Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

                           И М Е Н Н А Я    И С Т О Р И Я                           

Материнское открытие

   От редакции.
   Биография Анатолия Малярова – это не то, что он прожил, а то, что он о себе выдумал. Вначале он задумывал поступить в престижный театральный институт, затем – устроиться на только лишь возникающее в стране телевидение, в основу гражданской позиции положил инакомыслие, постоянно пытался прожить на одну зарплату…
   Неуклонно осуществляя все это, он, как артист виртуального театра жизни, жил в образе и наблюдал себя со стороны. Запоминал, простодушно записывал. Из всего такого возникала его своеобычная, откровенная литература.
   Ему многим приходилось жертвовать. Но автора утешала мысль, что его читатели будут застрахованы от его ошибок.
   Обязательно найдите и прочитайте новые книги Анатолия Малярова – «На мне природа отдыхала», «Худший из пороков», «Николаевский роман», а для общего представления о стилистике автора – прочтите его житейский рассказ «Материнское открытие».

   В мужской компании журналистов она всегда «вставляла свои пять копеек». Меньше других товарок подкрашенная, одета всегда со вкусом, но как бы для легкой командировки, она выглядела на тридцать с небольшим, хотя раздосадованный редактор давал ей под сорок, а любовница редактора – за сорок. Когда она молчала, меня тянуло к ней, а когда вступала в полемику, я тушевался. Она знала немного обо всем и все о предмете спора. И потом эта «добірна українська мова»! Звали её Верой.
   Однажды пришлось напару стряпать очерк о буднях праздного заведения – интерната для инвалидов. Пока я выискивал пикантные моменты, как-то: ухищрения толстяка на диете прикупать на рынке сало и по ночам жевать его под одеялом; томление влюбленной пары с изъянами речи – комическим посвистыванием вместо объяснений; гимнастику однорукого силача, накачавшего десницу так, что мужик весь казался с одной стороны… Пока я в «доме беды» искал «читабельный» материальчик, Вера закатала рукава своей походной блузы, перемыла посуду, протерла столы, переобула юношу с культяпками, утерла нос ископаемому старцу, пошутила с ним панибратски и уже терзала смотрительницу, явно иждивенку при убогих. Отвела в тенечек и перечисляла все ее поступки за последнее десятилетие. Откуда осведомленность и вседозволенность заурядной журналистки?
   Крутая женщина. На такое ее поведение хорошо накладывалась сплетня о ее скандалах с мужем. Любовница редактора хмыкала: с этим Корчагиным в юбке и херувим захиреет, а бражник с сельхозотдела изумился: в наше время стянуться на однокомнатную квартирку и отдать меблишку, только бы избавиться от благоверного!? В общем, я стал побаиваться этой женщины неопределенного возраста с непостижимым жизнелюбием и прытью. Ее аппетитные формы утратили для меня призывную силу, а острый носик, который сунулся в проблемы не ее круга обязанностей, стал меня раздражать.
   В жизни что-то менялось. Появились модные брючата на женщинах, укоротились прически, родилась новая терминология и потуги на свободу слова. Вера первой приносила в редакцию все такое, да так обжито, естественно, словно бриджи сидели на ее округлом задке и прежде, только наши затюканные мужчины не замечали, а лексикон-модерн ею пользован давно, да редактор вычеркивал его из полос.
Появился компьютер в секретариате. Нужно было натаскать девчонку. Натаскивала Вера. Казалось, у нее эта техника появилась за сутки до появления в природе, а освоила её женщина еще с молоком матери. Я чувствовал себя униженным и обойденным. На ее приветствия, всегда бойкие, с прибауточками и новостями от первого источника, кивал холодно и удалялся.
   Да нужда – не тетка. Приспичило набрать рассказец на компьютере. Самому было не дано, а у секретариата редакции потолкался, понял, что не дотолпиться, хотел было уйти. Рука с отточенными ноготками схватила из-за моей спины листочки с рассказом, а нагловатый голос, естественно, Верин, кинул:
   – Завтра утром получите. А платить не надо.
   Первая мысль была: чего она от меня хочет? Вторая: да ладно…
   С утра меня отправили в свиту к губернатору, в обед отписывался, только вечером, на премьере в театре был перехвачен вездесущей журналисткой. Торжественное, для премьеры, лицо, строгое платье, макияж от аристократов и примадонн прошлого, золотого века. Я успел вспомнить слова сельхозника-алкаша: откуда средства на достойную жизнь? От себя подумал: видать, богатенький опекун и много свободного времени… Мысль еще тянулась, а глаза мои уже видели никелированную коляску для инвалида в руках Веры, а в кресле – сухенький, бледный, с сияющими глазищами, нескоординированными движениями и упавшими на тощие колени тощими руками юноша, которому можно было дать и пятнадцать, и двадцать пять лет. Женщина над коляской и парень в кресле одинаково приветливо и обыденно улыбались мне. Она говорила:
   – Вот ваша работа, – и протянула рулончик с рукописью. – А это мой старший. Рекомендую. Вячеслав. Кстати или не кстати, но ваш коллега.
   Следовало отозваться умно, непринужденно. Я же смолоду припугнут болезнями, сторонюсь лекарей и лекарств, сильно сострадаю. Я молча сунул руку к сиденью. Навстречу подалась и не дотянулась бледная кисть юноши. Я стушевался, ляпнул о другом:
   – Прости, не зашел с утра…
   – Вот… А я таскала рассказец с собой на обе мои параллельные работы. Не огорчайтесь, я его давала прочесть и в многотиражке, и в Доме инвалидов, где мы как раз выставку готовим. Проверяла свой вкус. Мне нравится, коллегам тоже.
   От всех таких неожиданностей я сдрейфил и, прихватив рукопись, дал унести себя толпе.
   Интерес к Вере пробудился и человеческий, и творческий. Как она управляется с малоподвижным сыном? Почему держит три работы? Что с супругом? Бабушки, дедушки?… Источники не заставили себя ждать, как в секретных органах. Мужа выставила главным образом за то, что ему в тягость был старший ребенок. Младший сын, вобравший в себя красоту и здоровье всей семьи, подался на заработки, поначалу в дальние города отчизны, а потом – за бугор. Ни бабушек, ни дедушек. Только гонор и материнская воля, не позволяющая опускаться, хворать, даже внешним видом отставать от удачливых подружек.
   Помимо тех работ вне дома, женщина по ночам набирала, правила, размножала на оргтехнике рукописи графоманов за копейки. «Бог милует, – посмеивалась: – сохраняется талия и не растет второй подбородок».
   Я стал приносить ей работу. Выслушивал ее замечания, вежливые, уступчивые и, вместе с тем, по-мужски определенные. «Можете оставить так. Но мы с Антон Павловичем сократили бы». Понятно, она и Чехов – авторитет!
   С нею было интересно. Но еще интересней с ее сыном. «Кстати или не кстати», как выразилась мама, Слава таки был моим коллегой. Только я копался в подноготной душ земных, а он витал в космосе. Да с таким запасом знаний и фантазии, что можно было только завидовать. Особенно мне, лишенному фантазии напрочь. Исподволь, ненавязчиво мне было предложено два рассказа Славы для профессиональной оценки. Композиция, характеры, стиль, – все было на достойном уровне. Я давно перестал интересоваться фантастикой, но тут читал и задумывался. Откуда широта и смелость?.. – спросил себя и заткнулся. Его широта – именно в мире космоса, в сфере, куда только и может добраться сосредоточенный, усидчивый человек. Но кто надоумил, натолкнул? Кто подал азы и наставлял, пока молодой ум не стал сам себя воспроизводить?! Спрашивать и углубляться было нетактично. Может быть, это причинит боль…
   Я встречал маму с сыном на прогулках, иногда пристраивался к их кортежу и беседовал на отвлеченные темы, как правило, литературные. Все чаще заходил к ним: готовил свою новую книгу; на праздники обменивались звонками. Поначалу удивился галерее карандашных рисунков с яркими космическими пейзажами, которыми увешаны все стены их квартирки, потом узнал об университетском «красном» дипломе астронома сына. Я не видел ни временности творческого труда парня, ни угасания маминого интереса к его роду деятельности. Понял, что занятие фантастикой стало смыслом жизни Славы, постепенно связало его с известными художниками и писателями этого рода, выводило из дому не только в наш город, но вывозило на фестивали в столицы… Ну, что ж, родился человек писателем. А то, что он малоподвижный, так это как-то тихонько забывается – напряженная душевная работа компенсирует физические лишения. Бог помог молодому человеку.
   …Однажды слышу по радио открытие в медицине. Да, свежее-свежее! Арт-терапия называется. Возбуждается умственная, душевная жизнь инвалида и это спасает от одиночества, переживаний… Ученые дошли: через творчество к полноценности.
   Мать сделала это открытие много лет назад.
   И нескончаемая работа во всех уголках города, и новейшая техника, и широкие связи с интеллектуалами, и абсолютный порядок в доме, – все это ради достойного развития сына. Авторучку в руках он не удержит, а кнопки можно нажимать и другими частями, скажем, лица. Листать страницы трудно, а вот сайты – естественно. Размеренность жизни, оптимизм, постоянные контакты через маму со многими людьми, умение осознать себя в мире и занять достойную нишу, – все это пришло к Славе исподволь, играючи, через детство. Теперь это – его характер. Упорный, непоколебимый. Ему не докажешь, что фантастика – вторичный вид литературы. Аргументы у него веские; отвратить его от этой профессии невозможно. И выходят сначала брошюрки из-под пера, потом книг.
   А мама – как бы в сторонке. Агент сына, помощник; она уверена, что уже отстала от него в развитии, в профессионализме. Правда ли это или арт-терапия, судить не нам. Но то, что Слава душевно здоров, талантлив, развит, это признают старшие коллеги и у нас, и в столицах, и за рубежом.
   Вера – все такая же деятельная, по-мужски упрямая, неиссякаемая и, – что меня поражает, – не старится.

Обложка журнала №009
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005