теперь очень слабо связаны с реальными потребностями торговли между государствами. Появился целый класс, новый класс частных компаний, зарабатывающих на спекулятивных операциях в сфере мировой финансовой системы. Контролируют эти компании ни много, ни мало полтриллиона долларов, а при необходимости могут мобилизовать и до триллиона для нападения на ту или иную национальную валюту. Кстати, такие нападения уже случались. Для того чтобы держать этих «паразитов» в узде, требуются сосредоточенные усилия наднациональных структур, таких как Всемирный банк, Международный валютный фонд, Всемирная торговая организация и других.
   Во-вторых: уровень взаимозависимости национальных хозяйств, уже и без того достаточно высокий, непрерывно нарастает. Если еще недавно международное разделение труда ограничивалось специализацией на отдельных видах готовой продукции (китайский текстиль, японские телевизоры, итальянская обувь), то теперь страны специализируются в производстве полуфабрикатов. То есть, для изготовления одного современного, конкурентоспособного готового изделия усилий одного государства совершенно недостаточно. И, наконец, в-третьих: транснациональные корпорации (ТНК) располагают теперь финансовой и технологической мощью, сравнимой, а то и превышающей возможности государств, в которых они действуют, и при необходимости могут блокировать любое управляющее действие национальных правительств. К этому следует добавить, что ТНК плевать хотели даже на святая святых недавнего прошлого – идеологию и ежегодно вкладывают десятки миллиардов долларов в экономику стран, никак не разделяющих ценности «свободного мира». В Китайскую Народную Республику, к примеру. Мир стремительно скукоживается в одну всемирную деревню. Таким образом, глобализация – не порок и не добродетель, а жестокая нужда, и национальной экономике средних масштабов и скромных возможностей оказаться поперек этого процесса – все равно, что кролику выйти наперерез груженому составу. И будет ли у него в каждой лапе по плакату с гневным протестом или нет, уже никакого значения не имеет, состав если не раздавит, то потащит за собой. Вопрос – в какую сторону?
   Казалось бы, ну конечно, в сторону свободы, демократии, прав человека и высокой зарплаты! То есть в Европу, в Европу и еще раз в Европу. Только в объятиях Европейского Союза украинский пещерный капитализм сможет цивилизоваться, только там мы сможем найти спонсоров и инвесторов, и только став полноправными европейцами, избавимся мы, наконец, от комплекса национальной неполноценности. А то, что нас, похоже, не очень там хотят видеть и иногда даже позволяют себе высказывания вроде того, что у Украины столько оснований для вступления в ЕЭС, сколько у Новой Зеландии, так будем работать над собой, стучаться громче, глядишь и откроют. Во всяком случае, так выглядит квинтэссенция официальной позиции Украины по вопросам евроинтеграции и что поразительно – и оппозиции тоже. Во взгляде на Запад украинский политикум един (без коммунистов, естественно), расхождения начинаются при взгляде на Восток. Между тем, и с Западом не все так просто. По настойчивому мнению властных структур важнейшей внешнеполитической целью Украины является вступление во Всемирную торговую организацию (ВТО). Без этого западные «друзья» могут беспрепятственно вводить произвольные пошлины и квоты на экспорт наших товаров, обвинять в государственной поддержке и демпинге, арестовывать имущество, корабли и самолеты. Что они, собственно, сейчас и делают. Все эти меры направлены в основном на крупные, ориентированные на экспорт, предприятия. Вступление в ВТО важно для государства, поскольку именно такие предприятия являются основными донорами в государственный бюджет. Для крупных и крупнейших предпринимателей ВТО, естественно, так же видится, как мама родная. Однако экономисты, по своей вредной привычке подсчитав, выяснили, что если бы Украина уже сейчас была бы членом ВТО и была бы вынуждена выполнять все условия этой высокоуважаемой организации, то вместо 9-11 процентов экономического роста, который мы фактически имеем, получила бы только 5 процентов в лучшем случае. Ведь как ни важен крупный бизнес, не он кормит людей, а средние, мелкие и мельчайшие предприятия, а так же частная инициатива отдельных лиц. И вот по ним был бы нанесен сосредоточенный удар из всех стволов мировой экономики. В море ничем не ограниченной конкуренции большая часть отечественных предпринимателей всплывут кверху лапками, как это случилось в Польше, где за два года из десяти фермерских хозяйств разорилось восемь. Так что – кому бублик, кому дырка от бублика, к тому же жировая прослойка у наших людей не самая толстая в мире.
   Тем временем, от Лапландской тайги до Британских морей экономика Евросоюза располагает всего-то 2-3 процентами экономического роста. Конечно, 10 процентов от нашего «почти нуля» и 2 процента от крупнейших в мире объемов, это вещи совершенно разного порядка, но… Но, по мнению тех же вредных экономистов, если бы Украина вступила бы во вожделенный ЕЭС уже сейчас, вместе со странами Балтии, то нам были бы обеспечены те же 2 процента. Почему? А потому что Евросоюз уже не совсем экономическая организация.
   Теперь о самом интересном. Вынужденные объединяться в условиях послевоенной разрухи под американским ядерным зонтиком европейские страны очень быстро почувствовали, что «священные рубежи отечества» на самом деле страшная помеха не только для «угля и стали», но прежде всего для самого важного – людей. С началом эры компьютеров, на порядок возросший информационный обмен просто смел экономические границы. Дальше – больше. Стал вопрос о фактическом упразднении государственных границ внутри Евросоюза. Последовавшие за тем Шенгенские соглашения сделали единую Европу (без нас, разумеется) тем, чем она является сейчас – зародышем крупнейшего конфедеративного, а может и федеративного сверхгосударства. Во всяком случае, все необходимые для такого государства структуры уже существуют и еще недавно было необходимо только обрезать пуповину от США, так бы и было, если бы не экспансия на восток, потребовавшая колоссальных средств и гигантской бюрократии. Политическое рождение Соединенных Штатов Европы откладывается из-за необходимости переварить десяток стран, но экономическое уже состоялось, и Украина в составе ЕЭС не могла бы рассчитывать на 10 процентов роста ВВП по той причине, по которой Казахстан не мог бы развиваться в 2 раза быстрее всего СССР.
   Европейская интеграция привела к тому же к последствиям, которые вряд ли ожидали Де Голль и Аденауэр. Это у нас на одного киевлянина можно расходовать в пять раз больше бюджетных средств, чем на среднего украинца (правда, тратить их в основном на любимый Майдан Незалежности), «там у них»» такие вещи не проходят. И поскольку современный житель деревни Занюхендорф в Баварии имеет уровень жизни нисколько не ниже, чем его друг берлинец, коллеги по работе у него – чехи, а отдыхает он зимой в Швеции, а летом на Мальте, то и чувствует он себя, прежде всего европейцем, затем баварцем, а потом уже немцем. Когда наднациональные структуры определяют макроэкономику, внешнюю политику и безопасность, а региональные – условия жизни и работы конкретных людей, то национальное правительство и государство начинает восприниматься, как лишняя шестеренка.
   Да, господа и товарищи, Украине «повезло» обрести независимость в исторический период, когда национальное государство исчерпало свои возможности и находится в процессе глубокой трансформации, если не умирания. И ярче всего этот процесс виден в старушке-Европе. Зашатались даже такие оплоты унитарности, как Франция и Британия. В последней еще до войны можно было вылететь с работы за валлийский язык, а теперь – пожалуйста! Уэлс имеет свой парламент, ведутся регулярные телепередачи по-валлийски, а в Шотландии и вовсе требуют независимости чуть ли не половина жителей. Когда границы Шенгена распространятся на всю территорию объединенной Европы и будут действовать в полном объеме, то португалец сможет не только жить и работать в Латвии, но и избираться в органы местного самоуправления, и никто не посмеет назвать его «негражданином» и «мигрантом»
   К тому времени, когда Украина сможет реально претендовать на членство в Евросоюзе, утечет много воды и чернил, и неизвестно какими будут конкретные условия. Ясно только, что они будут весьма далеки от праворадикальных мечтаний, уже сейчас быть правым радикалом в Европе – дурной тон. Готов ли украинский паноптикум, простите, политикум к такому развитию событий?…Оставляю вопрос висящим в воздухе.
   А ЕЭП? А что ЕЭП! При самом поверхностном анализе становится очевидным, что ставить рядом с этой аббревиатурой аббревиатуру ЕЭС просто некорректно. Это даже не сравнение «Запорожца» с «Мерседесом». По сути ЕЭП – это миф, точнее – протокол о намерениях, не имеющий пока ни экономического, ни, тем более, политического наполнения. Наскоки правых на ЕЭП смешны так же, как смешон взрослый дядька с оружием в руках, атакующий газетный лист. Другое дело – если бы такой экономический альянс уже существовал. В этом случае Украина в компании очень похожих стран могла бы реально продвигать свои товары без опасения социальных потрясений и утраты части суверенитета, приступить к реализации проектов, выходящих за рамки национальной экономики, а только такие проекты обеспечивают конкурентоспособность от мобильных телефонов до спутников. Но и в этом случае ЕЭП не является альтернативой Евросоюзу.
   Критики единого экономического пространства Украины, России, Белоруссии и Казахстана как-то забывают (возможно, сознательно), что в той же России почти не осталось крупных компаний со стопроцентно национальным капиталом. Глобализация вползла в Россию с черного хода и вовсю там свирепствует. То же самое происходит и у нас, правда, с опозданием на два-три года. Так что не минует нас чаша сия, вопрос только, когда, и в какой форме.
   Вступление в Евросоюз для нас, провинциалов, было бы благоприятно, поскольку ослабило бы слишком жаркие объятия Киева, позволило бы нашему региону, широкой дугой обращенному к морю, вполне использовать выгоды своего положения.
   В государственном конгломерате с десятками наций и народностей окончательно утонули бы проблемы национальной идентичности, что так важно для страны, где половина населения либо не принадлежит к титульной нации, либо живет в смешанных браках. Но издержки слишком поспешной евроинтеграции были бы, по упомянутым причинам, все же велики. Вполне возможно, что они стали бы мучительными для значительной части населения. Поэтому вступать в Евросоюз, конечно же, нужно, но пусть это произойдет как можно позднее. Вот так мне видится с позиции глубокого провинциала. А из подвала, как говорится, виднее.

Текст: Александр Карманов
Рисунки: Вадим Симинога, Александр Карманов

Обложка журнала №004
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005