Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              ИМЕНА В ИСТОРИИ             

Охота на царя

На фасаде дома № 60 по центральному проспекту Запорожья размещена мемориальная доска. Надпись на доске гласит: «Андрей Иванович Желябов (1850- 1881 гг). Выдающийся русский революционер, организатор и руководитель партии «Народная воля». Некоторое время проживал в городе Александровске, готовя покушение на царя».
Купец, торговавший смертью
В Запорожье (тогда Александровск) Желябов прибыл в октябре 1879 года под предлогом устройства кожевенного завода. Назвавшись ярославским купцом Черемисовым, вместе с Якимовой, именовавшей себя его женой, поселился в доме мещанина Тимофея Бовенко и стал хлопотать об отводе участка земли для устройства своего предприятия. Получив разрешение Думы на строительство кожевенного завода, Желябов (Черемисов) выбрал себе участок земли близ полотна железной дороги. Однако вскоре в отводе этого участка народовольцу было отказано, после чего он указал другой участок, вблизи селения Вознесенки, в стороне, противоположной от железной дороги.
В конце октября у Черемисова (Желябова) стали появляться новые лица, из коих двое оставались и жили у него. Постоянно говоря со своими хозяевами и соседями о своем намерении устроить кожевенный завод, квартиранты, тем не менее, не принимали никаких мер к его устройству. Как оказалось, не до этого им было. Они готовили покушение на Александра II.
Цель оправдывает средства?
Александр II еще с юношеского возраста придерживался прогрессивно-либеральных взглядов на будущее устройство страны (сказывалось отличное воспитание под началом известного поэта Жуковского). Попутешествовав по миру, он знал о многих исторических пережитках, делавших Россию варварской страной среди цивилизованных стран Европы: телесные наказания, цензура, крепостная зависимость (читай, рабство) большей части населения страны.
Взойдя на престол, Александр начал проводить последовательный курс на демократизацию общественных и социальных основ. Преодолев сильнейшее сопротивление значительной части влиятельного дворянства, в марте 1861 года было отменено крепостное право, фактически упраздняется цензура, начинается реорганизация образовательных и юридических систем. На местах создаются земства, в которых впервые в решении различных управленческих проблем смогли принимать участие представители простого народа. Александр II медленно продвигался к намеченной цели – превращению России в одну из передовых стран мира.
По началу либеральная часть российской интеллигенции полностью поддерживала все начинания нового царя, рассчитывая и на свое участие в процессе общественного преобразования. Но, по прошествии некоторого времени, стало понятно, что все реформы будут проводиться непосредственно царем и правительством в тех пределах, которые они считают необходимыми, и прислушиваться к рекомендациям либеральной общественности никто, собственно говоря, и не собирается.
Такая ситуация привела к переходу части либералов к радикальному направлению. В свою очередь, радикалы разделились на три, существенно отличающихся по своим идеям, течения. Наибольшим экстремизмом и непримиримостью отличались молодые революционеры, состоящие преимущественно из студентов, объединенных в различные тайные общества и кружки. Эти люди не обладали ни четко выработанной программой развития государства, ни явно харизматическими лидерами. Эмоции преобладали над разумом, указывая главный путь улучшения жизни народа: уничтожение царя как основы самодержавия во благо народа. Как говорил один из великих: «цель оправдывает средства». Жаль, вот только народ, который они так страстно желали облагодетельствовать, не знал про их существованиеик .
Отметим, что полиция, прекрасно осведомленная о существовании различных революционных кружков, не воспринимала их как серьезную опасность, считая их просто очередными болтунами, неспособными выйти за рамки своей революционной демагогии. Как следствие, у Александра II практически не было охраны, кроме, положенного по этикету, сопровождения, состоящего из нескольких офицеров.
Пережив три покушения (4 апреля 1866 года в Летнем саду, 6 июня 1867 года в районе Булонского леса, 4 апреля 1879 года в окрестностях своего дворца) и чудом оставшись в живых, Александр II твердо уверовал в то, что его судьба полностью в руках Божьих. Он не увеличивает количество охраны, не запирается в превращенном в крепость дворце, а продолжает бывать на приемах, свободно разъезжать по столице. Но если три первых покушения на Александра II осуществлялись неподготовленными одиночками, то с 1879 года целью уничтожения царя задается целая террористическая организация.
Охота на царя
Именно такое решение было принято в Липецке Тамбовской губернии на съезде организации «Народная воля», созданной после раскола народнической «Земли и воли». Образованный Исполнительный комитет (ИК) организации возглавили Александр Михайлов и Андрей Желябов. На своем первом заседании члены ИК единогласно приговорили к смерти императора Александра II. Монарх обвинялся в обмане народа мизерными реформами, кровавом подавлении восстания в Польше, подавлении признаков свободы и репрессиях против демократической оппозиции.
Уже после съезда способы теракта обсуждались народовольцами в Харькове, куда они привезли около трех пудов динамита. Проанализировав предыдущие покушения на жизнь царя, заговорщики пришли к выводу, что наиболее верным средством будет организация взрыва царского поезда, когда император будет возвращаться с отдыха в Крыму в Санкт-Петербург. Дабы избежать неожиданностей, было создано три террористических группы, задача которых заключалась в закладке мин на пути следования царского состава.
Первая группа действовала возле Одессы. Для этой цели член «Народной воли» Михаил Фроленко устроился железнодорожным сторожем в четырнадцати километрах от города. Операция протекала гладко: мина удачно заложена, никаких подозрений со стороны властей. Однако царский поезд изменил маршрут, поехав не через Одессу, а через Александровск.
Взорвать близ Александровска императорский поезд во время следования его по пути из Крыма было поручено Желябову, Тихонову и Окладскому. Два медных цилиндра с динамитом и другие приспособления для работ по устройству взрыва были заблаговременно привезены на квартиру Бовенко. На четвертом километре от Александровска, по пути к станции Лозовой (15.11.1873 г. был открыт новый участок дороги с веткой на Екатеринослав) в течение двух ночей народовольцы укладывали проволоку от грунтовой дороги, ведущей от города до окрестных сел, к железнодорожному полотну. Затем последовала и закладка двух цилиндров с динамитом под шпалы. Словом, подготовительные работы к теракту велись основательно.
16 ноября член боевой дружины Пресняков, который заранее поселился в Симферополе для получения сведений о времени выезда царского поезда из Крыма, приехал в Александровск и сообщил своим единомышленникам, что «государя-императора следует «встречать» через два дня».
18 ноября, часов в 9 утра, Тихонов, Желябов, Окладский и Пресняков, поместив в телегу все необходимое для теракта, поехали к тому месту, где у них были заложены минные проволоки. Когда императорский поезд вышел со станции и несколько вагонов его прошли уже над тем местом, где была заложены мины, Желябов сомкнул цепь, но … взрыва не произошло – подвела спираль Румкорфа. Электрическая цепь взрывателя не сработала. Императорский поезд благополучно проследовал мимо террористов. После этого все они из Александровска уехали, наскоро продав лошадей и телегу, оставив в доме Бовенко всю мебель.
Как выяснила позже царская охранка (по справке в Ярославской мещанской управе), паспорт, предъявленный Черемисовым в Александровском уездном полицейском управлении, оказался подложным.
А вот мины были самые настоящие, снаряженные магнезиальным динамитом и снабженные электрическими запалами. Такими же минами народовольцы (С. Перовская и Л. Гартман), покушаясь на жизнь Александра II, 19 ноября 1879 года взорвали поезд с императорским багажом на Московско-Курской железной дороге.
В задачу этой группы, которую возглавила Софья Перовская, входило заложить бомбу на Рогожско-Симоновой заставе, недалеко от Москвы. Здесь работа осложнялась охраной заставы, что не давало возможности заложить мину на железнодорожное полотно. Оставался один выход – подкоп. Преодолевая сложные погодные условия (стоял дождливый ноябрь) заговорщики выкопали узкий лаз и установили бомбу. Все было готово для «встречи» царя. И снова в судьбу Александра II вмешались небесные силы.
Народовольцы знали, что императорский кортеж состоит из двух составов: в одном едет сам Александр II со свитой, во втором – царский багаж. Причем, состав с багажом на полчаса опережает царский поезд. Однако в Харькове один из паровозов багажного состава сломался – и первым пустили царский поезд. Не зная об этом обстоятельстве, террористы пропустили первый состав, взорвав мину под четвертым вагоном второго. Узнав о том, что в очередной раз избежал гибели, Александр II, по словам очевидцев, горестно произнес: «Что они имеют против меня, эти несчастные? Почему они преследуют меня, словно дикого зверя? Ведь я всегда стремился делать все, что в моих силах, для блага народа!»
Его величество случай
5-го февраля 1880 года взрывы террористических мин уже наполнили ужасом Зимний Дворец... Через своих знакомых Софья Перовская узнала, что в Зимнем дворце ремонтируются подвальные помещения, в частности, винный погреб, расположенный прямо под царской столовой и являющий собой удобное место для спрятанной бомбы. Осуществлять операцию поручили одному из новых членов организации – Степану Халтурину.
Устроившись во дворец, новоявленный «столяр» днем облицовывал стены винного погреба, а ночью отправлялся на встречу к своим товарищам-народовольцам, передававшим ему пакеты с динамитом. Взрывчатка пряталась среди строительных материалов.
В феврале 1880 года все та же Перовская от своих знакомых при дворе получила информацию о том, что на 18 число во дворце назначен торжественный ужин, на котором будут присутствовать все члены императорской семьи. Взрыв назначили на шесть часов двадцать минут вечера, когда, как предполагалось, Александр II должен находиться в столовой.
И снова случай спутал заговорщикам все карты. Поезд одного из членов императорской семьи – принца Гессенского – опоздал на полчаса, сдвинув время торжественного ужина. Взрыв застал Александра II возле комнаты охраны, расположенной недалеко от столовой. Ни император, ни один из членов его семьи не пострадал. Итогом очередного покушения стали десять убитых и восемьдесят раненых солдат из охранявшего Александра II Финляндского полка.
«Техник»
Взрывные устройства для террористических актов народовольцев готовил Кибальчич. Да, тот самый Николай Кибальчич, который в тюремной камере-одиночке первым в мире разработал проект ракетного летательного аппарата для полета человека. В этом проекте он рассмотрел устройство порохового двигателя, управление полетом, обеспечение устойчивости аппарата и другие проблемы космонавтики.
В другой стране Николай Кибальчич, наверняка, стал бы известным ученым, национальной гордостью. В Российской империи он оказался в землевольческой террористической группе «Свобода или смерть», где исполнял роль «техника», изготавливавшего взрывчатку для покушения на Александра II.
Николай Иванович всегда был в центре подготовки террористических актов и одновременно – в тени. Наверное, его партийный псевдоним – «Техник» – во многом объясняет эту кажущуюся странность. Кибальчич не приветствовал насилие в любых его проявлениях, и был отнюдь не приверженцем терроризма, скорее – наоборот. Не случайно позже он обратился с письмом уже к Александру III, пытаясь убедить его в необходимости коренного изменения «всей политической системы» демократическим путем, чтобы искоренить терроризм в России как таковой. Тем не менее, взрывные устройства для тех самых террористов изготавливал именно он. Почему?
Николай Кибальчич родился в семье священника 19 октября 1853 года, в заштатном городке Короп Черниговской губернии. В 1864 году был принят в Новгород-Северскую гимназию, но по требованию отца окончил духовное училище и поступил в Черниговскую духовную семинарию. Вскоре, несмотря на разрыв отношений с отцом, снова возвратился в гимназию, где обратил на себя внимание выдающимися способностями к математике и языкам, и в 17 лет окончил курс с серебряной медалью. Это уже указывает на человека, который был одарен от природы прилежанием и способностями, выходящими из обычного ряда.
В 1871 году Кибальчич приехал в Петербург для получения высшего образования. Сначала поступил в Институт путей сообщения, но затем, в 1873 году, перешел в Медико-хирургическую академию.
Занятия шли успешно, но на третьем курсе, в октябре 1875 года, были прерваны арестом подающего надежды студента. За что же был арестован Кибальчич?
Он передал одному крестьянину книжку, о противозаконности содержания которой даже не подозревал. Книжка попала в руки священника, тот и представил ее начальству.
Началось дознание. Кибальчич тем временем продолжал учиться в Медико-хирургической академии. В одно утро в академии к нему обращается инспектор и говорит, что приходила полиция и спрашивала его. Кибальчич до такой степени чувствовал себя невинным перед законом и правительством, что немедленно отправился в полицию и спросил, зачем его искали. Тут он был арестован, причем был сделан обыск в его квартире, и в квартире, которую посещала масса более или менее знакомых ему людей, нашли тюк с запрещенными книгами и разными паспортами: тюк совершенно заделанный, которого за два или за три дня перед тем, по показанию квартирной хозяйки, не было у Кибальчича. Однако обвинительный акт был составлен.
Ошибку исправили – 1 мая 1878 года состоялся суд над Кибальчичем, т. е., через 2 года и 8 месяцев одиночного заключения. Особое присутствие Правительствующего Сената не признало возможным обвинить Кибальчича в том грозном обвинении, которое ему предъявлялось. Итак, Кибальчич был признан виновным только в том, что передал книгу противозаконного содержания. Это могло повлечь за собой лишь дисциплинарное взыскание...
В начале июня 1878 года Кибальчич вышел на свободу (почти после трехлетнего заключения до суда и одномесячного заключения по приговору суда), и стал хлопотать о возобновлении своей учебы в Медико-хирургической академии. Но в это время народовольцы уже вступили на террористический путь...
В августе 1878 года в Петербурге было совершено убийство генерал-адъютанта Мезенцева, и, вследствие этого, одной из первых административных мер была высылка из столицы всех, кто когда-либо привлекался в качестве обвиняемых по политическим процессам, независимо от того, были ли они обвинены или оправданы. Эта мера должна была постигнуть и Кибальчича, потому что у него не было еще определенного занятия, он еще хлопотал о поступлении в академию. Может быть, если бы Кибальчич поступил, то по заступничеству начальства академии его могли бы оставить в Петербурге…
Перед Кибальчичем открывается путь нелегального положения. Он попадает в поле зрения народовольцев. Человек, умеющий изготавливать взрывные устройства, был для них настоящей находкой.
Народовольцы буквально преследовали Александра II. После очередного неудавшегося теракта они сразу же готовили новое покушение на царя.
Промедление смерти подобно …
После взрыва в Зимнем Александр II стал редко покидать дворец, регулярно выезжая только на смену караула в Михайловском манеже. Этой пунктуальностью царя и решили воспользоваться народовольцы.
Возможны были два пути следования царского кортежа: по набережной Екатерининского канала или по Невскому проспекту и Малой Садовой. Первоначально, по инициативе Александра Михайлова, рассматривался вариант минирования Каменного моста, раскинувшегося через Екатерининский канал. Подрывники во главе с Кибальчичем изучили опоры моста, подсчитали необходимое количество взрывчатки. Но, после некоторых колебаний, от взрыва моста отказались, поскольку не было стопроцентной гарантии в успехе.
Остановились на втором варианте – заложить мину под проезжей частью на Малой Садовой. Если мина по каким-либо причинам не взорвалась бы (Желябов помнил о своем горьком опыте в Александровске!), то четверо народовольцев, находящиеся на улице, должны были бросить в царскую карету бомбы. Ну, а если и после этого Александр II будет еще жив, то Желябов прыгнет в карету и заколет царя кинжалом.
Незамедлительно приступили к реализации идеи в жизнь. Двое членов «Народной воли» – Анна Якимова и Юрий Богданович – сняли полуподвальное помещение на Малой Садовой, открыв сырную лавку. Из подвала Желябов с товарищами в течение нескольких недель прорывают туннель под проезжую часть улицы. Все готово для закладки мины, над которой, не покладая рук, трудился гений химических наук Кибальчич.
С самого начала организационных работ над покушением у террористов возникли непредвиденные проблемы. Началось все с того, что «сырная лавка», совершенно не посещаемая покупателями, вызвала подозрения дворника соседского дома, который дал знать в полицию. И хотя проверяющие ничего не нашли (правда, не особо и старались искать!), сам факт того, что магазин находится под подозрением, вызывал беспокойство за срыв всей операции. Далее последовало несколько тяжелых ударов по руководящему звену «Народной воли». В ноябре 1880 года полиция арестовала Александра Михайлова. Андрея Желябова, которого усиленно разыскивали после неудавшегося теракта в Александровске, арестовали 27 февраля. Именно арест последнего заставил террористов действовать без промедления, назначив день покушения на 1 марта 1881 года.
В шестой раз Бог не помог…
Сразу после ареста Желябова царя предупредили о новом покушении, запланированном народовольцами. Ему рекомендовали отказаться от поездок в Манеж и не покидать стен Зимнего дворца. На все предостережения Александр II отвечал, что ему нечего бояться, поскольку твердо знает, что жизнь его находится в руках Божьих, благодаря помощи которого пережил все предыдущие покушения.
1 марта 1881 года Александр II выехал из Зимнего дворца в Манеж. Его сопровождали семь казаков охраны и трое полицейских во главе с полицмейстером А. Дворжицким, следующие в отдельных санях за царской каретой (не слишком много охраны, как для человека, ожидающего нового покушения!). Поприсутствовав на разводе караулов, и, откушав чаю у своей кузины, царь отправился обратно в Зимний через… Екатерининский канал.
Такой поворот событий полностью рушил все планы заговорщиков. Мина на Садовой становилась совершенно бесполезной. И в этой ситуации Софья Перовская, возглавившая организацию после ареста Желябова, в спешном режиме перерабатывает детали операции. Четверо народовольцев – Гриневицкий, Рысаков, Емельянов, Михайлов – занимают позиции вдоль набережной Екатерининского канала и ждут условного сигнала от Перовской, по которому должны кидать бомбы в царскую карету. Таким сигналом должен был стать взмах ее платка.
Царский кортеж выехал на набережную. Далее события развивались практически молниеносно. Мелькнул сверху вниз платок Перовской – и Рысаков бросил свою бомбу в сторону царской кареты. Раздался оглушительный взрыв. Проехав еще некоторое расстояние, царская карета остановилась. Император не пострадал. Однако вместо того, чтобы покинуть место покушения, Александр II пожелал увидеть преступника. Он подошел к схваченному Рысакову…. В этот момент незамеченный охраной Гриневицкий кидает в ноги царю вторую бомбу. Во время теракта пострадало несколько человек из охраны царя, а также некоторые горожане, оказавшиеся волею судеб неподалеку от места взрывов. Взрывная волна отбросила Александра II на землю, из раздробленных ног хлестала кровь. Из последних сил он прошептал: «Отвезите меня во дворец… Там я хочу умереть…».
Александр II был смертельно ранен. Спустя восемь часов умер раненый осколками этой же бомбы и сам террорист, а еще через час – в 15 часов 35 минут – с флагштока Зимнего дворца был спущен императорский штандарт, оповестив население Санкт-Петербурга о смерти императора Александра II.
Бросивший первую бомбу 19-летний Николай Рысаков, был схвачен охраной. Начались повальные аресты членов партии «Народная Воля». 10 марта была арестована Софья Перовская. Николая Кибальчича взяли 17 марта при выходе из библиотеки-читальни. И накануне смерти Николая Ивановича тревожила только судьба его проекта воздухоплавания, как Архимеда – судьба его кругов…
Вместе со своими товарищами перед судом предстали и Геся Гельфман – хозяйка конспиративных квартир, и Тимофей Михайлов, который при задержании оказал вооруженное сопротивление. Все обвиняемые в терроризме, кроме Гельфман, которая была на четвертом месяце беременности, были приговорены к смертной казни. 15 апреля они стояли на эшафоте…

Текст: Александр Аблицов (г.Запорожье)

Обложка журнала №026
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005