Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              ИСТОРИЯ  ВОПРОСА              

Когда Украина была Литвой

 Если верить учебникам, по которым учатся теперь наши дети, то получается, что украинцы существовали всегда, чуть ли не со времен древних греков, и все другие народы в формировании украинской нации участия не принимали. Какой-нибудь пытливый школьник, решивший понять из официально одобренных источников, например, что за народ «черные клобуки», живший во времена князя Владимира юго-восточнее Киева, и, куда он подевался, ничего не найдет. Это же относится и к голяди, обитавшей в северном Приднепровье. Да никуда эти народы не делись, а были ассимилированы славянами, став, таким образом, нашими предками. Но это очевидное святотатство не должно касаться умов будущих граждан независимой Украины, равно как и сведения о влиянии иноземцев на особенности менталитета, языка или быта украинцев. В учебниках, где есть только «княжа» и «козацька доба», и много рассуждений об украинской государственности, практически нет сведений о том, чем же государственные образования, бывшие на территории нынешней Украины, отличались от соседей и, чем же эти отличия были вызваны. Таким образом, становится неявным период, некогда определивший путь нашего народа и государства. Это период, когда Украина была Литвой.

«Дружба с неверными паче брани»

Собственно, сведения о Великом княжестве Литовском имеются, но не слишком понятно, как крошечная прибалтийская страна в короткий исторический срок стала хозяйкой обширнейшей территории от Бреста до подмосковного Волоколамска и Ржева, и, что это означало для наших пращуров? С монголами вроде бы все понятно. Это было нашествие совершенно чужого полумиллионного народа, где каждый взрослый мужчина, а в некоторых случаях, и женщины, были вооружены. А вот скудные летописные сведения о балтийских племенах жмуди, ятвягах, голяди и родственных им пруссах говорят о них, как о народах, очень близких славянам по внешнему облику, быту и верованиям. Особенным отличием племен, создавших Литовское княжество, было язычество, как официальная религия, в то время, когда вся Европа уже давно была христианской. Верховным богом у них был Перкунас, в котором без труда можно узнать славянского Перуна. Не стесненный христианской моралью жмудин, считал грабеж достохвальным деянием и не мог пожелать себе лучшей кончины, чем быть брошенным сотоварищами на копья врагов. Впрочем, взявшийся за объединение балтов в единое государство князь Миндовг (Миндаугас), действовал не только «огнем и мечом». Когда нужно было, он обещал папе римскому (как и наш Даниил Галицкий) принять католичество и короновался королем, а, когда надобность отпадала, забывал обещанное. Не брезговал угрозами и подкупом, но к покорившимся ему относился дружелюбно, оставляя им свободу и имущество. Словом, действовал, как типичный русский князь. Опираясь на союз с Новгородом, (то есть, с Александром Невским) Миндовг разгромил тевтонцев и ливонцев и, обезопасив тыл, повел наступление в южном направлении, присоединив к Литве северные районы нынешней Белоруссии, которые тогда назывались Черной Русью. О самом Миндовге известно немного. Некоторые источники утверждают, что он происходил из русских полоцких князей, что вполне может быть правдой. Ведь ничто же не мешало литовцам Довмонту и Любарту успешно княжить – одному во Пскове, другому на Волыни, обороняя свое новое отечество, в том числе, и от Литвы. После смерти Миндовга, естественно, началась междоусобная война, которой попытались воспользоваться русские князья. Сын «короля» Даниила Галицкого, Лев Данилович, призвал еще и татар, чтобы искоренить литовскую угрозу раз и навсегда. Но случилось то, чему очень трудно не найти исторических параллелей. Едва дойдя до границ Литвы, князья перессорились и дальше идти не захотели, галичане потоптались и тоже повернули назад. А разозленные отсутствием добычи татары, так прошлись по землям пригласивших их князей, что летописец записал: «Дружба с неверными паче брани». Так исторический шанс был упущен, а получившая передышку Литва скоро опять набросилась на соседей, теперь уже «под рукой» князя Гедемина.

Близкие родственники

Нет нужды пересказывать историю, ее основные факты общеизвестны. Хотелось только обратить внимание, что помимо традиционных средневековых методов, литовские князья в своей экспансии широко применяли еще и брачные узы. Они охотно женили своих сыновей на русских княжнах и дочерей отдавали замуж в Тверь, Смоленск, Чернигов. Таким образом, их дети становились уже потомками Мономаха и Рюрика, и могли претендовать на княжества не путем захвата, а обычным наследственным правом. Характерно, что даже, постоянно воюя с Москвой, великий князь литовский Ольгерд склонялся к браку своего сына Ягайло с дочерью Дмитрия Донского. Сыновья этого великого язычника приняли православие и под командованием Дмитрия покрыли себя славой на поле Куликовом. Именно Андрей и Дмитрий Ольгердовичи подсказали князю московскому перейти Непрядву, чтобы, отрезав путь к отступлению, придать решимости колеблющимся. Именно они удерживали центр русского войска, в котором Дмитрий сражался простым ратником. Выдающуюся роль в Куликовской битве сыграл боярин Дмитрий Боброк, выходец с Волыни, уже давно бывшей под властью Литвы, который был, по сути, автором плана битвы. По его совету Дмитрий расположил отборную конницу в засаде, ее внезапный удар во фланг татарам и решил исход дела. Об этом приходится напомнить, потому что для наших детей (и для некоторых взрослых) Куликовская битва – уже почти то же самое, что и битва при Каннах.
Однако, как известно, результаты победы Дмитрий удержать не смог, и после разгрома Москвы ханом Тохтамышем, Ягайло, ставший великим князем, женился на польской королеве Ядвиге и принял католичество. Под именем Владислава II он объединил в своей короне Литву и Польшу, положив конец язычеству. Литовцев тогда крестили целыми полками, называя один полк «Петрами», а другой – «Павлами». Случилось это в 1387 году, то есть, Литва приняла христианство почти на пятьсот лет позже Руси. Но русские подданные Литвы воспротивились «латинству». Их решительная поддержка двоюродного брата Ягайло-Витовта (Витаутаса) сохранила Великое княжество Литовское фактически независимым государством. При Витовте оно достигло пика могущества, сосредоточив в себе почти всю Русь, кроме Владимиро-Суздальской земли, ставшей Московией; Рязани, Новгорода, Пскова и еще, союзной Литве Твери. И уже московский князь, Василий Дмитриевич, женился на дочери Витовта и называл его в переписке «отцом».

Важнейшие отличия

Всего удивительнее, что весь период существования Великого княжества Литовского и Русского – именно так официально назвалось государство – на Руси, согласно письменным источникам, нет и следа иноземного владычества. Литовцы не только не заводили чуждых порядков, но и сами очень быстро становились русскими. Более того, собственно литовская территория – Шяуляй и Жемайтия были практически без борьбы отданы ими в 1384 году Тевтонскому ордену. Правда, с 1299 года, после отъезда митрополита во Владимир, Киев превратился в захолустный городок, стоящий среди развалин былого величия. Но на Литве и близко не было того, что творилось в Москве, хотя бы руками сына Александра Невского Андрея, неоднократно приводившего татар, и, заливавшего кровью родную землю. Тогдашняя Литва осознавала себя Русью, но Русью, неподвластной монголам, только и всего. Поразительно, но в период наибольшего могущества, даже, можно сказать, расцвета Литвы-Руси, началась и московская экспансия. Вначале - на восток и север – на Рязань, Тверь и Новгород, а затем и на запад – на Литву. Несмотря на скромные, поначалу, размеры (с Бельгию) княжества, дань татарам и постоянные войны, Москва постепенно распространяла свое влияние, пока не «подгребла» под себя всю неподвластную Литве Русь, попутно освободившись от Золотой Орды. Как это было возможно? Важнейшее отличие Московского от всех прочих русских княжеств заключалось в том, что там, со времен Ивана Калиты, настойчиво и целенаправленно разрушалась удельная система, при которой великий князь был лишь первым среди равных. А великокняжеский престол мог перейти от дяди к племяннику. Уже во времена Дмитрия Донского его двоюродный брат получал от него жалованье, как подданный. Сам Дмитрий установил четкий порядок престолонаследия – от отца к сыну. Москва не знала усобиц и, устанавливая свой контроль, безжалостно сокрушала самостоятельность князей. В других русских княжествах, а в Литве особенно, все обстояло прямо противоположным образом. Будучи иноземцами, и, располагая скромными ресурсами, литовцы, будь то Ягайло в Польше или Витовт на Руси, могли удержаться у власти, лишь сохраняя, и, преумножая права и привилегии владетельных особ подчиненных земель. А то, что давалось раз, назад уже забрать было невозможно. Так продолжалось вплоть до 1492 года, когда был создан Общешляхетский сейм, а Рада панов фактически поставила великого князя под свой контроль. В это время великокняжеское войско состояло из пяти тысяч наемников, а князь – магнат Радзивил имел собственную армию в десять тысяч! Войны «сильных людей» с собственным правительством были обычным делом. Поэтому, воюя с Москвой в четырех войнах, с 1487 по 1537 годы, Литва потеряла 70 волостей и 19 городов, Ливонская война 1558-1583 годов была также неудачной. Подорвав свои силы, Литва пошла на союз с Польшей и на короткое время вернула свое могущество, но уже ценой гибели.
Общественное устройство Литвы также существенно отличалось от московского. Если Московией управляла система приказов с дьяками и подьячими – своеобразная бюрократия великого князя, то Литва была фактически феодальной федерацией, где даже судебное решение невозможно было исполнить без применения силы. Города Московской Руси отдавались назначаемым воеводам «в кормление», на Литве же они часто были самоуправляемыми и активно заселялись иноземцами, так как для местного населения это была «чужая территория». Система крепостного права в литовской Руси сложилась раньше, чем в Москве, и была она гораздо тяжелее. Если в начале XIV века холоп в Литве был обязан работать на господина две недели в году, то через сто лет - уже два раза в неделю, а еще через столетие – пять дней! С 1572 года паны были полновластными хозяевами жизни и смерти своих рабов, имели право изготавливать и прода- вать водку (в Московии – только царь!), строили фольварки (своего рода,
средневековые совхозы), а сами, фактически, были неподсудны, хотя легко покупались магнатами. Московский барин своим мужикам был хозяин, мог выпороть, но казнить не имел права, не вмешивался в дела крестьянской общины-«мира», не мог по закону отобрать крестьянское имущество, а в Юрьев день был обязан отпускать не запроданных навечно холопов к другому барину, если они того пожелают. Крепостной в Литве, а, значит, и в Украине, имел право только на движимое имущество, был полной собственностью, его могли продать, обменять, убить. По «Литовскому статуту», который действовал на Украине до 1840 года, жизнь крепостного оценивалась в два раза дешевле жизни борзой собаки. Кстати, этот свод законов, опирающийся в своей основе на «Русскую правду» Ярослава Мудрого, впервые был издан в 1529 году кириллицей, на языке, хорошо понятном и теперь. Этот язык, который ближе всего к современному белорусскому, был единственным официальным в Великом княжестве Литовском. Им написано множество документов, хроник, правовых актов, договоров, которые, в отдельных случаях, переводились на латынь, польский и немецкий языки. Вообще, на Литве с грамотностью было существенно лучше, чем в Московии, сказывалось присутствие и конкуренция католичества. Еще одним отличием и очень существенным для двух частей Руси было то, что митрополит, а позднее и патриарх православной церкви, был, по сути, должностным лицом московского государства. Тогда как на Литве церковники были, в значительной степени, независимы.
При всем при этом, правящий класс Литовского княжества оставался русским и православным, в отличие от той части Руси, которая со времен Ягайло-Владислава входила в состав Польши. Холмщина, Галичина, Подляшье – то, что когда-то называлось «Червонная Русь», уже через два-три поколения полностью потеряло национальную элиту. Русские удельные князья и бояре стали поляками-католиками и стыдились своего русского происхождения. Та же участь ожидала и Литву, только много позже и уже в составе Речи Посполитой. Но это уже совсем другая история…

Литва на Буге

В своей экспансии Литва неизбежно должна была столкнуться с татарами, которые рассматривали Русь в качестве своего «улуса». Такое столкновение произошло в 1362 году при Синих Водах, где великий князь Ольгерд наголову разгромил три орды татарских и преследовал их до самого Крыма. Результатом этой победы было то, что киевляне, которые ранее «затворились» от Ольгерда, сами пригласили его на княжение, окончательно признав, таким образом, легитимным русским князем. Было это за восемнадцать лет до Куликовской битвы. Синие Воды – это речка Синюха, левый приток Южного Буга, что впадает в него у Первомайска. Правда, никто не может сказать, где точно произошла «славная сеча». Но, если учесть стратегически важное порубежное положение междуречья от Кодымы до Синюхи, то логично предположить, что произошла она недалеко от нынешнего города Первомайска. Во всяком случае, турки именно там поставили «ханскую слободу» Голту для защиты от запорожцев. Если бы удалось найти, славный бы получился туристический объект!
Затем, уже при князе Витовте были заложены крепости Соколец, на месте нынешнего Вознесенска и Дашев, где позднее появился Очаков. А у переправы через Южнобугский лиман был установлен таможенный пост Витовка – это сейчас Корабельный район города Николаева.
Великое княжество Литовское и Русское было важной и славной страницей нашей истории. Из тех времен появилась та часть русского народа, которая с оружием в руках отстояла свою веру и достоинство «од ляшской неволи», никак не отождествляя себя с Москвой и стала основой новой нации, отличной от прочих. Трудно сказать, откуда у сегодняшней украинской элиты появились неуступчивость, гордыня, «підступність», мелочная жадность и властолюбие, так бросающиеся в глаза. Но история наша, и, особенно, её «минуты роковые», дают такие убедительные примеры, что, наверное, можно догадаться…

Текст: Александр Карманов,
Фото: Алексей Бобровский, из экспозиции Николаевского краеведческого музея




Обложка журнала №019
Архив предыдущих номеров
2018 год:
010203
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005