Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              АДВОКАТСКАЯ  ПРАКТИКА              

Александр Кисюра:

«Адвокат должен идти до конца,
сражаться до последнего патрона»

(Продолжение, начало читайте в №№ 1 (19), 2 (20) 2007)

ИМЕНА: - Как Вы считаете, когда следствие было более жестоким и более следовало букве закона: в 70-80-е годы при Советском Союзе или в нынешней свободной Украине?
А.К.: - Недостаточно контролируемая власть, сосредоточенная в руках следователя, может проявить в человеке элементы жестокости и в этой жестокости нет никакой необходимости и пользы. Если в следователе нет души и сердца, нет желания разобраться в ошибках других людей, становится ясно, что этот человек ущербный, он не имеет права работать в следственных органах. Эта жестокость зависит от многого: от того, в какой семье рос и при какой власти воспитывался человек, кто его окружал в молодые и в зрелые годы. Все это отражается потом на методах его работы. Очень часто, от Советского Союза до сегодняшнего времени, упрекают работников милиции в том, что они применяют незаконные методы работы.
ИМЕНА: - А часто ли в Вашей практике случалось бороться с незаконными методами, которые применяли следователи по отношению к обвиняемым?
А.К.: - Совсем недавно мне пришлось защищать работников милиции, которые, нарушая требования закона, применяли физическое насилие. Я их защищал, потому что они имеют право на защиту. Но надо иметь моральную устойчивость, чтобы убедить этого человека в том, что он делал неправильно, а потом убедить суд, что если это и было сделано, то при таких обстоятельствах, при которых он себя не контролировал.
Элементы жестокости существовали во все времена и раньше, и сейчас. В истории был период существования инквизиции, когда церковь любой ценой получала правдивые показания.
ИМЕНА: - Не боитесь сравнивать следственные органы с инквизицией?
А.К.: - Не боюсь. В основе – человек. Носит ли он рясу или погоны, прежде всего, он должен быть человеком.
ИМЕНА: - На чем сейчас базируются отношения между следователем и адвокатом? Насколько более соревновательным стал процесс?
А.К.
: - С моей точки зрения, адвокат всегда должен защищать и отстаивать права человека, используя для этого закон. И только закон. Тогда деятельность его будет успешной.
Все дело в том, что адвокат должен идти до конца, сражаться до последнего патрона. Если он это делает со знанием дела, начиная от жалоб на местном уровне и, заканчивая Верховным судом или Европейским, если он знает, что он прав, остановить его нельзя, а успех – обеспечен. Должна быть тактика защиты человека. Какие-то детали на определенном этапе следствия адвокат имеет право не показывать, для того чтобы разоблачить следователя, который проявляет заинтересованность и необъективность, а затем показать в суде на материалах дела, как следователь игнорирует и нарушает закон. А если следователь допускает ошибки, адвокат их тут же обжалует, то в конечном итоге адвокат так помогает следствию провести досудебное расследование, что подсудимый получает свои десять лет, вместо того, чтобы быть освобожденным. То есть, адвокатская задача – не голое исполнение закона, а тактическое, в интересах обвиняемого и в рамках закона.
ИМЕНА: - Какие изменения, на Ваш взгляд, надо внести в Закон об адвокатуре для того, чтобы адвокат стал полноценным участником досудебного или судебного процесса?
А.К.: - Закон об адвокатуре должен быть изменен. Вот, скажем, соревновательный процесс предполагает равные права прокурора, судьи и адвоката. Адвокат сегодня ущемлен в правах. Приведу пример. Человека задержали за совершение преступления, прошло какое-то время, провели расследование, а теперь обнаружили, что двух месяцев, которые законом определены для досудебного следствия, недостаточно, и срок следствия надо продлить. В законе записано, что адвокат может принимать участие при рассмотрении этого вопроса, а может и не принимать. Защите интересов обвиняемого это наносит ущерб. Разве может адвокат защищать интересы обвиняемого, не ознакомившись с постановлением о продлении срока задержания под стражей? А ведь следователь и суд его не знакомят с ним! Так в какой роли выступает адвокат, если следователь докладывает, прокурор обосновывает, судья принимает решение, а адвокат даже не знает содержания этих документов?
ИМЕНА: - Что бы мы могли перенять от западных коллег? Например, адвокат имеет право, как и следователь, получать оперативный доступ ко всем документам, делать запросы…
А.К.: - Закон об адвокатуре предусматривает, что на запрос адвоката все должны давать надлежащий ответ. Но получает руководитель запрос адвоката и думает, как же ответить так, чтобы не дать ответ по существу. Так вот, для того чтобы была состязательность в открытом процессе, необходимо, чтобы все участники процесса имели равные права. Не может судья или прокурор повышать голос на адвоката, потому что, повышая голос, или, отказывая ему в ходатайстве, которое направлено на защиту интересов подсудимого, они даже не задумываются над тем, что ущемляют право обвиняемого на защиту.
Я вспоминаю одно интересное дело в контексте нашей с Вами беседы. В одном из магазинов города Первомайска, где работали три продавца, была обнаружена недостача в триста с лишним тысяч советских рублей. Это квалифицировалось, как особо крупное хищение. Все три женщины были арестованы, одна из них была беременна. По этому делу пришли работать три адвоката. Когда я ознакомился с материалами дела после окончания досудебного следствия, понял, что следствие заблуждается. Не могу сказать, что умышленно, но позицию свою они отстаивали от областного суда до Верховного так, что можно было подумать, что они заинтересованы. Как выявили сумму похищенного? Рассмотрели ревизии за последние несколько лет, между ревизиями просчитали, какие товары были получены и указаны в акте инвентаризации. Оказалось, что при снятии остатков в акте инвентаризации были указаны товары, которые по накладным не получали. Для следствия стало очевидным, что, так как товары были похищены, для того чтобы закрыть недостачу, при ревизии указали наименования некоторых несуществующих товаров. Когда проверили приход с остатком по акту ревизии, оказалось, что на сумму триста тысяч таких товаров не получали. И сидят девушки в тюрьме, и статья по тем временам «расстрельная». Когда я проанализировал все акты ревизии, которые находились в материалах дела, нашел, что, несмотря на то, что приходных документов на товар не было, при ревизии товар был в наличии, что подтверждалось документально. На следствии я побоялся об этом сказать, чтобы следствие не устранило из дела имеющиеся документы. Когда при рассмотрении дела я изложил судье свои доводы с указанием на материалы дела, меня поразило его внимание и сочувствие. Дело было направлено на дополнительное расследование, чтобы про­верить все те факты, о которых заявил адвокат. А как же прокуратура? Может быть, адвокат действительно прав и надо пересмотреть свою позицию? Они написали, что и адвокат, и суд неправы, и направили свой документ в Верховный суд. Решение Верховного суда хранится у меня дома до сих пор, хотя прошло много лет, как памятник объективности работы суда. Когда я выступил в Верховном суде, председательствующий коллегии обратился к прокурору, прокурор ответил, что сделал все, что можно было сделать. Председатель коллегии Верховного суда сказал так: «То, что прокуратура не имеет возможности доказать в действиях обвиняемых состав преступления, квалифицированный как хищение в особо крупных размерах, не является основанием для привлечениях их к уголовной ответственности по этой статье». Но чтобы оправдать их присутствие в тюрьме, дело переквалифицировали как халатность, женщин выпустили на свободу, следователя по этому делу отправили на пенсию. Так вот, никогда нельзя проявлять в работе жестокость, необъективность, ведь закон дает право на защиту прав человека, на законные действия, и если действия следователя противоречат закону, значит защитить человека должен адвокат.

«Имена» - Юрий Минин
Рисунок - Александр Карманов


Обложка журнала №021
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005