Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              ИМЕННОЕ  ЧТИВО              

Купейный роман

Скорый поезд как всегда отходил от шестой платформы. Василий прямо в пальто облегченно плюхнулся на свою нижнюю полку купейного вагона и вытер вспотевший лоб. Ему хорошо помнилось, что состав отправляется в девятнадцать с копейками, времени хватало и поэтому захотелось поглазеть на новую пристройку, сооруженную совсем недавно. На громадном информационном табло, в шикарном зале, оборудованном на европейский лад, он и заметил, что время отправления изменили, и теперь поезд идет домой раньше. Еле-еле успел…
За окном медленно потянули назад черную, совсем без снега платформу, вместе с перронными фонарями и провожающими. Из-за головы женщины, смотревшей в грязное стекло вагонного окна, выплыл махавший ей вслед мужчина, быстро растворившийся в наплывающей панораме зимнего города. «Вот так нужно давать наплывы при смене кадров», - отметил для себя Василий.
Женщина повернулась лицом к купе. По профессиональной привычке, одним быстрым взглядом Василий сразу же выделил красиво очерченные макияжем голубые глаза и несколько главных деталей: волосы, собранные пышным соломенным пучком на затылке, короткую девчоночью челку на лбу. Такое необычное сочетание зрелости и сохранившейся молодости понравились Василию.
Женщина оказалась четвертым пассажиром. Она тоже вошла в купе, громко поздоровалась и села напротив. В маленькой вагонной комнатушке приятно потянуло сладкими духами.
Два места занимали старик со старушкой. Их кошелки и кульки заполонили все купе. Бабушка попросила у Василия уступить ей нижнее место рядом с дедом. Тот с готовностью согласился и помог старикам разложить свои пожитки. Большой чемодан на колесиках, который женщина вкатила из коридора, он примостил под столиком у окна.
- О, добре коли у хаті мужик, - поощрила старушка…
Когда проводница принесла чай, она достала из сумки кулек, расстелила цветастый рушник вместо скатерти и начала нарезать кружочками кровяную колбасу.
- Сідайте до столу, повечеряйте з нами, будь ласка, - стала она уговаривать соседей.
- А вы знаете, я не утерплю, - быстро согласилась женщина. – За такой домашней едой жутко соскучилась…
Она тоже выложила на столик чекушку коньяка, пластмассовые стаканчики, плитку шоколада, гирлянду бананов и лимон. Василий полез за своей долей.
Он подметил, как после выпитого женщина аккуратно, двумя пальцами взяла ломтик кровяной колбасы. Поднесла кусочек к носу. Втянула в себя исходивший от него аромат. Ее ноздри с глубоким красивым вырезом дрогнули, она прикрыла глаза и сразу все кольцо отправила в рот.
- За два года, - перехватив взгляд Василия, заговорила женщина, - этого добра, - она показала на шоколад и фрукты, - наелась по горло. А увидела домашнюю кровянку с салом – побежали слюнки…
- Понятно, - поощрительно улыбнулся Василий.
Он опять наполнил стаканчики.
То ли от симпатичных старичков, то ли от купейного застолья, воцарилась та семейная общность, которая быстро скла­ды­­вается только в поездах, где люди легко открываются друг другу. Видно, это почувствовало все население купе. Завязался общий разговор. Василий узнал, что дети пригласили стариков на свадьбу внука, а заодно и отметить золотой юбилей родительской свадьбы. Соседка возвращается из Италии. Сама она из Долинской, которую их поезд проедет к концу ночи. В Милане она прожила больше года, ухаживала за больной старухой, собирая деньги дочке «на институт».
О себе он коротко сообщил, что работает на телевидении.
- Телеведущим? – уточнила соседка. И внимательно глянула в его сторону. Чтобы не разочаровывать попутчицу, он туманно ответил, что, в какой-то степени, да, но, устыдившись внезапного повышения, все-таки уточнил:
- Главным оператором…
Хотя, в действительности, должность его называлась менее внушительно – старший оператор, он всегда представлялся главным. Уже было проверено: для несведущих это значения не имело, а притягивающий ореол таинственности, причастности к эфиру и начальству такое название оставляет. Так случилось и на этот раз. Компания почтительно замолчала и, чтобы разрядить паузу, Василий предложил снова выпить за знакомство и удачную поездку.
После ужина старички быстренько улеглись и, словно сговорившись, дружно захрапели в два голоса.
- Как хорошо спелись… Вот что значит счастливая семейная жизнь… - улыбнулась соседка.
Василий достал свежий номер глянцевого журнала и забрался к себе на верхотуру.
Чтобы не смущать соседку и дать ей тоже возможность залезть на свое место, повернулся лицом к перегородке и уткнулся в журнал. Но в блестящем отражении пластмассовой стенки купе заметил, как она вскинула вверх обе руки, не торопясь, через голову сняла свою блузку, повынимала заколки из копны волос, тут же закрывших её плечи.
Она тоже взялась за прессу, развернув популярный еженедельник с желтыми до неприличия выдумками о звездах.
- Можете ложиться нормально… Я уже умостилась, - сообщила она Василию и чуть иронично спросила, что же интересного могут находить мужчины в глянцевых журналах.
Он признался, что прикупил его для жены, которая любит такое чтиво… В метро он успел пробежать глазами лишь несколько страниц из журнала. Там напечатали забавный материал о типичных эротических фантазиях мужчин и женщин с комментариями психологов.
Соседка попросила дать посмотреть, и они обменялись литературой. Эта передача, видно, и стала тем многозначительными сигналом, который они подали друг другу.
Теперь их головы лежали почти рядом. Василий видел, как при чтении слегка раздуваются красиво очерченные ноздри женщины, как от дыхания поднимается и опускается ее грудь, полукруг которой заманчиво выступал из-под простыни. А то, что он хорошо знал, с чем она сейчас знакомится, о чем думает, придавало волнующую пикантность ситуации.
В поездах выключили общее освещении и к вагонному окну, припорошенному снегом, прильнула густая темнота январской ночи. Мелькавшие изредка огни проносящихся полустанков, слово скребки, пытались очистить примороженные снаружи стекла. Но не успевали. Мчащийся за окном свет на секунду выхватывал из темноты купе лицо женщины. Просвечивающийся полумрак с экраном купейного окна напомнил ему сельское детство, кинозал районного дома культуры, а ритмичный стук колес – стрекотание киноаппарата, выбрасывавшего на белый занавес притихшим зрителям ожившие сюжеты чужих жизней. Картина проявилась настолько отчетливо, как будто все это происходило вчера…
От воспоминаний потянуло на откровенность, и Василий, под вопросы случайной попутчицы, начал неторопливо исповедовать свою жизнь. Про то, как встретил женщину, которая влюбилась в него так, что развелась со своим мужем. Про то, что у него до этого не было ни одной женщины, и как долго он не мог преодолеть свою мальчишескую робость перед женой. Что они нормально прожили уже почти пять лет, а он все еще не может простить ей первого замужества… Мало радует его и преуспевающий супермаркет жены, который она приобрела недавно. Даже про то, что, когда она приезжает за ним на телестудию в своей новенькой желтой «Тойоте», чтобы подбросить домой с работы, у него почему-то портится настроение…
А жену злит его успех у девчонок. Кричит, что прикончит его и себя, если он ее разлюбит…
По тому, как слушала женщина, какие задавала вопросы, Василий чувствовал, что его откровения вызвали тот понимающий интерес, который обычно и становится прелюдией сближения.
И, действительно, женщина рассказала, что училась на экономиста, работала раньше в плановом отделе судостроительного завода. Муж у нее есть, вроде, а, вроде, и нет. Формально они расписаны, а он, как и все нынешние мужики, большей частью в запоях. Поэтому и приходится тянуть на себе семью. А прилично заработать сегодня можно только за границей…
Под ее рассказ Василию подумалось, как, наверное, нелегко давались нужные деньги симпатичной женщине, которой пришлось столько времени околачиваться среди темпераментных итальянцев…
Он спросил, кто тот мужчина, который ее провожал на вокзале. В ответ получил обезличенное – «никто». И такое короткое резюме сейчас прозвучало, как разрешение на дальнейшее знакомство…
Василий протянул руку, погладил открытое плечо спутницы, так, чтобы его прикосновение можно было принять за сочувствие. Женщина руку не убрала. Тогда он подтянулся к ее полке, нашел своими губами теплые губы попутчицы. Они оказались мягкими и с готовностью ответили на его поцелуй.
Осмелев, Василий опустил руку ниже по груди и предложил:
- Давай я перелезу к тебе… Нам будет хорошо…
И услышал неожиданное:
- Не нужно…, мне и так хорошо…
Женщина поправила его руку, показав, как ему нужно действовать…
Потом, успокоившись, они еще долго лежали, скрепив плотно в замок пальцы рук. Василий думал о загадочности жизни, которая зачем-то случайно свела двух совершенно чужих людей. Может быть, только для того, чтобы еще раз доказать им, что не такие они все и чужие на этом свете. И, что родство людей устанавливается совсем по другим законам… Ведь наверняка ни он, ни лежащая рядом женщина теперь никогда не забудут этой встречи.
Они оба прекрасно знают, что земля, как и этот поезд, несется в мироздании, Бог знает куда. Пройдет немного времени, он и она станут такими, как старик и старуха, спокойно похрапывающие внизу…
Под такие мысли он и заснул. Даже проспал остановку в Долинской и не слышал, как выходила попутчица.
В конечный пункт поезд пришел без опозданий, минута в минуту. У вокзальной площади, несмотря на ранний час, Василия поджидала желтая «Тойота». Жена, как всегда, вела машину легко, с самодовольной уверенностью и все время поглядывала на него. Дома он освежился в ванной, жена сказала, что еще можно поспать до работы. И прилегла рядом…
После близости Василий благодарно поцеловал ее, но она быстро отвела свои губы:
- Ты сегодня совсем другой… Я чувствую, у тебя в эту поездку кто-то был…
Тогда Василий от неожиданности только рассмеялся. Испугался он позже. За то, как сложится у них дальнейшая жизнь с женой, если она что-то узнает… И от той неизвестности, которую еще может принести им череда будней…
Потом много раз перебирал он все, что случилось в ту быструю ночь, в мчащемся поезде. И каждый раз удивлялся поразительной чувственности женского сердца.

Автор: Илья Стариков

 

 

 



Обложка журнала №019
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005