Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

     Н А З Ы В А Я   В Е Щ И   С В О И М И   И М Е Н А М И   

Я гуляю по Майдану

Очерк

Он шел навстречу торжественной поступью человека, входящего во храм.
– Did it really happen here? Really? ? – полувопросительно-полуутвердительно вопрошал он, тем самым обличая в себе уроженца Мичиганщины.
– Тyтай, тyтай! – загалдела в ответ стайка молодежи, тем самым обличая в себе польских студентов.
Мы стояли на Майдане Незалежности в том самом месте, где президент пугал голубей во время инаугурации. Чудесное весеннее утро золотило финтифлюшки на одноименном с Майданом монументе. Легкий ветерок трепал выгоревшую оранжевую ленточку, привязанную к пальцу одной из фигур фонтана – памятнику мифическим основателям Киева. Вокруг сновали многочисленные «телепузики» и прочие бизнесмены, чей бизнес заключался в том, чтобы «лупить деньгу» с туристов. В отдалении возникла легкая перепалка между «бизнесменом» с обезьяной и «бизнесменом» с соколом. Причиной перепалки стала пожилая семейная пара, прибывшая, судя по одежде, из глубинки. Победил «бизнесмен» с соколом.
Тем временем один из телепузиков, очевидно, соблазнил на съемку поляков и стал их группировать вокруг себя. Когда студенты почти построились, откуда-то сбоку показалась любопытная фигура. Это была совсем крошечная девочка в замызганном бордовом платьице, спущенных голубых колготках и нечесаной грязной головой. Девчушка остановилась перед группой и приняла разнузданную позу, держа двумя пальцами окурок тонкой женской сигареты. Одна из студенток, улыбаясь, протянула малышке конфету. Ребенок и ухом не повел.
– Опять! – прошипел-простонал фотограф.
Он засунул руку в карман и побренчал там мелочью. Демонстрация тут же закончилась, маленькая рэкетирша отошла в сторону и села на ступеньки монумента. Фотограф щелкнул затвором, показалось, что взлетели голуби…
На противоположной стороне Майдана – разгул частной инициативы. Лоточники торгуют всякой всячиной. Бросилось в глаза огромное фиолетовое пасхальное яйцо с портретом Ющенко. Преобладают сувениры с оранжевой символикой, но попадаются и эмблемы Евровидения – 2005. У одного из книжных лотков стоит аккуратная старушка и бережно, кончиками пальцев касается роскошного фолианта с ликом президента до рокового ужина.
– Перепрошую, – говорит она с восходящей западной интонацией. – Скажіть, будь ласка, скільки це коштує?
– Пятьдесят рублей, – по-московски сглатывая окончания, отвечает мордастый продавец.
Старушка вздрагивает и отходит.
У соседнего лотка царит оживление. Книгами торгует дед несвежего вида. В настоящий момент он поймал за рукав какого-то маловера и возбужденно что-то ему доказывает, потрясая над головой книгой в черном переплете. На расстоянии он смотрится как проповедник, обличающий еретика. Подхожу ближе.
– Ось, треба знати, з чого це все почалося, від чого іде. Ось сказано отут, – провозглашает дед и торжественно хлопает по обложке черной книги, на которой я с удивлением читаю: «Адольф Гитлер. Моя борьба». Обличаемый еретик что-то невразумительно бурчит.
– Що?! – гремит продавец-проповедник. – А голодомор? А Горбачов? А ось це?
Над его головой взмывает книжонка, на этот раз в мягкой цветной обложке, но с портретом Адольфа и надписью «Гитлер – основатель Израиля».
Мимо, прогулочным шагом проходит чета патрульных милиционеров – солнце играет на полированных наручниках.
– Послушайте, – обращаюсь я к торговцу гитлеризмом, – неужели вы не понимаете, что занимаетесь подсудным делом?
– Не треба нас лякати! – дед выдвигает челюсть и сразу становится похожим на Черномырдина. – А не подобається – їдьте в свою країну.
– Это в какую же?
– Самі знаєте...
Внезапно с криком: «Треба поважати інший народ!» на авансцене возникает еще один персонаж – всклокоченный невысокий мужичонка в «запорожских усах».
– Просто треба поважати цей народ, – говорит он, глядя на меня в упор.
– Минуточку, – отвечаю я, стараясь не отводить взгляда, – вот этот господин торгует Гитлером. Гитлер имеет отношение к «этому» народу?
– Нет! – резко переходя на русский, отвечает мужичонка и непостижимым образом исчезает.
– А вы, в вашем возрасте, – поворачиваюсь я к престарелому гитлеровцу, – должны были бы помнить, что принес Украине ваш Гитлер.
– У меня в войну брат погиб, – взгляд продавца становится тяжелым, лицо буреет, – да я помню… Все помню. А то, что я в восемьдесят один год стою тут, торгую оцим..., что у меня отобрали и пенсию, и сбережения – это что? Кто за это ответит? А?
Мне нечего ему возразить – он уже нашел себе виновных. Хотелось бы только спросить: а кто ответит за невообразимую кашу в голове этого человека? И не только его.
Однако мне пора заняться делом – менее чем через сорок минут в Клубе Кабмина начнется пресс-конференция правительства. Направляюсь к подземному переходу, чувствуя затылком взгляд, полный тяжелой ненависти, но просто так покинуть Майдан мне не удается. С блокнотом наперевес поперек курса бросается женщина неопределенного возраста.
– Скажите, – говорит она, сияя заученной улыбкой, – вы пользуетесь дисконтной картой?
– Спасибо, – отвечаю. – Бог миловал.
Женщина озадаченно смотрит на меня, снимает улыбку и проходит дальше, как мимо скамейки.
Клуб Кабмина на Институтской легко вычисляется издали по небольшой толпе на тротуаре. На входе выкладываю на стол диктофон, мобилку, ключи и прохожу через рамку металлоискателя. При виде моего допотопного «Сименса» секьюрити хмыкает. В зале под стеклянным потолком тесно от телекамер, но людей не так уж и много, и мне вполне удается пристроиться во втором ряду.
Почти точно в назначенное время, в строгом сером платье в зале появляется премьер-министр Юлия Тимошенко в окружении восьми министров, и брифинг начинается. Вернее, начинается выступление «премьерки». Юлия Владимировна говорит долго, свободно, лишь изредка заглядывая в разложенные перед ней бумаги. Когда говорит о «заговоре российских нефтетрейдеров», её карие глаза гневно темнеют. «Европейский выбор» не был забыт, но поминался нечасто – все же это прерогатива Президента.
Успехи правительства поистине впечатляют. Само же, сидящее в президиуме правительство (кроме Главы, разумеется), при этом безмолв-ствует и поражает присутствующих избыточно здоровым цветом лиц. Министр экономики, с усилием поддерживая тяжелеющую голову рукой, задумчиво изучает потолок. Опухшие от тяжелых дум о судьбах Отечества, глаза министра финансов временами сами собой закрываются, но вскоре наступает время вопросов и ответов. Перед этим госпоже премьер-министру вручается внушительных размеров букет роз «от всех читателей» какой-то области. «А вопрос?» – интересуется премьер-министр.
Пресс-конференция проходит в исключительно благожелательной атмосфере. Журнали-сты очень милы с правительством, а оно, в свою очередь, предельно любезно с журналистами. Юлия Владимировна руководит процессом, активизируя по очереди министров. Наконец, Тимошенко отвечает на последний вопрос (кстати, мой) и предлагает «перейти от ста дней к ста граммам». После этих слов официанты вносят в зал подносы с разноцветными напитками и крошечными бутербродами…
То ли от благостности атмосферы, то ли от шампанского мне вдруг захотелось подойти и спросить вице-премьера по гуманитарным вопросам о том, как он относится к продаже на Майдане трудов фюрера, но затем подумалось: «Зачем портить людям такой праздник?». К тому же, Томенко так убедительно и, можно сказать, вдохновенно отвечал на вопрос львовского корреспондента «про відродження духовності української нації». И желание прошло. Остограммившись, пресса и правитель-ство пошли каждый своей дорогой. Пошел и я.
Путь мой лежал на Софийскую площадь, опять же через Майдан. Знакомый «дед-гитлеровец» угрюмо сидел за своим прилавком, покупателей не было видно. «Майн Кампф» лежала на своем месте, но «лицом вниз». Отметив этот прогресс, я уже было собрался покинуть «колыбель оранжевой революции», но был остановлен криками у крайнего книжного лотка, которого утром еще не было.
– Вот и кланяйтесь, раз вы – рабы божьи! – кричал другой дед-продавец, потрясая сухонькими кулачками. – Тысячу лет вас расстреливали, морили голодомором, а вы все креститесь! Оттого и вся погибель! От креста!
Двое парней лениво отбивались от его наскоков. Под вопли, поносящие христианство, я подошел к лотку. В глазах зарябило от аляповатых брошюрок с названиями «Сварог», «Даждьбог» и прочим язычеством. Лики «богов» на обложках были поразительно портретны, вплоть до оттопыренных ушей. Явственно запахло незабвенным Белым Братством.
– Вся беда Руси в том, что забыла она свои корни, свою веру! Молится чужому и чужого желает! – не унимался новый язычник, но парни отошли от лотка, и он утих.
Солнце уже высоко стояло над Майданом, над Киевом, над расхристаной, истосковавшейся по достоинству, усталой и отчаянно ищущей свой путь страной. Будничный ритм уже захватил столицу Украины и у развалов с матрешками, книжками и оранжевыми шарфиками было совсем мало людей.
На Софийской площади Богдан Хмельницкий, как обычно, показывал булавой на Андреевский спуск с его торгашами. По направлению хвоста гетманской лошади стояли два пожилых джентльмена, озираясь, как в лесу, то на колокольни, то на серую громаду Министерства иностранных дел. На старичках были шейные платочки и английские клетчатые кепочки.
– Was it really right here? – спрашивал один другого.
Похоже, всех иностранцев интересует: где происходило историческое событие – поворот Украины лицом к Западу. Нет, господа, то что вас интересует, произошло в другом месте, но на украинской земле.
По большому счету важно только это. Украина борется с собственными химерами и от вас мало что зависит. То, что для одних – туристский аттракцион, для других – всего-навсего жизнь.

Текст: Александр Карманов
Фото: Александр Карманов,
Александр Стахорский, Владимир Филиппов
_____________________________
? – Это действительно произошло здесь? Правда? (англ.)


Обложка журнала №010
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005