Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

             ИМЕНА В ИСТОРИИ               

«ЭХ, ЯБЛОЧКО …»

По иронии судьбы, его день рождения приходится на  «красный день календаря», который нынче многие отмечают, как День примирения и согласия. Печальный праздник в память всех, кто пал на полях сражений (и просто был участником) великой, братоубийственной бойни – Гражданской войны. Нестор Махно в те кровавые годы ни с кем не искал ни примирения, ни согласия: дрался против всех – белых и красных, немцев и петлюровцев ...


ОРДЕНОНОСЦЫ
Когда-то, в моем далеком уже детстве, бабушка, Вера Романовна, повела меня в кино. Показывали известную в те годы кинокартину «Александр Пархоменко». Наверное, этот фильм заинтересовал бабушку именно потому, что она сама была свидетельницей тех событий.
«Да разве это Махно?!.», – возмущалась она, выйдя из кинозала. И вот тогда я впервые услышал иную правду о Несторе Ивановиче, страницы которой были для нас просто закрыты.
Оказалось, махновцы частенько бывали в нашем селе, расположенном неподалеку от Гуляй-Поля. И сам Нестор, и его жена Галина в те годы дважды останавливались в доме моего прадеда…
Нет, неслучайно бабушку возмутил образ Махно, созданный в киноэпопее «Александр Пархоменко». И сами режиссеры картины Леонид Луков и Борис Каневский, переворошившие при написании сценария массу документов, понимали, что Всеволод Иванов погрешил в своем одноименном романе против исторической правды. Махно был совсем не таким, как его представляли советские идеологи. На самом деле его считали вождем революции в Приазовье. Но даже говорить об этом в те годы было небезопасно.
А ведь судьба Нестора Махно могла сложиться совсем иначе. И, кто знает, возможно, спустя некоторое время, когда Родине понадобились киногерои, покрывшие себя славой в сражениях против ненавистных немецких оккупантов, снимали бы фильм о Несторе Махно…
В те годы чекистские команды уже забирали людей не отдельно, а целыми партиями. Потому найти героя с «правильной» биографией оказалось сложно. Те, кто уцелел в «чистках», для этой роли не подходили, так как перекроить их биографию было сложней, чем жизненный путь уже усопших.
После длительных размышлений ответственные товарищи остановились на кандидатуре Александра Пархоменко. Из нескольких сотен комдивов времен гражданской войны практически незапятнанным осталось лишь личное дело Александра Яковлевича.
Многие годы, если разговор заходил о жизнеописании Александра Пархоменко, «имперская» история ограничивалась скупыми строками: «Пархоменко Александр Яковлевич (1886--1921 гг.) – участник Гражданской войны. Командующий группой войск Красной Армии, начальник кавалерийской дивизии в 1-й Конной армии (1919-1921 гг.). Погиб в бою с махновцами». И все. На самом деле, он интересен уже тем, что в отличие от сотен таких, как Путна, Уборевич и Якир, замазавших себя кровью тысяч расстрелянных, «блестящими» карательными операциями, его фронтовая биография была относительно «чистой».
Последние годы в работах российских историков были опубликованы достаточно любопытные факты биографии Пархоменко. Например, период службы Александра Яковлевича в Харькове, где в течение 1919 года он последовательно занимал посты местного губернского военкома, уполномоченного по снабжению Харьковского военного округа и даже командующего группой войск при обороне Харькова. На посту снабженца Пархоменко проявлял чудеса изобретательности: отдельные кавалерийские части харьковского гарнизона были наряжены в униформу гусар и в таком виде были представлены Троцкому. Но вскоре Харьков взял Деникин, а потому более Пархоменко не успел себя проявить.
Иные таланты Пархоменко проявил в боях 1-й Конармии. Впрочем, назвать его тактиком или великим стратегом было бы сложно, однако, по воспоминаниям своих однополчан, Александр Яковлевич воевал дерзко, «пулям не кланялся», как правило, шел впереди буденовской «лавы» с шашкой в руках, в первой линии. Естественно, некоторые нарекания со стороны командования и местного населения были. Например, после освобождения Ростова и Нахичевани буденовцы «расслабились» и вместо того, чтобы форсировать Дон и на плечах отступающего противника ворваться в Батайск, в течение десяти дней боевых действий не вели. Командир 8-й армии Григорий Сокольников считал, что «Конармия разложилась, со стороны ее можно ожидать очень много неприятностей».
«Москва была информирована об этом, – писал Орджоникидзе, – что Конармия по занятию Ростова изрядно пограбила его». 6 января 1920 года помощник командующего 8-й армии по политчасти Александров направил в Реввоенсовет Южного фронта телеграмму о том, что «необходимо избежать в Ростове повторения эксцессов буденовцев, проявленных ими при взятии Воронежа. Зарегистрированы жертвы: семьи рабочих, женщины, коммунисты. Ввиду этого прошу именем Ревсовета Южфронта обратить особое внимание Ревсовета Конармии на дисциплину в частях, направленных к Ростову».
Худшие предположения оправдались: в оперативных донесениях стало мелькать имя первого советского коменданта города Пархоменко. На радостях Александр Яковлевич в освобожденном Ростове учинил роскошный пьяный дебош, набил физиономию кому-то из красных военачальников. За что по законам революционного времени был предан суду и избежал расстрела благодаря заступничеству члена Реввоенсовета Республики Иосифа Сталина и члена фронтового Реввоенсовета Георгия Орджоникидзе. Таким образом, эпизод кинофильма, в котором Пархоменко без видимых усилий осушает налитый до краев стакан водки, полностью соответствует действительности.
В апреле 1920 года Пархоменко, приняв должность командира 14-й кавалерийской дивизии, лихо машет шашкой в боях на польском направлении в составе все той же 1-й Конной. И хотя впоследствии все эти бои в целом были для Красной Армии неудачными, Пархоменко умудрился получить орден Красного Знамени РСФСР. Это уже показатель: в то время, как сам Семен Буденный, путаясь в словах, рассказывал о причинах неудачного польского похода, Пархоменко получал орден. Значит, было за что.
Погиб Александр Пархоменко во время преследования одного из отрядов Нестора Махно. Штаб 14-й кавалерийской дивизии неожиданно наткнулся на передовую группу махновцев. В жестокой рубке в районе села Бузовцы (сейчас Жашковский район Черкасской области) весь штаб погиб. Махновцы, забрав оружие и коней, ушли. Каково же было удивление начальника махновского штаба, когда в полевой сумке погибшего начдива обнаружили прелюбопытнейшее письмо от брата Александра Яковлевича – анархиста, сражавшегося против красных в тамбовских лесах. Брат уговаривал Александра перейти к повстанцам: «Что тебя держит у большевиков? Чины? Должности? Брось, все это взросло на крови таких же, как и мы, простых работяг. Я знаю, что с батькой Махно у тебя кровная вражда, но оглянись, и ты увидишь, что за ним идут тысячи крестьян, никогда не державших в своих руках оружия. Подумай, Александр! Еще не поздно!».
Как бы там ни было, но посмертно лихой начдив был награжден вторым орденом Красного Знамени РСФСР. Так или иначе, фильм о бесстрашном начдиве стал классикой советского кино, а его подробная биография не написана до сих пор.

«ЛЮБО, ЛЮБО, БРАТЦЫ …»
Махно был на два года младше Пархоменко. Нестор родился в 1888 году в заштатном городке Гуляйполе  Екатеринославской губернии. Отец умер, когда мальчику было одиннадцать месяцев.
Нестор закончил четырехклассную земскую школу, но из-за бедности, царившей в крестьянской семье, дальше пришлось батрачить. Потом он работал маляром, поступил на чугунолитейный завод. В октябре 1906 года вступил в местную анархистскую организацию «Союз бедных хлеборобов». Участвовал в налетах на местных богачей и немецких колонистов. В 1907 году за соучастие в убийстве пристава впервые арестован, выпущен за недоказанностью, вскоре арестован опять и, в конце концов, по совокупности обвинений приговорен к повешению.
Мать написала умоляющее письмо императрице Александре Федоровне, и, поскольку преступления, в которых его обвиняли, Махно совершил несовершеннолетним, Николай II собственноручной резолюцией заменил смертную казнь на пожизненную каторгу.
Махно содержался в Бутырке, в кандалах. В тюрьме активно занимался самообразованием: «прочитал всех русских писателей, начиная с Сумарокова, и, кончая Львом Шестовым» (из автобиографии). Под влиянием анархиста Петра Аршинова-Марина, сокамерника и будущего соратника, его идейные взгляды окончательно оформились.
Освобожден Февральской революцией. Вернулся в Гуляйполе. Как каторжанин, пострадавший за народные идеалы, пользовался непререкаемым авторитетом. Избран председателем Гуляйпольского крестьянского союза, объявил о ликвидации помещичьего землевладения и начал аграрную реформу.
Вместе с единомышленниками-анархис­тами занимался созданием «вольных коммун», замышлявшихся как своеобразные автономные агропромышленные хозяйства. Сам Махно в одной из них по два дня в неделю работал физически – в поле или механиком при машинах. Вскоре, однако, Украину захватили немцы, коммунары были вынуждены бежать на юг. Сформированный Махно отряд совместно с анархистским отрядом Маруси Никифоровой сопровождал коммунарский эшелон в качестве охраны, постоянно вступая в бои.
Весной 1918 года Махно приехал в Москву. Его целью была встреча с общепризнанным вождем анархистов – князем Петром Кропоткиным. Кропоткин, уже пожилой человек, с симпатией отнесся к молодому страстному революционеру, но ехать с ним в Украину отказался. Тогда Махно пришел в Кремль, где имел долгую беседу с Лениным и Свердловым. С их благословением начать партизанскую войну против немцев и гетмана Скоропадского Махно в июле 1918 года тайком вернулся в Гуляйполе.
С этого момента начинается грандиозная эпопея «махновщины». Войско «батьки» из маленького партизанского отряда выросло в многотысячную армию. Рассказ обо всех перипетиях махновщины занял бы слишком много времени и требует погружения в историю Гражданской войны в Украине. Махно воевал со всеми – с немцами, петлюровцами, белыми, красными. Несколько раз он вступал в соглашение с советской властью, его даже наградили орденом Красного Знамени № 4, но «любви и дружбы» все равно не получалось: то красные предательски нарушали соглашения, то Махно отказывался выполнять приказы.
Последний союз Махно и большевиков был заключен в сентябре 1920 года. В победе над Врангелем махновцы сыграли одну из решающих ролей. Но уже через неделю после разгрома белых, Фрунзе отдал приказ: махновские части переформировать, смешать с обычными красноармейскими и перебросить на Северный Кавказ. Это было демонстративным нарушением подписанных ранее договоренностей. Махновцы отказались подчиниться. В ответ нескольких их командиров предательски убили. Махно восстал вновь и был в очередной раз объявлен врагом советской власти. Почти год длилась отчаянная «большая малая война», правду о которой утаивала советская историография: маневренные и дерзкие махновские отряды громили прославленных красных полководцев. Лишь за счет невероятного перевеса в численности и жесточайшего террора против поддерживавшего Махно местного населения «батьку» удалось победить.
30 октября 1921 года с последним небольшим отрядом (77 сабель) раненый Махно перешел Днестр и оказался на румынской территории. Советское правительство требовало его выдачи, румыны не знали, как быть. Батьку и его отряд интернировали. От безысходности большинство его соратников решили сдаться красным. Самому Махно, его жене Галине Кузьменко и нескольким наиболее близким бойцам румыны дали возможность выехать в Польшу.
В Польше «батьку» в своих интересах пытались использовать самые разные силы – петлюровцы, балаховцы; Галина от имени Махно пыталась вести осторожные переговоры с советским посольством – обсуждалась идея поднять в Галиции антипольское крестьянское восстание. Кончилось тем, что поляки посадили Махно, Галину и всех, кто с ними был, в тюрьму, но, ничего не доказав в суде, отпустили. В тюрьме, в 1922 году Галина родила дочь.
С 1923 года Махно жил с семьей в Париже. Они бедствовали. Вообще-то, еще в Гражданскую Махно «на черный день для будущего дела» закопал несколько ведер с драгоценностями и золотом (например, в селе Гавриловка – ценности из екатеринославского ломбарда), но ОГПУ всех посланных «верных людей» перехватило и клады изъяло.
Батька зарабатывал на жизнь, работая столяром на киностудии, сапожничал, плел какие-то тапочки... При этом активно участвовал в анархистском «Черном Интернационале», выступал в анархистской прессе, был окружен почтением многочисленных единомышленников. Однако умер в одиночестве, в парижском госпитале для бедных, в 1934 году.

МАЛОИЗВЕСТНЫЙ МАХНО
В этом человеке поражает фантастическая жизненная сила. С юности у него не было одного легкого – в 1911 году, в Бутырской тюрьме Махно заболел туберкулезом, ему сделали операцию. Чахоткой страдал всю жизнь, время от времени (например, в дни польского заключения) болезнь обострялась. Собственно, простуда, обострившая туберкулез, и стала причиной его смерти; простудился же Махно (по некоторым данным), участвуя в рабочей демонстрации в Париже.
В годы Гражданской он тяжело переболел тифом. За войну был ранен 12(!) раз. В Румынию Махно вывозили на тачанке, тяжело контуженного, с перебитой ногой. Всю оставшуюся жизнь Махно хромал. Впечатления физически сильного человека не производил, горбился, говорил быстрым, журчащим, певучим тенорком.
Описание Гуляйполя, памятное многим по толстовскому «Хождению по мукам» – этакая бесконечная разудалая вольница – не соответствует действительности. По крайней мере, сохранились воспоминания красных разведчиков, засылавшихся в «Махноград»: настороженная атмосфера, поддерживается строгий порядок, работают мастерские (ремонтировались тачанки и оружие), действуют лазареты – словом, нормальный центр воюющей армии. Формально в махновском войске на время боевых действий был даже введен сухой закон – понятно, что он просто не соблюдался. Да и сами представления о махновцах как о бесшабашной орде – скорее ложь, нежели правда. При всей своей разнородности и живописности это была  армия, воевавшая скоординированно, бравшая города, армия со штабом, с отличной разведкой (деревенские бабы и пацаны проникали куда угодно, сведения о противнике поставляли быстро и точно). В разные периоды у махновцев была своя артиллерия, бронепоезда, одно время Махно перемещался даже на самолете.
Махно - настолько яркая фигура, что за ней мельче и неразличимее видятся личности его соратников. Между тем, это тоже люди незаурядные. Его штаб возглавлял бывший паровозный машинист Виктор Белаш, обнаруживший талант великолепного тактика. В Военно-революционный совет входил Всеволод Волин (Эйхенбаум), брат знаменитого литературоведа Бориса Эйхенбаума, широко образованный человек, философ, публицист.
То, что начальник махновской контрразведки Лев Зиньковский-Задов после Гражданской войны стал чекистом, известно. (Кстати, этот двухметрового роста, бритоголовый, очень спокойный человек совершенно не походил на придурочного Левку из «Хождения по мукам»). Менее известно, как сложились судьбы остальных крупных махновцев, оставшихся в СССР. В 1924 году «идейные анархисты» пытались собрать подпольный съезд, но были арестованы. Говорят, в их судьбе и судьбе других бывших махновцев трагическую роль сыграл тот самый Виктор Белаш – попав в ЧК, он в тюрьме согласился «сотрудничать». Несколько раз Белаш объезжал бывших товарищей по борьбе, отыскивал их, навещал, выпивал, вспоминал былое, расспрашивал – а потом писал отчеты. Амнистированные в 1927 году, махновцы, в общем-то, спокойно врастали в советскую жизнь. Бывшие командиры махновских полков учительствовали, бригадирствовали, работали в кооперации, многие получили удостоверения «красных партизан» – хотя и жаловались, что «притесняют». Позднее одного за другим их начали брать. В 37-м расстреляли всех, включая Белаша.

ПОМНЯТ И ЧТЯТ
Сегодня в Гуляйполе, в краеведческом музее всегда готовы в случае чего провести тематические экскурсии: мало ли какие гости заглянут. А гости иногда заглядывают самые неожиданные. Например, как-то заглянула юная француженка, специально прибывшая из Парижа, чтобы поклониться родине своего кумира – великого борца за народное счастье, чей прах покоится на кладбище Пер-Лашез рядом с могилами парижских коммунаров.
Специальной экспозиции в музее нет, как нет в городе и отдельного музея Махно. Есть закладной камень, на месте которого к 120-летию Махно будет возведен памятник, есть и мемориальная доска на здании райсовета, где в Гражданскую располагался штаб Нестора Ивановича. А в музее – общая экспозиция по периоду революции и Гражданской войны.
Понятно, в Гуляйполе тему махновского движения не обойдешь. Среди экспонатов – документы, фотографии, вещи того времени. Вы не думайте, что просто было их собрать. Как раз в Гуляйполе все, что связано с махновщиной, уничтожалось особенно тщательно. Сами люди уничтожали. Во времена репрессий в городе раскрыли несколько якобы заговоров бывших махновцев, шли аресты, вот народ и кинулся уничтожать все, что с махновщиной было связано...
Однако тачанка есть. Подлинная. В смысле – того времени. С тачанками проще всего. Они в здешних колхозах до семидесятых годов бегали. Только без пулеметов.
Много ли потомков махновцев живет сейчас в Гуляйполе? Трудно сказать. Старшее поколение боялось признаваться. Кстати, бывший председатель райадминистрации Игорь Бирюков рассказывал мне, что во время Великой Отечественной войны многие гуляйпольцы были представлены к званию Героя Советского Союза, но (биография подвела?) так и не были удостоены этого звания.
В Гражданскую у Махно служило 70 процентов мужского населения города – вот и считайте правнуков. Если же говорить о потомках самого Нестора Ивановича... 15 лет назад умер его внучатый племянник Виктор Иванович Яланский, который всю жизнь проработал на местном заводе сельхозмашин, а на пенсии стал собирателем махновского рода – списывался, искал... Более близких родственников уже, наверное, не осталось. Жена Махно, Галина Кузьменко, ушла из жизни еще в 1978-м, в Джамбуле (в эмиграции она жила во Франции, потом немцы угнали в Германию, оттуда после победы вывез СМЕРШ).
Галина переписывалась с Яланским, в 1976-м приезжала в Гуляйполе. Там же, в Джамбуле, в 1991-м умерла и дочь, Елена Михненко. Вроде бы у Елены оставался муж, но Яланский незадолго до смерти жаловался, что тот не отвечает на письма, наверное, тоже умер.
В некоторых исследованиях говорится, что настоящая фамилия Нестора Ивановича – Михненко, а Махно – прозвище. В Запорожском областном архиве хранится церковная книга, где есть запись о крещении Нестора. Почерк витиеватый, фамилию можно прочитать как «Махно» или «Михно», но не «Михненко». Собственно, вся родня Махно жила в Гуляйполе, что они – не знали, как настоящая фамилия? Но дочку за границей Нестор Иванович действительно записал «Михненко». Почему? Наверное, понимал: с фамилией «Махно» и отчеством «Несторовна» ей в жизни непросто будет.
В Гражданскую войну была популярна фраза: у крестьянства два пути – или с революцией или с контрреволюцией. Но крестьянство само стихийно искало третий путь. Махновщина – один из примеров такого поиска.
Стенька Разин... Эмилиано Сапата в Мексике... Все те вожаки крестьянских движений, которые остались в памяти народов героями, воплощали в себе идеал свободы – так, как он понимался в их время. Отделиться от власти, организовать свое место жительства, место обороны, завоевать право на жизнь в соответствии со своими ценностями, идти своим путем – согласитесь, привлекательная идея. Не забывайте, махновцы – это  потомки запорожских казаков. В те годы в них словно проснулись спавшие гены. И об этом во всеуслышание заявляли такие известные фигуры, как Коллонтай, Дыбенко. Приезжая со своим супругом, вечно полупьяным матросом Павлом Дыбенко на переговоры с «батькой» в Гуляполе, Коллонтай сравнивала махновцев с казаками, а Гуляйполе называла Запорожской Сечью. Об этом писал и Каменев: «Настоящая Сечь»!
Сегодня одни излишне идеализируют Нестора Ивановича, другие продолжают обливать грязью… Каким он был на самом деле, мы, наверное, не узнаем никогда.

Текст: Сергей Ильин (г. Запорожье)

Обложка журнала №027
Архив предыдущих номеров
2017 год:
01020304
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005