Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network
      Н А З Ы В А Я    В Е Щ И   С В О И М И    И М Е Н А М И      

Эмансипация есть насилие над Природой?

   Последние десятилетия двадцатого века в развитых странах были отмечены глубоким кризисом традиционных семейных отношений, повсеместным ростом количества разводов и гражданских браков, увеличением среднего возраста впервые вступающих в брак и неуклонным снижением рождаемости. Все это происходило на фоне подзадержавшейся на Западе женской эмансипации. Женщины, чьи матери не могли самостоятельно распоряжаться деньгами и голосовать, вдруг захотели служить в полиции, сидеть за рычагами танков, заниматься политикой и бизнесом. То, что эти процессы каким-то образом взаимосвязаны, не вызывает сомнений. Вопрос только в том, что было раньше – курица или яйцо?
   Нас также не миновала чаша сия и «полуразвитый» статус не помог. Правда, за рычагами танков наши бабушки сидели уже тогда, когда в Америке политик мог считать свою карьеру законченной, если его жена или дочь были замечены в «самостоятельном плавании», скажем, в кино или баре. Табуированный, ханжеский мир пуританских отношений между мужчиной и женщиной был буквально взорван поколением «детей-цветов», но до нас сексуальная революция докатилась из-за «железного занавеса», в основном, в виде пены и брызг, и никаких социальных последствий (в отличие от Запада) фактически не принесла. Тем более поразительно, что демографическая картина и проблемы семьи в странах постсоветского пространства (за исключением Средней Азии) практически те же, что и на Западе. Видимо, кризис имеет гораздо более глубокие корни, чем политические воз-зрения, разделившие некогда Европу. При более вни-мательном взгляде становится очевидным, что этим процессом охвачены прежде всего страны европейской христианской культуры, а также наиболее европеизированные страны иных религиозных и культурных традиций, хотя и в меньшей степени. Везде, где европейский урбанистический индивидуализм занимает господствующее положение, происходит рост числа разводов (развал до половины браков в первый год совместной жизни теперь, практически, повсеместная норма) и рождаемость невысока. Несколько лучше обстоят дела в странах традиционного католицизма, в Латинской Америке, например, но и там четко прослеживается тенденция приближения к Европе.
   Зато Африка, а особенно Азия демонстрируют галопирующий рост населения. Таким образом, удельный вес европейцев в мире неуклонно снижается, и последующие десятилетия Европу и Северную Америку ожидает всевозрастающее давление неевропейского и нехристианского мира. Украину этот процесс затронет в полной мере.
   Нас давно уже не 52 миллиона и, несмотря на увеличившуюся рождаемость, будет все меньше и меньше. По самым оптимистическим прогнозам, стабилизация населения нашей страны наступит где-то в районе 40-42 миллионов человек. При этом доля славян будет уменьшаться и дальше.
   При чем здесь эмансипация? Что плохого в том, что женщины могут свободно выбирать профессию и на равных участвовать в государственном управлении? Разумеется, ничего плохого. С точки зрения столь ценимого европейцами личного достоинства и свободы, так и только так должно быть, но… есть один аспект, о котором мы не вправе забывать, как бы мы того ни хотели. Этот аспект – наша природа. Абстрагировавшись от теории о божественном происхождении человека (а может, стремясь подтвердить ее) человечество за неполные сто пятьдесят лет с позиции биологии, этологии*, психологии и медицины так основательно изучило себя, что может с полной уверенностью утверждать: человеческое существо – дитя создавших его природных условий и подчиняется общему для всего живого закону формирования вида. Этот закон гласит: в условиях борьбы за существование интересы общности всегда, во всех случаях приоритетнее интересов индивидуума. Поставив превыше всего права личности, признав безусловной ценностью человеческую жизнь, мы, люди, поставили этот основополагающий закон природы с ног на голову, и с рук нам это не сойдет. И не сходит.
   Да, господа и дамы, природа справедлива к человечеству, но несправедлива к каждому из нас. Так или иначе, но если жизнь многих сотен поколений целиком и полностью зависела от силы, агрессивности, отваги и сообразительности одного пола и от осторожности, выносливости, приспособляемости другого, то несколько десятков поколений расслабленной цивилизованной жизни ничего изменить не могут. Вернее, могут привести к явлениям, которые иначе как болезненными не назовешь.
   Только не подумайте, что я зову всех назад, в пещеру, так сказать, к естеству. Ни Боже мой! Напротив – то, что естественно, то наименее приличествует человеку. Не справляем же мы нужду на глазах у всех и не занимаемся сексом на газонах (во всяком случае, большинство из нас). Я лишь прошу не забывать, кто мы есть.
   Человеку кажется, что он усилием разума вырвал себя из болота эволюции и волен сам строить свою жизнь. Однако не стоит так торопиться. Не так давно криминалистов и сексологов заинтересовал «ненормально» высокий процент беременностей (до 75%), наступающих в результате изнасилований. Скурпулезные исследования принесли обескураживающий результат. Оказывается, изнасилование – естественный вид полового контакта в условиях дикой природы. Когда речь идет о выживании стада, спрашивать самку, болит у нее голова или нет – слишком большая роскошь. Теперь предлагаю с трех раз догадаться, какая у женщин самая распространенная сексуальная фантазия? Женщины и так знают, пусть догадаются мужчины.
   Какими бы троглодитами в душе мы ни были, для современного человека равенство перед законом и личная свобода независимо от пола стали неотъемлемыми условиями жизни. Назад пути нет. Но принимая на себя функции, не обу-словленные биологическими потребно-стями и социальным устройством первобытного общества, человек все дальше уходит от природных форм поведения, от генетически заложенных инстинктов. Поэтому постоянный стресс, маниакальные состояния, перверсии (извращения), немотивированная агрессия или же просто чудачества – неизбежные спутники цивилизации до скончания времен. Самые безобидные последствия этого процесса: феминизация мужчин и мускулинизация женщин. И когда из современной женской груди исторгается вопль: «Где же мужчины?!», Матушка-Природа отвечает: «Нет спроса, нет и предложения». Аминь.
   Что же получается? Эмансипация есть насилие над Природой? Именно. Но и вся цивилизация есть грубое насилие над Природой. И это еще полбеды. Беда – есть цивилизация плюс социальная демагогия или мифология, если помягче. Не буду перебирать весь джентльменский набор современных мифов, он бесконечен. Упомяну лишь об одном. Почему-то считается, что приход в политику женщин (а феминистки прямо требуют главенства) приведет к большей безопасности нашего мира и большей человечности, стабильности. К сожалению, история не дает нам оснований для такого простого ответа на сложные вопросы. Напротив, со времен царицы Хадшепсут до Маргарет Тетчер женщины-правительницы не дали ни одного примера тех превосходных женских качеств, о которых нам твердят. Зато они вели истребительные войны, поощряли разбой, устраивали Варфоломеевские ночи, убивали ради власти собственных детей, а уж мужа-то придушить и вовсе… Барышни вроде Валерии Мессалины и Лукреции Борджиа, вывели понятие «нравственность», можно сказать, за скобки. Лишь редких мужчин-правителей можно поставить рядом с Феодорой и Цы Си – признанными чемпионками по жестокости и вероломству. Даже в таком, казалось бы, мужском деле, как пьянство, безусловное первенство принадлежит женщине. Русская императрица Екатерина I тратила на закупку спиртного более десяти процентов государственного бюджета. Абсолютный рекорд! Нет, женщины у власти демон-стрировали как раз скорее мужские качества и блестяще доказали, что у морали пола нет.
   А вот где пол безусловно и неопровержимо присутствует, так это в способе мышления. Всем известно, что в средней школе из 10-ти отличников 8 – девочки. Среди выпускников высших учебных заведений «красные» дипломы делятся примерно поровну, но опять же, с преимуществом у женщин. Высшие научные достижения – область почти стопроцентно мужская. Наука – не политика, там квоты представи-тельства не помогают. Наука же объясняет, что в силу организации высшей нервной деятельности, женщины опережают мужчин в работе по заранее известной схеме. Когда же дело доходит до создания новых схем, женщины быстро сдают позиции. Редкие исключения подтверждают правило. Так что, сдается мне, что доминирование женщин в политике приведет не к большей безопасности, а к большему консерватизму. Может, я ошибаюсь.
Но вернемся, однако, к нашим баранам. Вернее, к нашим пеленкам, если мы хотим, чтобы было кому нас кормить в старости. Великое дело, великое достижение нашего времени, что дети, рожденные вне брака, уравнены в правах с «семейными». Это дало возможность многим миллионам женщин стать матерями, не боясь общественного осуждения, и, не опасаясь за общественный статус своих детей. В прошлом все было иначе. А ведь и тогда на одного сорокалетнего холостяка приходилось пять незамужних женщин, и участь их была печальна. Еще печальней была участь женщин, родивших вне брака (читай поэму «Катерина» Т.Г. Шевченко). Хотя это совершенно естественное дело!
   Мужчин всегда было меньше и всегда будет меньше, чем женщин. Для сохранения популяции в есте-ственной среде одного самца вполне достаточно даже на несколько десятков самок. Зато без агрессивности и риска мамонта не убьешь. Поэтому для природы мужской пол – расходный материал, передовой отряд эволюции, призванный сложить головы на новых рубежах. И поныне в самых благополучных странах травматизм среди мальчиков в семь раз выше, чем среди девочек. Отсюда один неутешительный вывод – от 10 до 20 процентов женщин никогда не выйдут замуж и их личные качества тут абсолютно не причем. Виновата статистика. Немалую часть женщин, в силу статистики же, в пожилом возрасте ожидает абсолютное одиночество (не считая общества кастрированного кота). У одинокой и бесприютной старости – женское лицо…
   Высокоморальное, политкорректное, эмансипированное современное общество не дает решения этой проблемы, да и не может дать. Некоторые социологи, правда, считают поэтому большое количество разводов благом и полагают, что в будущем для каждого человека будет нормальным два-три, а то и четыре брака в течение жизни. Так сказать, «поносил, дай другим поносить». Но с количественным соотношением полов опять же ничего не поделаешь. Неужели тупик? Между тем, палеобиологи утверждают, что человек никогда не стал бы господствующим видом на Земле, если бы исповедовал современную моногамную форму семейных отношений. Полигамия господ-ствовала 600-700 поколений людей, дожила до наших дней в исходной форме среди наиболее отсталых племен и в извращенной среди всех остальных народов. Почему извращенной? А институт любовниц – это не та же полигамия? Та же самая, только официально осуждаемая. И вот тут мы подходим к корню проблемы. Он – в ханжеской морали, которая с одной стороны печется о добродетели, а с другой – втихомолку одобряет то, от чего не в силах отказаться. Вот где тупик.
   Глядя на мир с позиции превосходства, европейцы не замечают, что уже несколько столетий существует наглядный пример иной культуры, в которой, при всей неоднозначности, этих проблем попросту нет. Я говорю об исламском мире. Да, страны Востока сотрясают бури самого разного порядка, но демографически с ними все в порядке, при всей бедности нет сотен тысяч беспризорников, бесприютных стариков и старух, а в христианском мире – есть.
   Вы никогда не задумывались, почему Коран разрешает правоверным иметь четырех жен, а не трех или пятерых? А всего лишь потому, что в бедуинских до-исламских племенах на одного взрослого мужчину из-за постоянной междоусобной резни приходилось четыре взрослых женщины. К тому же, по бедуинскому обычаю брат был обязан содержать вдову и детей брата и что делать, если у погибшего не было родственников? Тогда его семья была обречена на голод и смерть. Вот пророк Мухаммед (да возвеличит его имя Аллах!) и решил проблему, повелев мусульманам «жениться на двух, на трех и на четырех», чем спас миллионы жизней и обеспечил будущее арабской нации на много столетий вперед. Гарем на Востоке в исконном виде – отнюдь не увеселительное заведение, а «собес», успешно и без всяких бюджетных трат решающий задачи, перед которыми пасуют наши государственные структуры. А гаремы падишахов с тюремными порядками – это просто еще одна личина деспотизма, характерная не только для Востока. Вспомните хотя бы «Олений парк» короля Людовика XV.
   Что же нам, жителям Европы начала XXI века, делать? Как не кануть в Лету нашим народам, нашей культуре? Прежде всего, отказаться от ханжества и слезть с трона «Царя природы». Не наш это трон, не наш. А затем, помня безусловно о человеческом до-стоинстве, признать, что мы – дети Земли, нисколько не лучше и не хуже прочих, и жить дальше согласно своей природе. Жить свободно и беречь природу – это главное. И я бы законодательно разрешил много-женство. Уверен – мерзости в нашей жизни стало бы меньше. В конце концов, почитайте Библию. Все библейские патриархи были многоженцами и жили не одну сотню лет. Может, это метафора, а может быть и правда. Да, кстати, по-моему раньше курицы и яйца было гнездо.

Текст: Александр Карманов
Рисунки: Вадим Симинога, Александр Карманов

Обложка журнала №005
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005