Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              НАЗЫВАЯ  ВЕЩИ  СВОИМИ  ИМЕНАМИ              

«Да пошли вы!…», или Очарованные луной

 Время меняет значение привычных слов. Мало кто нынче способен воспылать страстью к этому холодному светилу. Зато любители американских молодежных комедий знают о «высокоинтеллектуальном» развлечении тамошней шантрапы: взять да ошарашить добропорядочного обывателя сияющей голой задницей, внезапно высунутой из окна автомобиля. У них это называется «показать луну». При правильно подобранном моменте подобный «восход» способен вызвать минутное замешательство.

Известный любитель парадоксов Оскар Уайльд знал, что говорил, утверждая: «Жизнь копирует искусство». Глядя на то, как методично, по большей части хладнокровно и эффективно Премьерствующий практически полностью загнал уже под стол вяло огрызающегося народного Президента, с каждым пинком сбивая у него остатки декоративных полномочий, трудно не испытать отчетливого дежа вю. Только, переведя этот французский термин не как «уже видел», а как «уже читал».
Помню, меня когда-то поразила экзистенциальная тоска Калигулы, «разъясненного» современному читателю Альбером Камю. Если у бесстрастного историка Светония рассказ об этом императоре представляет собой попросту список зверств и безумств, то у Камю он предстает фигурой поистине трагической, ибо нестерпимо «видеть, как теряется смысл этой жизни, как исчезает сама необходимость существования. Жить в бессмысленном мире нельзя». И потому, ухватившись за оброненную Светонием фразу: «По ночам, когда сияла полная луна, он неустанно звал ее к себе в объя­тия и на ложе», писатель сделал ее ключевой для понимания неудержимого стремления римского тирана нарушить все мыслимые законы, божеские и человеческие. Раз уж не удается удовлетворить свою небесную страсть, то надо хотя бы на земле испытать все, что безграничная в своих вариациях жизнь способна предоставить для наслаждения и ощущения безграничной власти. Если же что-то ненароком встанет на пути к Абсолютному Обладанию, что ж, тем лучше, тем веселее – появляется лишний повод придумать очередной изощренный способ устранить это препятствие. Впрочем, это, скорее, опять-таки точка зрения античного римского историка, а не французского писателя, почти что нашего современника. У Камю Калигула не просто безудержно коллекционирует новые и новые подтверждения своего всемогущества, он еще и столь же самозабвенно исследует пределы терпения окружающих. Всех, кто его окружает – народа, знати, армии, богов. Изобретая для них новое бессмысленное унижение, он каждый раз ждет: ну, когда же лопнет их терпение, когда же, наконец, они устанут от этого абсурда? И каждый раз убеждается: нет, и это еще не предел, нет, можно зайти еще дальше. При этом, он прекрасно отдает себе отчет в том, что и зачем делает, равно как это понимают и те, кто оказывается рабочим материалом для его экспериментов: «Сумасшедшие императоры нам не в новость. Но этот не такой уж сумасшедший. Я ненавижу его за то, что он знает, чего он хочет», — говорит один из персонажей. А Калигула этого и не скрывает: «Заметьте, что ничуть не более безнравственно обворовывать граждан открыто, нежели исподтишка, увеличивая косвенный налог на продукты, без которых они не смогут обойтись. Править – значит воровать, все знают это. Но можно это делать разными способами. Лично я хочу воровать открыто». Тем более, что стесняться ведь некого, притворяться ни к чему. «Нужен один день, чтобы воспитать сенатора, а чтобы воспитать работника – как минимум десять лет», — замечает его верный слуга и тут же получает подтверждение от своего хозяина: «А чтобы сделать работника из сенатора, боюсь, не хватит и двадцати».
Ну вот, снова сказалось моё филологическое образование, снова увлекся первоисточником… Вернемся, однако же, в день сегодняшний. Как говорят немцы, всякое сравнение хромает, так что прямые параллели между римским цезарем и сегодняшним тонким ценителем Анны Ахметовой и Гулака Артемовского, конечно же, вряд ли уместны. И пусть политологи рассуждают о разных центрах влияния в антикризисной коалиции, пусть себе рисуют векторы и пунктирные линии будущих тектонических разломов этого донецкого монолита, я, как и подавляющее большинство моих сограждан, склонен воспринимать Власть, как нечто целое. То есть, конечно, в принципе, если хорошенько прищуриться, да подавить в себе отвращение, граничащее с тошнотой, в этой извивающейся массе можно различить какие-то отдельные лица, даже идентифицировать их с именами и фамилиями… Только зачем? Это ведь не талантливое окружение, самозабвенно играющее своего бездарного и безграмотного короля. Отнюдь. Они все, вместе со своим номинальным монархом, и есть Калигула. Со своей общей философией: «Римская империя – это мы. Если мы потеряем лицо, империя потеряет голову. Сейчас не время паниковать! Для начала давайте позавтракаем. И империи сразу полегчает». И они – все вместе, хотя, упиваясь очередной своей выходкой, и раздают интервью в индивидуальном порядке – кто с непосредственностью ребенка, разбирающего будильник, кто с холодным интересом естествоиспытателя, наблюдающего за работой органов внутри разрезанной ими живой лягушки, выясняют: а осталось ли еще хоть что-нибудь такое, что бы они сделали с этим народом, и он, взбунтовавшись, вскричал, наконец: «Хватит!». Я не вижу никакой разницы между учрежденной божественным цезарем хитрой схемой, когда публичные дома обкладывались специальным налогом, наиболее активных клиентов награждали особыми призами за пополнение казны, а добропорядочных мужей, не желавших принимать в этом участия, штрафовали вплоть до лишения всего состояния за злостный ущерб государственной экономике, от принятого нынешними хозяевами Верховной Рады бюджета, согласно которому минимальные зарплаты и пенсии дотянутся до прожиточного минимума где-то к концу следующего года, зато уже сегодня один-единственный регион будет цвести под живительным струями дотаций и субсидий, аки оазис среди задыхающихся без отобранных у них (хоть и по всем законам им причитающихся) средств областей. Кровавая волна заказных убийств, почему-то особо обильно увлажнившая почву политически чуждой нынешней власти Западной Украины, разве что в способе умерщвления, да еще, слава Богу, пока что в масштабах отличается от казней и вынужденных самоубийств римских патрициев, чье имущество автоматически переходило в руки самодержавного правителя. Да и проскрипционных списков новая власть пока не вывешивает, но и без них все быстро усвоили: если донецкие предлагают купить твой бизнес за две копейки, продавай уже сегодня, завтра может быть слишком поздно. Скажите, много ли различий между правосудием в украинских судах, где взятку нужно заплатить просто за то, чтобы судья честно рассмотрел твое дело (о заказных решениях я уже не говорю) и ускоренным правосудием в духе Калигулы, приговорившего своего ближайшего родственника за то, что учуял исходящий от него запах, похожий на противоядие: «Если ты, явившись на пир, решил, что я хочу тебя убить, и принял это снадобье, то одно из двух — либо ты оскорбил меня несправедливым подозрением, либо решил противиться моей воле. В любом случае, ты повинен смерти»? Мне лично тот, античный тиран, симпатичнее, он хоть явно стебался и вовсе не лицемерил, делая вид, будто в Риме еще существует праведный суд.
У Светония читаем: «Науку правоведов он тоже как будто хотел отменить, то и дело повторяя, что уж он-то, видит бог, позаботится, чтобы никакое толкование законов не перечило его воле». Ну-ка, найдите десять отличий с поведением коалиционных парламентариев, не жалеющих ни сил, ни времени в благородном деле переписывания под себя всевозможных законов, и уже вплотную подобравшихся к Конституции…
Но я не случайно начал с упоминания Луны. Время меняет значение привычных слов. Мало кто нынче способен воспылать страстью к этому холодному светилу. Зато любители американских молодежных комедий знают о высокоинтеллектуальном развлечении тамошней шантрапы: взять да ошарашить добропорядочного обывателя сияющей голой задницей, внезапно высунутой из окна автомобиля. У них это называется «показать луну». При правильно подобранном моменте подобный «восход» способен вызвать минутное замешательство, или, в зависимости от ситуации, запоздалые и бессильные «факи», посылаемые вослед удаляющейся машине.
Общаясь с нашими людьми, я слышу порой удивительные по силе и глубине умозаключения. Вот в трамвае едет бедненько, но чистенько одетая старушка. Заприметив неподалеку приблизительно одних с ней лет пенсионера, решает, что, судя по всему, волнующие ее проблемы близки и ему, затевает беседу: «Тяжко нам этой зимой придется. Пенсии совсем маленькие, цены все растут, за квартиру совсем платить нечем. Ума не приложу, как мы перезимуем…» И далее, с внезапным просветлением во взоре подытоживает: «Хорошо, хоть Россия навстречу нам пошла, цену на газ снизила, а то и вовсе повымерли бы мы все!»… Или спрашиваю у соседки, рьяно агитировавшей весь подъезд за Януковича: - Ну что, получили, что хотели? Новые цены, новые налоги. Вы за это голосовали? И слышу в ответ: - Так это ведь все Юлька-воровка наделала, а ему, бедненькому, теперь отдуваться приходится. Мы все должны его поддержать!
- Так Юля ж уже больше года, как не премьер.
- Ну и что с того, она тогда это наделала, а теперь ему аукается…
Нет, определенно, если кто и очарован в этой стране Луной, то уж никак не нынешний собирательный Калигула. Его любимое занятие – показывать свою собственную «луну» голосовавшим за него согражданам. Судя по настроению, для многих это мрачное светило – единственный свет в окошке. И тут мы тоже практически ничем не отличаемся от Древнего Рима. Там ведь тоже Калигулу не народ разорвал, а собственная свита, доведенная таки до греха бесконечными унижениями и похабными насмешками своего Большого Дона. Пока что верхом инвективного красноречия, растиражированного СМИ, для меня остается: «Тарасюк! У вас гумор… Я скажу, який буде гумор. Слухайте, коли я говорю. На вашому місці я б не посміхався». Его правая рука «пошел дальше» – он прямо с трибуны послал приблизительно половину сессионного зала… В общем, правильной дорогой идете, товарищи! Остается надеяться, что история таки повторится. В деталях.

Автор: Ярослав Индиков

Обложка журнала №019
Архив предыдущих номеров
2018 год:
010203
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005