Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

                И М ЕН Н О Е   П У Т Е Ш Е С Т В И Е                

Северное чудо

Маленький поезд с вахтовыми рабочими благополучно довез нас до станции Кемь. В пути было забавно наблюдать, как поезд время от времени «стопили» поднятой рукой, и он послушно останавливался, подбирая грибников, лесников и прочий таежный люд.
Кемь – древний русский город, основанный еще в XV веке. До 1764 года им владел Соловецкий монастырь. В 1916 году к нему была подведена железная дорога. Город тихий и уютный, с особо запоминающимся древним маяком на скалистой горе и уникальным трехшатровым Успенским собором, построенным в 1714 году.
Не теряя времени, стали решать загадку – как попасть на острова. Соловки расположены в Белом море, являющимся частью Северного Ледовитого океана, в 66 км от берега. В архипелаг входят 6 крупных островов, общая площадь которых – 300 кв. км. Самый большой из них – о. Соловецкий, второй по величине – о. Анзерский, несколько меньше – о. Большая Муксалма. Примерно одинаковые по площади, о. Малая Муксалма, Большой и Малый Заяцкие. Остальные острова – совсем маленькие.
Вариант добраться на байдарках с сожалением отбросили. На море часто бывают штормы, ветер иногда достигает 10-12 баллов.
К счастью, из порта Кемь иногда ходили пассажирские катера на остров Соловецкий. Должны же как-то добираться туда немногочисленные жители. У монахов есть свой собственный катер «Святой Мефодий» с православным крестом на рубке. Но туристов он не возит, а только паломников и так называемых «трудников».
Четыре часа катер шел по спокойному морю. Находясь на палубе, я наблюдал маленькие каменные острова, покрытые травой. Находясь между Соловками и материком, вдали от обжитых мест, они являются убежищем нескольких монахов-отшельников – так называемых схимонахов. Полностью ушедшие от мирских дел, они проводят время в молитвах. Специально прикрепленный к ним «обычный» монах время от времени приносит еду и другие необходимые вещи.
И вот на горизонте показалась тонкая зеленая полоска суши с светло-коричневым пятном на берегу. Светло-коричневое пятно постепенно превращалось в знаменитый Соловецкий монастырь – северную сказку, поднимающуюся из волн Белого моря. Архитектурный ансамбль монастыря сразу поразил меня своей грандиозностью, величественно-стью и одновременно легкостью композиции.
Пока катер заходил в гавань, петляя между каменными скалами, я думал о том, насколько велик и могуществен человек, создавший такое чудо в суровых северных условиях. Ведь зима здесь длится 7-8 месяцев, а климат – влажный и прохладный.
История монастыря очень интересна. Первое поселение на ранее пустынном Соловецком острове, около горы Секирной, организовали в 1429 году монахи Валаамского монастыря Савватий и Герман. В 1436 году монах Зосима поставил первую деревянную церковь Преображения и этим положил начало Соловецкому монастырю. Монастырь оградили стенами, имеющими вид пятиугольника, вытянутого с севера на юг. Но постройки были деревянными и поэтому несколько раз уничтожались пожарами.
И вот, в 1557 году была построена Успенская церковь – первенец каменного строительства в Соловецком монастыре. Вместе с Преображенским собором она является выдающимся памятником древнерусского зодчества.
С 1584 по 1594 г.г. по указу царя Федора Иоанновича осуществлено строительство каменной крепости вокруг Соловецкого монастыря. Её считают чудом строительного искусства. Стены монастыря строились по «начертанию» монаха Трифона из валунов, вес некоторых из них достигал 7 тонн и более. «Цементом» служили известь и яйца птиц. Общая длина стен кремля с башнями – 1084  м. Число башен – 6. Глубина фундамента под стенами – 2,5 м, высота стен над землей – 8-11 м, толщина стен внизу – 6 м. Могучие стены крепости с боевой галереей и выдвинутыми вперед для ведения боевого огня шестью башнями были практически неприступным оборонительным сооружением. И в то же время, при всей своей монументальности, они поражают изяществом, точностью пропорций и художественным вкусом. Самая большая башня – Корожная, с подземной тюрьмой, называемой «каменный мешок». Во дворе монастыря сохранились хлебопекарни, подвалы, где хранились боеприпасы, и несколько тюремных помещений, где томились в ужасных условиях политические ссыльные.
Ансамбль Соловецкого кремля складывался на протяжении нескольких столетий. В него вошли: надвратная Благовещенская церковь (1596-1601 г.г.), Казначейская палата (1619 г.), великолепные здания палат Портной и Чоботной (1615-1642 г.г.), колокольня (1777 г.), чудесная галерея, соединяющая в единый комплекс церковные здания кремля. Было видно, что все это великолепие прекрасно сохранилось. Стены монастыря не тронули ни время, ни бури, ни нашествия врагов.
Зайдя в монастырь, я сразу же познакомился с настоятелем святой обители, игуменом Германом. Он оказался очень интересным человеком. Для начала он благословил меня на пребывание в монастыре в течение трех дней. Как я в последствии узнал, это обязательный ритуал для вновь прибывших. Правила пребывания в монастыре довольно строги и их невыполнение влечет за собой выдворение на «большую» землю.
Например, нельзя проходить в северную часть монастыря, предназначенную только для монахов. Единственный вход преграждает строгий дядя, одетый в черное. Мои попытки уговорить его ни к чему не привели. У монахов существует свой кодекс поведения, закрытый и загадочный для непосвященных. Складывался он на протяжении веков и вполне доказал свою жизнеспособность в суровом северном климате. Отрезанные от материка, монахи могут рассчитывать только на себя.
Нас разместили в келье южной части монастыря. С большим интересом осмотрел внутренние постройки. Укромные уголки монастыря, каменные арки и переходы, кладовые и трапезные, казалось, возвращали в средневековье. Проходя мимо Квасоваренной башни, я почуял приятный хлебный аромат. Оказывается, в монастыре есть собственная хлебопекарня, где специально обученные монахи пекут хлеб по особым древним рецептам. Вообще, монастырская еда проста, но сытна, в основе ее – хлеб, крупы и овощи. Трапезничают (по-мир-скому – кушают) три раза в день, предварительно помолившись Богу.
На некоторых строениях велись ре-ставрационные работы. В основном, я видел молодых юношей и девушек, добросовестно кладущих кирпич или штукатурящих стены. Как выяснилось, это «трудники» – люди, добровольно и бескорыстно работающие на благо монастыря. Игумен Герман и его монахи только обеспечивают их едой и жильем. Я познакомился с несколькими молодыми людьми, работавшими в Троицком соборе. Они работали по своему религиозному убеждению, во славу Бога, уже месяц. Некоторые работают по 3-4 месяца. Время от времени монахи организовывают для них паломнические путешествия в отдаленные скиты, по живописным местам архипелага. Также они могут пользоваться библиотекой монастыря, учиться богословию, языкам, истории. Некоторые впоследствии становятся монахами. Никто из них не курит и не употребляет спиртные напитки. Трудник Михаил сказал мне, что помогать восстановлению святой обители для него – большая честь и ответственность.
В конце XVI века Соловецкий мона-стырь был центром обороны Поморья от агрессии с запада. К XVII веку он превратился в крупный экономический и культурный центр всего русского Поморья. Монастырь владел огромной территорией с сотнями деревень по северному и западному побережьям Белого моря, богатейшими морскими угодьями, соляными и железными промыслами. Богатства его умножались из года в год, его известность распространилась по всей России. Соловецкий монастырь сыграл большую роль в освоении всего северного края России. Его неоднократно посещал Петр I.
В первые годы большевистского правления Соловецкий архипелаг стал частью ГУЛАГА – страшной машины подавления инакомыслящих. Путешествуя по островам, мы встречали остатки концентрационных лагерей и захоронения заключенных. Говорят, свою смерть здесь нашли более 100 000 человек. На территории Соловецкого кремля я обнаружил небольшой музей, посвященный этой темной странице истории. В нем представлены фотографии артистов, предметы быта тех времен, пропагандистские плакаты, призывающие к ударному труду, трогательные записки заключенных на волю. Одна из них, перехваченная охранниками, задела меня «за живое». Позволю себе привести здесь ее содержание: «Дорогая, любимая моя Оля. Нас привезли на Соловки. Разместили в бараках, за колючей проволокой. Очень холодно, еда плохая. Что будет со мной, не знаю. Постараюсь сообщить. Твой Петр». Ниже этого клочка выцветшей бумаги с текстом, написанным карандашом, была табличка, говорившая о том, что отправитель умер через три месяца. Семья так ничего и не узнала о его печальной судьбе.
Выйдя из музея, я увидел торжественную процессию монахов. Оказывается, они следовали в самое святое место монастыря – помещения, где находились мощи святых Савватия, Германа и Зосимы. Меня тоже пригласили зайти, прикоснуться к мощам и иконам. Оказывается, при этом на человека нисходит особое Божье благословение. Обычно такой ритуал происходит всего пару раз в году, туристы на него не приглашаются. Богослужение было красивым и торжественным, и произвело на меня сильное впечатление.
Очень рекомендую обойти крепостные стены. Поражаешься, как смогли 400 монахов в течение всего лишь семи лет по-строить такие «циклопические стены» без современной техники, как они могли передвигать и поднимать такие огромные камни. Рядом находится очень красивое озеро Святое, из которого берут воду в мирное время и брали когда-то во время осады. Вообще монахи были талантливыми строителями дамб и плотин. С их помощью внутренние пресные озера не заливались соленой водой Белого моря. Озера соединены чудными живописными каналами, по которым можно проплыть на весельной лодке.
Второй день посвятили походу по острову. Взяв сухие пайки, мы направились на северо-запад по дороге, проходящей через зеленые сосново-еловые леса. По словам монахов, они богаты дичью (рябчиками, тетеревами, зайцами). На всем пути попадались болота, которые составляют здесь одну восьмую часть всей площади. Время от времени я подходил к берегу. В морских заливах плескалась чистая и прозрачная вода, и было видно, как на глубине в несколько метров, а местами и у самого берега, медленно и плавно колышутся большие листья ламинарии (морской капусты), и буквально все дно заливов усеяно водорослями анфельциями (из них вырабатывают ценнейшее вещество – агар-агар). Эти бесценные дары моря здесь добываются сезонными работниками, есть небольшая артель, перерабатывающая водоросли в пищевые и косметические добавки. Конечно же, мы не удержались от того, чтобы попробовать ламинарии, столь знакомые еще с детства по консервам с этим очень полезным продуктом. Водоросли оказались действительно вкусными, из них получился бы замечательный салат, особенно, если сдобрить его подсолнечным маслом или майонезом. Как известно, морские водоросли очень богаты йодом, столь необходимым для здоровья человека.
Далее мы увидели питомник с породами деревьев, не произраставшими ранее на острове, завезенных сюда с разных концов России и посаженных монахами. Получился оригинальный ботанический сад. Тут же росли разноцветные растения и разнообразные цветы, непонятно как выжившие здесь, в районе северного Полярного круга.
Время от времени мы с удовольствием кушали чернику и бруснику, растущую здесь в огромных количествах. Казалось, что ты идешь по ковру из ягод. Через 12 км мы достигли вершины горы Секирная. В 1862 году на ней был построен двухэтажный Секиро-Вознесенский скит. В 1867 году на колокольне этого скита был устроен маяк высотой 130 метров. Он светит на десятки километров и известен всем судоводителям Белого моря. Со смотровой площадки вблизи церкви открывается великолепные вид, о котором Максим Горький писал: «Особенно хорошо видишь остров с горы Секирной – огромный пласт густой зелени, и в нее вставлены синеватые зеркала маленьких озер; таких зеркал несколько сот, в их спокойно застывшей прозрачной воде отражены деревья вершинами вниз, а вокруг распростерлось и дышит серое море…».
Опустившись по крутой деревянной лестнице к подножию горы, мы направились в исключительно живописное место – Савватеево, где свыше 550 лет назад поселились первые постоянные жители Соловков – основатели монастыря – Савватий и Герман. Впоследствии здесь возникло монастырское поселение – скит. В XIX веке в Савватеево были построены каменная церковь, хозяйственные и жилые постройки. Сейчас они сильно обветшали, но еще производят сильное впечатление. Я пытался сфотографировать схимонахов, находящихся у церкви. Им это явно не понравилось и, недовольно посмотрев на нас, они исчезли за древними массивными дверями.
Ночевали в лесу, на уютной опушке леса, в окружении бесчисленных кустов черники. Сон был на удивление крепким и спокойным. Видимо, эта святая земля имеет особенную, светлую энергетику.
Когда-то в детстве я читал увлекательную книгу про лабиринты. Построенные в разных районах земного шара, они до настоящего времени представляют из себя неразгаданную загадку. Тогда я даже не мечтал о том, что когда-то смогу пройти по ним. И вот, 30 лет спустя, мой катер швартуется вблизи старинной гавани Большого Заяцкого острова. Она, как и две валунные постройки, стоящие рядом, была возведена еще в XVI веке. Заяцкие острова – Большой и Малый – находятся в 10 км к юго-западу от Кремля. Интересна и своеобразна их природа – тундровая растительность, обилие покрытых разноцветными лишайниками камней. Суровый пейзаж оживляет скромная деревянная церковь, сооруженная в 1702 году по указу бывшего здесь в то время Петра I и названная Андреевской.
К северо-востоку от церкви, на склоне горы Сигнальная, я нашел заветные лабиринты. Построенные еще в середине II-I тысячелетия до н.э., они представляют собой спиралевидные наземные выкладки из небольших необработанных камней. Из 50 известных на территории бывшего СССР лабиринтов 33 зафиксированы на Соловецких островах. Лабиринты и сопутствующие им каменные курганы, дольмены и другие каменные сооружения составляли культовые святилища первобытных северян. Научное изучение памятников продолжается. Я же с большим удовольствием прошел большой лабиринт, удивляясь его изяществу. Он по-строен так, что человек проходит все дорожки, ни разу не проходя по ним дважды.
На остров Анзерский можно добраться на лодке из поселка Ребалда. На нем сохранилось несколько скитов. По архитектуре они ничем не примечательны и представляют лишь исторический интерес. На высоком месте острова, среди густых лугов стоит хорошо сохранившийся Анзерский скит. Это обширное каменное здание с кельями и колокольнями. С колоколен открываются красивые виды на море и острова. В 4 км от Анзерского скита, на горе Голгофа (кстати, это самая высокая точка всего архипелага – 105 м) находится скит «Голгофа», служащий пристанищем престарелым монахам, уходящим сюда умирать. На склоне Голгофы сохранилась деревянная церковь (1712 г.), основанная духовником семьи Петра I, бывшим здесь в ссылке.
Еще советую сходить на залесенный и гористый о. Большая Муксалма. Он соединен с Соловецким островом могучей каменной дамбой. Дамбу построили монахи Соловецкого монастыря более двухсот лет назад из больших валунов. Она образует в море двухкилометровую каменную змею. На дамбе тихо, тишину нарушают только чайки да шум морского прибоя.
Три дня на островах пролетели очень быстро. Попрощавшись с игуменом Германом, мы возвратились на материк. Конечно же, чтобы полностью познать природу Соловков, почувствовать их духовную силу, нужны месяцы и годы. Я советую каждому, кто хочет ощутить единение человека и природы, развить свой духовный мир, достичь гармонии, обязательно посетить этот заповедный уголок.

Текст и фото: Игорь Ермолаев

Обложка журнала №010
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005