Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

            НАЗАД В БУДУЩЕЕ              

Ложь Вольфа Мессинга

О счастье неведения Мессинг услышал впервые от великого Фрейда. Но тогда, в Вене, Вольф был еще молод и беспечен. Верил в свои бесконечные возможности, как все юноши воспринял неожиданную мысль ученого скептически, вроде старческого брюзжания. Тем более, что отчетливо уловил: у Зигмунда в тот день были неприятности дома. Наверное, поэтому он так равнодушно отнесся к его умению читать мысли других и предвидеть будущее. Тогда Вольф промолчал о понятом и услышанном. Теперь же, как говорили старики в его родном местечке, когда он уже едет с ярмарки жизни, и многое воспринимает по-другому, та истина Фрейда открылась ему по-новому...
Вот почему высказанная вслух просьба Аиды огорчила и напугала. Были зоны в их отношениях, которых они с женой не касались. За пятнадцать лет, прожитых вместе, она никогда не интересовалась его прежней семьей. Хотя, когда пошли в загс, ему было уже сорок пять. По молчаливому согласию, у них эта тема превратилась в табу. А он в благодарность не касался того, как сложилась ее личная жизнь до него. Впрочем, ему не нужны были расспросы. По нескольким фотографиям, сохранявшим ауру пролетевших лет, он легко восстановил многое из ее прежней жизни. И хотя в ешеботе не раз слышал: в больших знаниях много печали, в данном случае правило не сработало. Отчетливые представления о прошлом жены вместо ревности только усилили чувство благодарности к Аиде.
Сейчас же. из-за ее прямого вопроса о своем ближайшем будущем. он оказался в дурацком положении. Она же прекрасно знала, что он не в состоянии лгать. Чем бы ему ни грозила правда. Вольф уже не раз в своей жизни натыкался на эту преграду, но ничего не мог с ней поделать. Видно, она была важной сутью его натуры, тем самым смутным Оно, сидящем в каждом из нас, и о котором так много писал тот же Фрейд.
Еще в первые месяцы знакомства с женой он как-то поделился с ней, во  что обошлось ему пророчество Гитлеру, когда во время концерта один зритель поинтересовался у него судьбой Рейха. Тогда он во всеуслышание заявил, что фюрер скоро умрет, если двинет свои войска на восток. Аида конечно же понимала, что он мог ответить и по-другому. Гибче и дипломатичней. Что, наверняка, предвидел, чем грозит такой прогноз ему самому и его семье. И все-таки он не покривил душой, хотя и тогда знал о неизбежности возмездия за прикосновение к будущему... А слова с его предсказанием, моментально разнесенные по миру газетами, действительно, всего через несколько лет стоили жизни первой жене и детям, после того как немцы вошли в Варшаву...
Да и Сталин хотел поймать его на этом же. В начале сорок третьего поинтересовался, когда же они будут праздновать Победу. Он назвал дату -пятое мая сорок пятого года. В ответ ему буркнули:
- Ну и хитрец ...
- Я-то что, вот вы - настоящий хитрец, - парировал он тогда вслух, и все окружение вождя остолбенело от неожиданной дерзости. Они не знали конца сталинской фразы, которую умный горец вовремя оборвал. А она была прочитана Мессингом так:
- Ну и хитрец, этот недоучившийся раввин... Зато по ответу и интонации Сталин понял, что мысль его прочтена полностью и, значит, Вольфу известна не только его биография, но и то, как его тоже вытурили из духовной семинарии. Из всех присутствующих только они вдвоем поняли смысл сказанного друг другу. Такая ситуация как бы уравнивала способности обоих в ясновидении и явно вождю понравилась.
Все же Сталин не удержался:
- А почему мы, материалисты, должны верить всяческим бредням?
Тогда он заметил, мол, понимает, как им хочется услышать дату пораньше. Но лучшим доказательством его правоты будет, если ему дадут дожить до того светлого мая... И Сталин опять засмеялся...
После этого его оставили в покое, даже разрешили выступать с концертами.
Делился он с Аидой и о пережитом на краю чертовой ямы... В детстве, в очередной раз побитый отцом, он побежал к крутому оврагу, прорытому ливнями или неведомыми силами недалеко от родной Гуры-Кальвары. В местечке это место пользовалось дурной славой. Детей пугали, что там водятся бесы, наводящие на людей болячки и порчу.
Гладь зеленой степной травы в этом месте неожиданно обрывалась почти под ногами. И дальше зияла бездонная черная яма. От ее бесконечной глубины сердце маленького Вольфа замерло. Он стоял, завороженный желанием и возможностью рассмотреть в густой темноте что-то очень важное, и необъяснимым страхом перед тем неведомым, которое могло открыться только ему. Этих противоречивых мыслей и чувств его и без того всегда встревоженная нервная система не выдержала. Он начал терять равновесие и свалился бы, если бы вовремя его не подхватила мама, которой соседка сообщила, куда побежал маленький Мессинг.
Она молча прижала его голову к своему животу, а он спросил, что с ним будет, если он умрет.
-Ой, киндале, - ты еще едешь на ярмарку, зачем тебе думать про такое...- ответила она не очень понятно.
Но именно тогда, на краю чертового оврага он ясно усвоил, что есть черта, за которую не стоит заглядывать в этой жизни...
Поэтому избегал вопросов о будущем. Человеку не очень приятно лишний раз убеждаться в своей беспомощности. А изменить предстоящее, Мессинг знал это точно, не под силу даже ему.
Каких только дурацких заданий ни придумывали ему во время концертов, о чем только люди ни спрашивали его. Должен был бы, казалось, привыкнуть ко всему. А вот же, не получается. И неожиданная просьба Аиды выбила из колеи. Он знал: такое с ним иногда бывает. Когда голова не уживается с сердцем. И с особой остротой понимается мудрость мысли Фрейда, высказанная им еще при встрече в Вене, про счастье неведения....
Да, он научился хорошо читать мысли других и заглядывать по обе стороны жизни. Но именно Аида, как никто другой, понимала, чего это стоит ему. Не раз во время антрактов, в маленьких артистических комнатушках она меняла ему взмокшие от пота майки, если что-то подобное задавали ему из зала. Поэтому и была особенно осторожна. Именно такое полное молчаливое понимание всего происходящего в его душе и притянуло Мессинга к этой женщине.
С самой первой их встречи, когда после концерта она зашла в его комнатушку за сценой и сообщила, как понравилось ей выступление. Но у нее есть соображения по его улучшению. В глазах молодой женщины – больших и блестящих, как вымытые дождем вишни, Мессинг сразу вычитал все. Искреннюю восторженность. Преодоленное смущение. И совсем неожиданную грусть материнской нежности, понимающей, как быстро взрослеют дети. Особенно тронула похожая на клипсу темная родинка на мочке правого уха, изящно прикрытая спадающим крылом черных волос.
А предложение неожиданной зрительницы привело Вольфа в восторг. Она сказала, что готова немного подработать его вступительное слово, с которым он обращается к присутствующим перед концертом, чтобы сделать его более доходчивым и убедительным...
К своим способностям телепатии и ясновидения Мессинг приспосабливался постепенно, как безногий к протезу. Долго мучился, разбираясь, что это такое: Божий дар или Проклятие. Поэтому и не мог толком объяснять свои опыты сидящим в зале материалистам. В мыслях одних он угадывал слепое удивление, как перед волшебством мага. Другие, отчетливо чувствовал он, принимают его за шарлатана. Сам он не мог найти убедительных слов для объяснения своих опытов, так как толком не понимал происходящее в его голове во время сеансов. Эту раздвоенность, видно, и уловила Аида. Теперь он всегда мысленно удивлялся тому, как чутко подыскивала она нужные доводы и слова, предваряя его выступление.
И если она все же решилась выведать у него свое будущее, значит болячка, о которой он узнал давненько, начала беспокоить ее всерьез.
Но что он мог ей сообщить? Про то как в его сознании, когда он выстроил цепочку будущего жены, откуда-то четко выплыла шеренга опечаленных людей? В ней он узнал себя, понуро плетущегося за траурным венком в сторону городского кладбища. Он сам никогда не мог понять, как и почему возникают такие видения в извилинах его мозга. Но не раз убеждался в их истинности. Дрожа от холодного пота и пережитого, Мессинг после вопроса жены усилием воли вернулся к Аиде.
Увидел родные глаза, коричневую точку родинки на мочке уха, которую ему так нравилось целовать. Сейчас в любимых глазах отражалась незнакомая настороженность. Он выдержал её взгляд. Его зрачки не отклонились в сторону.
- В будущем я рассмотрел только теплый город, по которому мы гуляем вместе. Значит, - закончил он, улыбаясь, - нам скоро предстоит приятная поездка в Сочи...
Слова всплывали сами собой, словно их произносил кто-то другой, без всяких усилий и стараний Вольфа. А он только радовался необъяснимому облегчению, которое испытывал от преодоления своей многолетней преграды.
Главное, он боялся, чтобы его не выдал голос. Но все получилось как нельзя лучше. Тревожная настороженность в глазах жены рассеялась. Теперь она глянула на него так, как в тот раз, когда впервые подошла к нему после концерта. И Мессинг в который раз удивился прозорливости гениального психолога.


Текст: Илья Стариков


Обложка журнала №027
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005