Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

   НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ     

 

Почему украинский президент не был услышан?

«Глупость – дар Божий, но злоупотреблять им не следует»
Отто фон Бисмарк

«Оранжевая» революция, отточившая харизму Юлии Тимошенко, велась под многими знаменами. Из них одним из главнейших было знамя евроатлантической интеграции. Придя к власти, президент Ющенко объявил членство Украины в Евросоюзе и НАТО безусловным приоритетом своей внешней политики. И надо признать – он не солгал. Все годы его правления украинское государство предпринимало дипломатические, политические, политико-экономические и пропагандистские усилия для достижения этой цели. Однако, к членству в ЕС не только не удалось приблизиться, но даже такие простые меры как упрощенный (не говоря уже – безвизовый) порядок пересечения границы с альянсом встречают все большие затруднения. Доходит до того, что Президент Украины терпит унижения, когда главы европейских государств игнорируют его визиты или отделываются ничего незначащими коммюнике. Объяснения этому позору, которые вынуждены давать «оранжевые» медиа, обычно сводятся к нежеланию Европы ссориться с Россией, но теперь они не удовлетворяют и самих «оранжевых». Поскольку ненавистная Россия неоднократно заявляла о своей лояльности по отношению к экономическому сотрудничеству между Евросоюзом и Украиной, выступая только против продвижения НАТО на восток, а европейцы нисколько не стесняются поддерживать антироссийские демарши прибалтийских стран или Грузии, даже в тех случаях, когда фактическая основа таких демаршей более чем сомнительна. С североатлантическими амбициями Киева дела обстоят получше, но только благодаря позиции Соединенных Штатов и стран бывшего «социалистического лагеря». Во всяком случае, из всей «большой восьмерки» стремления Виктора Андреевича под синий флаг с четырехлучевой звездой поддерживают только США и Канада. В чем же дело?
Украинский президент, четыре года мотавшийся по западным столицам, не был услышан. Что за злой рок?
С древнейших времен краеугольным камнем внешней политики, лейтмотивом поведения государств была политическая и экономическая выгода. Получается, что Соединенные Штаты и Российская Федерация, поддерживая евроинтеграцию Украины, усматривают в этом профит для себя, а сама Европа – нет? Если согласится с этой точкой зрения, то внешнеполитический курс Ющенко представляется неверным и нуждающимся в серьезной коррекции. Что и говорить, у президентского кресла Виктора Андреевича при этом отпиливается одна ножка. Но интересы Украины гораздо дороже, чем приоритеты ее президента и уж во всяком случае, необходимо найти ответ, почему членство нашей страны в ЕС невыгодно, для стран, составляющих «старую» Европу. И насколько, в конце концов, оно выгодно нам?
В структуре внешней торговли Украины Евросоюз занимает почетное второе место после стран СНГ и далеко опережает Америку. Выглядит она так: экспорт: СНГ – 37,80% (в том числе, Российская Федерация - 25,7%), Европа - 30% (в том числе, Евросоюз – 28,3%), Азия – 21%, Африка – 5,7%, Америка – 5,5%; импорт – СНГ – 42,2% (в том числе, РФ – 27,8%), Европа – 38%(ЕС – 36,6%), Азия – 14,7%, Америка – 3,7%, Африка – 1,1%. Совершенно очевидно, что возможности экономики ЕС намного превышают потенции СНГ. С 2006 года объединенная Европа возглавляет список крупнейших экономик мира, со своими 16 триллионами долларов – это треть глобального потенциала. При этом Соединенные Штаты – 27%, Япония – 9%, Китай – только 6%. В то время как объем экономики России едва приближается к 8% от объема ЕС. Однако, Украина поставляет в СНГ продукцию машиностроения и продовольственные товары, металлолом, химические удобрения и зерно. Евросоюз поставляет нам очень широкий круг товаров, практически по всем категориям готовых изделий, и, опять же, продовольствие. Европейский рынок – самый емкий в мире благодаря высокой покупательной способности населения. В десятке ведущих стран по уровню жизни Европа оставляет прочим государствам лишь три, далеко не первых места. Напротив, покупательная способность Украины еще очень недавно равнялась покупательной способности Люксембурга. Это неудивительно. Если средняя зарплата москвича составляет 24,5% от средней зарплаты берлинца, то средняя зарплата киевлянина составляет лишь 41% от зарплаты жителя российской столицы. Надо ли говорить, что вдали от Киева ситуация значительно хуже. То есть, значительная экономическая заинтересованность в сотрудничестве имеет реальное основание только с нашей стороны.
Европейцы прекрасно отдают себе отчет в ограниченности возможностей украинского правительства и бизнеса в деле модернизации, при рейтинге конкурентоспособности страны где-то в восьмом десятке. Кроме того, хотя Украина – европейский чемпион по депопуляции и за две недели теряет столько же своих граждан, сколько весь Советский Союз за 11 лет в Афганистане, нас слишком много. Согласитесь, 46 миллионов украинцев, это не 8 миллионов болгар. Объединенная Германия безвозвратно закопала в земли бывшей семнадцатимиллионной ГДР триллионы марок и евро за неполные двадцать лет, но серьезные диспропорции остаются и поныне. Для приведения украинской экономики и инфраструктуры в вид, сравнимый с европейским, потребуются гораздо большие средства. Но это еще не все факторы, заставляющие Европу без энтузиазма относиться к украинским объятиям. Речь идет о геополитическом соперничестве в треугольнике Евросоюз-США-Россия, в котором Украина выступает, увы, только как объект влияния и минимализации. Каждая из сторон этой тройки играет свою собственную партию, исходя из долговременных интересов, но используя сиюминутные комбинации со своими коллегами-соперниками. И тон, безусловно, задают Соединенные Штаты, решая головоломку по продвижению своего влияния и экономических интересов на восток, с одновременным сдерживанием Евросоюза и попыткой контролировать Россию. Выйдя вперед по показателям экономического развития, и, построив более привлекательную, чем американская, социальную модель общества, Европа поставила Соединенные Штаты в сложное положение. Евросоюз объективно перерос роль «младшего партнера» США и Америка, фигурально выражаясь, теперь уже не может, войдя в комнату, сделать вид, что не замечает притаившегося в углу слона. То есть, Европа возрождается как центр притяжения, центр силы, который все менее контролируется из Вашингтона. Конечно, речь не идет о каких-либо сознательных антиамериканских действиях. Напротив, весь, условно говоря, Запад с каждым годом все более интегрируется. Например, аффилированные с американскими корпорации старого континента принесли своим хозяевам в прошлом году 85 млрд. долларов чистой прибыли. Для сравнения: в Китае только 3,3 млрд. Но эра безраздельного доминирования безвозвратно уходит в прошлое, а с ней и способность достижения своих политических целей путем традиционной «евроатлантической солидарности». Нагляднее всего это проявилось в начальный период эскалации напряженности перед нападением на Ирак. Тогда ряд стран НАТО не поддержали Америку, а Франция и Германия вообще выступили против. И хуже всего, что сделали они это вместе с Россией. А то, что впоследствии эти страны оказались правы – наихудший из кошмаров госдепа США. Сегодня совершенно ясно, что Америка теряет свою исключительную роль единственной сверхдержавы. Не спасает и накопленная гигантская военная мощь. Крупнейший ядерный арсенал, сотни военных баз по всему миру, «глобальные обязательства», вынуждают США нести большие военные расходы, чем весь остальной земной шар. К примеру: в 2005 году бюджет военного ведомства Соединенных Штатов составлял 495 млрд. долларов, а России – только 58 млрд. К этому следует добавить еще и 12 млрд. долларов, которые ежемесячно съедает война в Ираке. Все это тяжким бременем ложится на и без того нездоровую экономику. Колоссальный внешний долг Америки в 50 триллионов долларов, на обслуживание которого уходит до четверти (!) ВВП, давно бы раздавил финансовую систему США, если бы не косвенное финансирование всего мира, не печатный станок и атомные авианосцы. Под Америкой качается трон, и престолонаследник – не далекий Китай, а такая близкая и в прошлом почти ручная Европа.
Созданная для борьбы против Советского Союза Организация Североатлантического Договора не прекратила свое существование с распадом СССР, доказывая тем самым, что имела своей целью не только победу в холодной войне. Теперь НАТО, оставшись без сравнимых военных противников, используется Америкой в качестве своего последнего стратегического оружия господства. Экспансия атлантистов на Балканы и на постсоветское пространство, начатая по инициативе США, с одной стороны ослабляет Европу, делая ее более аморфной. Ведь ни экономически, ни политически интересы, скажем, Германии и Эстонии никак не могут иметь общий вектор. А если учесть, что в конкурентной борьбе за «освоение» постсоветского пространства между американским и европейским капиталом совершенно осознанно применяется антироссийская политизация межгосударственных отношений, то становится понятным стремление США включить в структуры Запада побольше государств и политических сил, которые в максимальной степени усложнили бы отношения Евросоюза и богатой сырьем России. Ведь как ни крути, а отсутствие достаточной сырьевой базы – ахиллесова пята старушки Европы. Показателен в этом смысле почти крестовый поход Америки за энергобезопасность европейских стран. Европа и США имеют совершенно разный энергопотенциал, структуру потребления и источники получения энергии. Притом, что в этом вопросе позиции Америки выглядят явно предпочтительнее. Так, Европа обеспечивает лишь 2,9% мирового производства нефти и 7,1% производства газа. В свою очередь, США – 8% и 18,5% соответственно. Из России Европа получает 26,3% газа и 38,7% нефти. А нефть из постсоветского пространства покрывает лишь 1,79% потребностей США. Тем не менее, Америка не устает призывать Евросоюз выступить единым фронтом против «энергетического империализма» России. И в этих своих усилиях находит себе верных помощников в лице Британии и перебежчиков из бывшего соцлагеря. Польша, например, вообще выступает за то, чтобы энергопоставки были переданы в ведение НАТО. Примерно в том же духе недавно высказалась Юлия Тимошенко. Стоит ли удивляться, что страны, озабоченные не «приобретением достойного места среди свободолюбивых народов», а более прозаическими вопросами развития, с большой настороженностью относятся к этим неофитам, особенно подверженным разного рода посткоммунистическим фобиям. Поэтому, как бы громко не кричали прибалты с поляками, но Германия строит и непременно построит газопровод «Северный поток» через Балтийское море. И никакие клятвы на голубом флаге со звездами в кружочек пока ни в состоянии изменить скептического отношения к евроатлантическим притязаниям Украины со стороны стран сердцевины Евросоюза. Впрочем, не только сердцевины. Судите сами: как может Турция благосклонно относиться к украинским инициативам, если лоббируемый правительством Тимошенко газопровод «Белый поток», генеалогия которого восходит к британским энергокомпаниям, а значит, и к госдепу США, предусматривает его строительство в обход турецкой территории? В стремлении понравиться далекому заокеанскому другу Президент и правительство Украины не замечают, что вредят ближайшим соседям. Неспособность подняться над психологией преданного клиента приводит часть украинского политического класса, выступающего с проатлантических позиций, к полной дезориентации. Эти господа просто не понимают, почему их отвергают.
Как бы ни был от нас далек Афганистан, но, по мнению многих аналитиков, там сегодня пишется важная, а, возможно, и последняя страница в истории НАТО. Глобальные притязания при относительном ослаблении Соединенных Штатов вынуждают американцев подталкивать своих союзников по блоку к активным военным усилиям далеко за границами зоны ответственности Североатлантического договора. Но к настоящему моменту стало абсолютно очевидно, что «миссия в Кабуле», предпринятая НАТО под водительством США терпит крах. Сейчас правительство Хамида Карзая контролирует только столицу и крупные города, растет поддержка движения «Талибан» в Пакистане, производство наркотиков увеличилось за период оккупации в 38(!) раз, а союзники предпочитают отсиживаться в спокойных районах. Участие в боевых действиях принимают кроме американцев только англичане и голландцы, но количество их явно недостаточно. На фоне такого очевидного неуспеха возникает вопрос: а чего стоит военная организация, если она не способна воевать? В этих условиях внимание Вашингтона обращается на новоиспеченных членов альянса. Но вряд ли Словения может поставить многочисленный и боеспособный контингент, а вот Украина пока может. Ведь смогла же она отправить в свое время крупнейший из ненатовских стран контингент в Ираке.
Соединенные Штаты не достигли своих целей в иранской войне, терпят поражение в Афганистане, от напряженности вокруг Ирана выигрывает, скорее, режим аятолл, а не «крестоносцы свободы», но из заявлений американских политиков вовсе не следует, что они отказались от политики, которая привела к таким последствиям. Критически настроенным европейским странам не могут нравиться настойчивые попытки Штатов обрести способность затевать новые войны и раскалывать Европу. Ведь решение о размещении нового позиционного района противоракетной обороны США в Европе было осуществлено помимо структур Евросоюза и даже помимо структур НАТО. Чтобы изменить положение, потребовались энергичные протесты Германии, но все равно Вашингтон предпочитает договариваться напрямую с Прагой и Варшавой и только ставить Брюссель в известность. Кто может дать гарантию, что членство Украины в НАТО не приведет к еще большему ухудшению ситуации? Особенно, если учесть слова главного архитектора расчленения Югославии Ричарда Холбрука, что передний край обороны Соединенных Штатов проходит по Украине. И заодно не худо бы спросить у нашего политикума: кем это надо быть, чтобы позволять заокеанскому дяде рыть окопы поперек Крещатика? Причем, рыть в своих собственных, а не в наших интересах. Приведенная структура внешней торговли Украины наглядно показывает, насколько нам будут «полезны» редуты на восточной границе. А если взять аналогичную структуру для Польши, то картина предстает совершенно иная. Присутствие поляков в СНГ не идет ни в какое сравнение с присутствием «старой» Европы в самой Польше. Но Украина при Ющенко почему-то пытается идти в политическом фарватере Польской республики, которая не стесняется позиционировать себя как форпост демократии и вообще цивилизации на «диком востоке». Что может получить Украина на этом пути, кроме комплекса национальной неполноценности?
Совершенно очевидно, что наша страна будет иметь будущее только в интеграционном процессе с ведущими европейскими странами. Тем более, что Евросоюз хоть и медленно, но неуклонно обретает черты конфедеративного сверхгосударства с единой экономикой и политикой. Но это произойдет только в том случае, если она не будет неосознанно действовать против интересов Европы. Если ее членство в Евросоюзе будет выгодно не только Киеву, но и Парижу, и Берлину. А это не может произойти в одночасье. Необходима кропотливая работа на долгосрочной основе, а не челобитные в Брюссель. Необходимо стать неотъемлемым элементом объединения европейского континента от Атлантики до Урала, а не футбольным мячом в геополитических играх. И уж, тем более, не стимулировать Россию на строительство газопроводов в обход украинской территории. И пока мы это не поймем, нам вряд ли светят ошеломляющие успехи на политической схеме Европы.

Текст: Александр Карманов


Обложка журнала №026
Архив предыдущих номеров
2017 год:
01020304
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005