Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

                  И М Е Н Н О Й     Р А С С К А З                    

Илья Стариков

Террористка

    Вагон метро, набирая скорость, слегка покачивался из стороны в сторону. Как в люльке, вспомнила Сабина свое детство в Назами и бабушку Джамилю, которая, чтобы успокоить ребенка всегда покачивала коляску. Сейчас ей тоже, чтобы полностью выполнить указания Рустама, нужно, прежде всего, успокоиться. Торопиться пока некуда, времени с головой…
    Все чувства и события, которые навалились на Сабину в последние месяцы, она называла заскоками. Точный смысл этого словечка, подхваченного из лексикона однокурсниц, она сама понимала смутно, но ей казалось, что оно довольно точно отражало то, что творилось с ней самой и в ее голове. Мысли у нее теперь не цепляются одна за другую, а проносятся в сознании отрывочно, причудливо перемешиваясь с воспоминаниями и сценками из прошлого и совсем недавнего…

    Маленькая девчонка часами завороженно смотрит в бездонную голубизну неба с впечатанными силуэтами гор, окружающими их поселок Назами. А по небу ветер гонит куда-то в дальние края причудливые тучи, похожие то на стада баранов, то на скачущих джигитов, то Аллах знает, на каких существ из сказок, которые ей по вечерам рассказывала бабушка Джамиля. Вот она могла легко и понятно отвечать на самые замысловатые вопросы ребенка.
    - Почему на одной и той же полянке, - спрашивает Сабина у бабушки Джамили, - вырастают разные цветы? Одни - красные, другие - белые и голубые?
    - Вай, - удивляется вслух бабушка Джамиля, - зачем маленькой девочке спрашивать такое?…
    И тут же сама поясняет, что под землей течет вода, нефть и вино. Корни одних растений пьют воду, а других - вино или нефть. Поэтому и цветы у них разные. А глупые люди думают, что всё вокруг одинаковое…

    Хорошо, что в вагоне так тесно. Ее меньше будут рассматривать и неестественная полнота не вызовет подозрений у соседей. Можно спокойней плавать в воспоминаниях…

    Конец августа. В этом году провожать Сабину в Москву съехалась половина тэйпа?. Несмотря на все происходящее в Чечне в последние годы, родители очень гордятся тем, что дочь учится в столице, и после университета будет работать в банке. Дядя Мамед, преподававший историю и литературу в школе, каждый раз при таких прощальных застольях повторял:
    - Раньше чеченцы зарабатывали на базарах и нефтяных вышках…Теперь деньги любят банки… Семья нацелила нашу красавицу Сабину на правильное место… Так давайте выпьем за ее мудрых родителей, пусть все их мечты сбудутся, как можно быстрее. Чтобы род Мухамедовых становился дружнее и всегда помнил о кавказском намузе?…

    Теперь Сабина понимает, на что намекал дядя Мамед. В последние годы события в республике не обошли стороной и их тэйп. В нем оказались и те, кто поддерживал русских, и воюющие с ними.
    А о нравственной силе законов намуза она знала не только из уроков и тостов дяди Мамеда.

    В их Низами несколько лет тому назад начал крепко выпивать немолодой пастух Магомед. Поговаривали, что его видели даже валяющимся, как русский мужик, на улице. Вначале, потерявшего меру к спиртному, перестали приглашать к столу, когда в Назами хорошие люди собирались по торжественным случаям. Потом его позвали на сход старейшин. Седовласые старики заявили Магомеду, что он своим пьянством не только нарушает чеченский намуз, но и позорит всех мужчин тэйпа. Пастух молча выслушал выступления стариков и сказал:
    - Раз мой живот не может отказаться от водки, я сумею его наказать…
    Он быстро выхватил свой кинжал и вонзил себе в сердце…

    Сейчас Сабина вспомнила, как в последний отъезд прощалась с ней бабушка Джамиля. Она пригнула голову внучки для поцелуя и, словно предчувствуя будущее, зашептала ей на ухо, что чеченская девушка должна помнить: в Москве джигитов много, а честь у нее только одна...
    Впрочем, Сабине об этом можно было и не напоминать. За два года учебы в столице и обитания в студенческом общежитии она твердо усвоила важное правило. То, что разрешают себе в отношениях с ребятами русские девчонки, чеченке даже в голову не взбредет. Вначале подруги и сокурсники восприняли ее поведение за высокое самомнение и чрезмерную гордость. Потом свыклись и с ее пуританством, и малословностью, и необычной для нынешних времен тугой косой. Прав Рустам, русские быстро привыкают ко всему…

    Начало сентября. В университетской читалке Рустам впервые подошел к ней и спросил на чеченском, можно ли сесть ему рядом. Оказалось, что он перевелся в из вуз из Грозного, и теперь учится на одном факультете с Сабиной, только курсом пониже. С тех пор он частенько подсаживался за ближайший столик и всегда провожал ее от читалки до общежития. И она даже несколько раз побывала у него в квартире, которую он вместе с земляком снимал в доме на Садовом кольце. Сабина быст­ро поняла, что Рустам оказался, как говорил дядя Мамед, из «чокнутых». Во всем, что происходило в республике, он винил только русских. Доказывал, что Москва - источник зла на земле. А Норд-Ост и Беслан русские давно заслужили. И чтобы они ни делали, Чечня все равно будет свободной и жить по своим законам. Истинное же предназначение каждого мусульманина - воевать с русским нахальством и вседозволенностью…

    Теперь Сабина понимает, почему разговоры на такие темы ее пугали. Она старалась отмалчиваться, и Рустам подсаживался к ней все реже и реже. Может быть, еще и потому, что за столиком Сабины в последнее время частенько оказывался Руслан.
    Знакомство с ним и все, что потом последовало, действительно было похоже на «заскок». А, скорее всего, на вихрь, который захватил неопытную девчонку, оторвал от земли и понес к небесам…

    Высокий, широкоплечий парень с белой гривой волос, водопадом льющихся на затылок, уверенно, не спрашивая разрешения, садится в читалке рядом с Сабиной, выкладывает на стол серебряный чемоданчик ноутбука. Но смотрит не на экран включенного компьютера, а искоса заглядывает в тетрадку, в которой она расписывает годовой баланс фирмы. Приятно улыбается и замечает, что все можно сделать намного быстрей и проще. Он ловко щелкает по клавишам. Действительно, на дисплее получается гораздо доходчивей и очень красиво. Через несколько минут Сабина уже знает, что зовут соседа Русланом. Что учится он в магистратуре их университета, любит помогать девчонкам решать замысловатые контрольные задания… Улыбка у него добрая, с детскими ямочками на щечках. А сам он похож на былинного Алешу Поповича или Сергея Есенина, о которых им столько рассказывал на уроках дядя Мамед…

    Несмотря ни на что, Сабина до сих пор не может понять, что же ее потянуло к Руслану. Может быть, просто скрытая в каждом человеке страсть к новизне и движению… В этом вагоне тоже, упрятанная до поры сила толкает людей по инерции друг на друга, стоит поезду чуть притормозить… Она придержала встречи с Рустамом, вот ее и понесло… Чем больше она думает об этом, тем быстрее тает ее уважение к себе и тем правильней кажется принятое решение…

    Дурацкий Хеллоуин, завезенный из-за океана. Руслан весело рассказывает, как его отмечают американцы. Достает из бокового кармана пиджака большое кожаное портмоне с фотографиями прошлогоднего праздника. Показывая их, наклоняется к Сабине. Она даже сейчас, в переполненном вагоне отчетливо чувствует особый запах одеколона Руслана. Оказывается, дома у его соученика ребята их группы сегодня собираются на Хеллоуин…
    Но вместо компании в небольшой квартирке медленно топчется под тихую музыку парень, которого Сабина иногда видела вместе с Русланом в читалке, и незнакомая девчонка в короткой юбке и кофточке. В ее большом вырезе выпячиваются яблоки грудей. На столе - опустошенная тыква с прорезями для глаз, рта и носа, подсвеченная внутри горящей свечой…
    Парень сразу же врубает кассетник на полную мощность, а Руслан приглашает ее на танец.
    - Все будет хорошо, все будет хорошо, - во всю глотку убеждает всех Верка Сердючка.
    В настенном зеркале она случайно перехватывает жест парня. Прижав к себе партнершу, он показывает Руслану глазами на Сабину и оттопыривает вверх большой палец. Она отлично помнит, как порадовал ее подсмотренный жест тогда.
    А дальше, после первой же рюмки сухого вина, из памяти испарились все подробности…

    Она закрывает глаза, вслушивается, как пошатывается под ногами пол вагона и ватный голос машиниста объявляет остановки. Все это очень напоминает Сабине то состояние, в котором она очнулась утром. Она никак не могла сразу врубиться в то, что ей говорили обе соседки по комнате в общежитии, обеспокоенные ее ночным отсутствием. Те, услышав, где и с кем она пропадала, сразу же начали охать и ахать. Оказывается, девчонки хорошо знали о проделках Руслана и его дружка. Что они частенько заманивают к себе наивных первокурсниц, подсыпают им снотворного и делают с ними всякие гадости…
    Но больше всего после той хеллоуин­ской ночи Сабину напугали изменения, которые она начала замечать в себе. Ей все чаще во снах виделись различные оргии, в которых она принимает участие вместе с Русланом. Теперь не только по утрам, но и днем она по нескольку раз мылась под душем, но ощущение налипшей повсюду грязи не исчезало…
    Почти два месяца Сабина избегала встреч с Русланом. Пока не убедилась, что забеременела. Но даже и потом боялась попасться ему на глаза. Он сам опять подошел к ней первым, когда она обедала в кафе возле института. Сел рядом за столик. Снятое пальто и портфель с ноутбуком небрежно положил на пустовавшие стулья, чтобы остаться вдвоем. Не торопясь, по-хозяйски осмотрел ее:
    - А ты стала еще красивее…
    Именно дурацкий комплимент и всколыхнул в ней слабую надежду, что, может быть, все еще изменится к лучшему, если она расскажет Руслану о случившемся…
    Но когда Сабина замолкла, он неожиданно спросил, действительно ли она была девственницей и известно ли ей, сколько стоит аборт. Полез в пиджак и достал знакомое кожаное портмоне…
    Сабина с плачем выскочила из кафе. А вечером она была у Рустама.

    По дороге к нему, в центре города ее останавливает милицейский патруль. Обычно, когда проверявшие видели в паспорте не русскую фамилию, следовал приказ открыть сумочку. Такое бывало и раньше из-за ее характерной внешности, только прежде она не придавала этому особого значения. Но сейчас от липких взглядов столичных милиционеров и обидного права любого мента останавливать, где попало, стало особенно муторно. Ее отвели в сто­рону и мужчина, не стесняясь, на глазах у прохожих начал похлопывать Сабину по бокам, в поисках оружия или взрывчатки. Она замечала ухмылки и чув­ствовала, как чужие ладони нахально задерживаются на ее бедрах, которые за последний месяц упруго округлились…

    Квартиру Рустама она нашла быстро. На звонок долго не отвечали, потом Сабина услышала тихие шаги, видно кто-то заглянул в дверной глазок и знакомый голос на чеченском кому-то сказал:
    - Не бойся… Землячка… Своя девушка…
    Стол в комнате оказался заваленным проводами и какими-то странными деталями от приборов. Незнакомый мужчина хмуро кивнул на приветствие, не отрывая глаз от паяльника и проводка, который он прикреплял к корпусу небольшой круглой кнопки, очень похожей на детский пупок…
    В тот вечер от Рустама она узнала про зачистку, проведенную на прошлой неделе военными в Назами. Про то, как застрелили бабушку Джамилю и дядю Мамеда, которые отказались говорить, где прячутся их родственники из заскочившего в поселок отряда. Именно в тот приход она и договорилась обо всем с Рустамом.

    Теперь, чем ближе подъезжали к назначенной станции, тем чаще ей вспоминались забытые моменты детства, родные места в Назами.
    Последней в памяти всплыла стена большой комнаты для гостей. От пола до потолка она была закрыта ковром. В центре, на самом почетном месте, под скрещенными шашками - два очень похожих портрета. Прадедушка в белой бурке, с генеральскими аксельбантами еще времен Первой мировой войны. И в такой же бурке - дедушка с большими звездами советского генерала на широких погонах и орденскими планками по всей груди.
    Не случайно, подчеркивал дядя Мамед, по количеству героев, прославившихся на разных войнах, которые вела Россия, их Назами занимал первое место на всем Северном Кавказе…

    А в наполненном вагоне напротив себя Сабина замечает белобрысого подростка. У него, совсем как у Руслана, водопад светлых волос на затылке. Если он улыбнется, наверное, появятся и обманчивые ямочки на щеках. Через несколько лет он тоже начнет пакостить…
    Эта мысль и неожиданная смелость всколыхнули последнюю волну решительности и жгучего желания мести. За все-все, перечувствованное и передуманное в последнее время. За ее никому ненужного ребенка и нахальные ощупывания на улицах… За бабушку Джамилю, дядю Мамеда и дедушек-генералов…
    Чтобы не передумать, она судорожно сунула правую руку под кофту, нащупала на животе тяжелый пояс и большим пальцем сильно надавила на кнопку пускателя…

-------------------
? Тэйп у чеченцев включает не только семью, но и всех дальних родственников.
? Намуз - свод нравственных законов и правил у северо-кавказских народов.

Обложка журнала №011
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005