Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              ИМЯ СОБСТВЕННОЕ              

Единственный академический

 

Начальник УМВС України в Миколаївській області генерал-майор міліції А.В. Науменко, член Національної спілки журналістів України.

Александр Вовченко, директор Института импульсных про­цессов и технологий Национальной академии наук Украины

Николаевцам хорошо знакомо это здание напротив заводоуправления НПКГ «Зоря-Машпроект». Вроде бы, ничего примечательного: обычное производственное сооружение эпохи «позднего Брежнева». Если подойти поближе, то можно прочитать на голубой табличке: «Национальная академия наук Украины. Институт импульсных процессов и технологий». Вряд ли эти слова много скажут рядовому обывателю (да и нерядовому, похоже), а между тем, за этими непритязательными стенами работает уникальный коллектив, которым гордилось бы любое государство. Подчеркиваю – любое, вплоть до самых-самых! Что же там такого необычного?
У входа в николаевский выставочный зал «Нарим» лежит небольшой корабельный винт. Он и правда небольшой, есть гораздо большие. Но он стальной, а не бронзовый, как чаще всего бывает. А теперь представьте себе эти стальные лопасти с настолько деформированными кромками, будто над ними потрудился какой-то исполинский грызун… Многие из нас путешествовали на судах на подводных крыльях (к сожалению, их у нас становится все меньше). Вид крыла, в струях пены, рассекающего под поверхностью толщу воды – незабываемое зрелище. Я уверен: им любовались все пассажиры «Ракет» и «Метеоров». А доводилось ли вам видеть такое крыло в сквозных дырах, будто его обстреливали из пулемета? Так вот – кромсают лопасти винтов и подводные крылья не пули, а «мягкая» вода. Ударные волны, порожденные скоростью, сокрушают в жидкой среде прочнейшие сплавы и, более того, даже изменяют структуру материалов. Это явление, называемое кавитацией, во всем мире научились нейтрализовать и как бы обходить. Но использовать сходные процессы в технологических целях – до этого додумались только у нас в Николаеве. Всесокрушающая сила гидравлического удара стала управляемой благодаря выверенному электрическому разряду. Но расчет необходимых параметров потребовал теоретической базы и экспериментального оборудования. Так, на основе скромной лаборатории, в далеком 1962 году возникло Проектно-конструкторское бюро электрогидравлики, которое в 1972 году было передано в ведение Академии наук УССР. Это, кстати, также уникальное явление. В Советском Союзе научные учреждения создавались исключительно постановлениями партии и правительства, а тут - целое бюро, а, впоследствии, институт «проросли снизу». Произошло это, разумеется, не по «щучьему велению», а благодаря настойчивости и самоотверженной работе тогдашнего коллектива ПКБ. В этом же, 1972 году, по окончании Харьковского политехнического института, поступил на должность инженера молодой специалист Александр Вовченко. Вряд ли тогда кто-нибудь мог предположить и, наверное, директор ПКБ Григорий Афанасьевич Гулый тоже, что со временем этот молодой человек не только возглавит коллектив, в который только что влился, но и превратит бюро в академический институт и учебный центр. Но вот что показательно: если в других учреждениях и на производстве молодежь еще долго гуляет в «Васях» и «Петях» (а некоторые – до пенсии), то в ПКБ с первых дней работников зовут по имени-отчеству. Согласитесь, это повышает самоуважение. Так, в мгновение ока вчерашний студент стал Александром Ивановичем.
Первую известность ПКБ принесли две разработки, которую позднее назвали технологией электроимпульсной холодной листовой штамповки, когда импульсное давление, генерируемое в воде высоковольтным электрическим разрядом, выдавливает из плоской заготовки объемные детали. Настоящий успех пришел из несколько иной сферы.
Современное машиностроение немыслимо без точного литья. Но литые детали после остывания требуют трудоемкой и далеко небезвредной очистки от остатков формовочной смеси. Для обеспечения возможности очистки литье не могло быть слишком геометрически сложным или слишком крупным. ПКБ предложило технологию, позволяющую производить очистку отливок практически любой сложности и массой от 100 грамм до 200 тонн, с уменьшением запыленности практически в 10 раз. Технология нашла применение не только в Советском Союзе, но была запатентована и экспортировалась в Японию, Германию, Швецию, Испанию, Венгрию, Румынию, Индию, Болгарию, Словакию, Кубу.
Углубленное изучение импульсных процессов позволило предложить технологию, повышающую приток жидкости в скважину и увеличивающую, таким образом, производительность нефтяных скважин в 1,5-2 раза, а водозаборных – более чем в 3 раза. Специальное оборудование нашло применение как в бывших советских республиках, так и в Китае.
Научный статус ПКБ не был чем-то искусственным. Ведь все эти технологии были бы немыслимы без весомого теоретического обоснования и точных предварительных расчетов. Очень многие разработки и научные темы претендовали на первенство не только в нашей стране, но и в мире. Поэтому создание на базе Проектно-конструкторского бюро электрогидравлики Института импульсных процессов было совершенно логичным. Логичным было и создание опытно-производственной базы – ведь соответствующего оборудования никто в мире не производил. Его только предстояло разработать.
Нашла применение и технология электроимпульсной запрессовки труб теплообменных аппаратов. Эта серьезная инженерная проблема решена эффективно и даже, пожалуй, изящно, повышая коррозийную стойкость соединений в 3-7 раз, долговечность устройств – соответственно.
Жидкости - это не только вода. Расплавленный металл – это тоже жидкость. Оказалось, что электроимпульсная обработка расплава уменьшает его неоднородность, улучшает литейные качества, удаляет неметаллические включения и свободный водород. Все это повышает качество металла. Для такой «металлургической» страны как Украина это немаловажно.
Помимо созидающей роли электрогидравлики была не забыта и разрушительная сила. В реальном производстве очень часто необходимо расколоть, разрушить скалу, бетонный монолит, старый фундамент. Была разработана и успешно внедрена установка с производительностью до 6 кубометров в час. В самом различном производстве необходимо в процессе технологической подготовки использовать дробление и измельчение неметаллических материалов. Наши николаевские специалисты разработали оборудование, обеспечивающее степень измельчения до нескольких микрон.
И это только, если говорить об уже осуществленных и внедренных разработках. В проектах и в теории их, конечно же, было гораздо больше.
Совершенно естественным образом встал вопрос о подготовке специалистов по данной тематике. Ни один ВУЗ страны не готовил кадры, способные управлять данными технологиями, хотя близкие по содержанию, конечно, были. В конце-концов институт был заинтересован в подготовке будущей смены. Назревала, помимо научной и производственной, еще и учебная работа. И тут грянула перестройка, которая кое-где (слава Богу, не у нас!) закончилась перестрелкой, а затем распался Советский Союз.
Сказать, что для института это было тяжелым ударом – значит, ничего не сказать. Ни для кого не секрет, что все лучшее в СССР работало на оборону. Институт импульсных процессов ни в коем случае не был исключением. Но в годы нарастающей разрухи, когда превращались в пыль и руины еще недавно жизнеспособные и прекрасно оснащенные предприятия – и несть им числа – герой нашего повествования не только не погиб, но и, претерпев определенную эволюцию, предстал в ином качестве. Теперь это учреждение, вполне вписавшееся в рыночную экономику. Это научный центр, который аккумулирует знания в области импульсных технологий и, если угодно, интеллектуальную собственность. Это ни много, ни мало, а 1 425 авторских свидетельств, 125 патентов Украины и 121 патент других стран. На базе института создана кафедра Украинского государственного морского технического университета соответствующей направленности. По тематике исследований института защищено 11 докторских и 80 кандидатских диссертаций. Уже можно сказать, что появляются научные династии в его стенах. Разумеется, еще очень далеко до победных реляций, но единственный в нашем регионе академический институт живет и действует наперекор всем объективным и субъективным факторам современности. Объективно – пиджак украинской фундаментальной науки оказался слишком велик для новорожденного государства, субъективно – ни одно из правительств независимой страны не продемонстрировало уровень осознания проблем науки как безусловного государственного приоритета. Во всяком случае, уже не первый год идет «освоение» бизнесом имущества и собственности Национальной академии наук Украины.
В связи с этим, самое время упомянуть о роли Александра Ивановича Вовченко в сохранении для города Николаева и страны в целом этого уникального научного центра. Приняв коллектив в самое непростое время – с 1989 года, он сохранил кадровый костяк, не дал «заглохнуть» научным разработкам, когда в других институтах торговали ширпотребом (а кое-кто и доныне торгует), продолжил подготовку будущих специалистов и в стенах Университета кораблестроения, и у себя «дома». В обстановке, когда все шаталось и рушилось, Александр Иванович и его соратники совершили настоящий подвиг созидания – переформировали Проектно-конструк­тор­с­кое бюро, на 80% загруженное заказами советской оборонки, в Национальный научно-исследо­вательский институт. Благодаря его деятельности и деятельности других подобных руководителей Украина не ушла с рынка технологий, и нам еще есть что предложить миру кроме семечек и металлолома. Как это ему удалось? Наверное, только он знает, но рискну предположить, что дело - в правильной кадровой политике, в помощниках, в коллективе. И еще, наверное, в умении быть разным, не отклоняясь от главного. Очень характерный случай произошел в далеком теперь уже 1991 году. Тогда на судостроительном заводе в Комсомольске-на-Амуре сдавалось заказчику научно-исследовательское судно института под гордым названием «Гипанис». Бурные события того достопамятного лета – ГКЧП, Ельцин на танке, фактическая отставка Горбачева, Декларация независимости Украины – привели к тому, что завод отказался передавать готовое судно «неизвестно кому». Тогда, по распоряжению Вовченко, «из подручных материалов» был сшит флаг Украины и поднят на мачте. Так «Гипанис» стал, наверное, первым судном под украинским флагом.
30 ноября этого года доктору технических наук, профессору Александру Ивановичу Вовченко исполняется 60 лет. Примерно в это же время 90-летний юбилей будет отмечать Национальная академия наук. Это знаменательное совпадение. Заметим это себе и напомним нашим (в том числе, николаевским) властям, что такие события не должны оставаться незамеченными.


Текст - Александр Карманов
Фото – Игорь Сахацкий

Обложка журнала №028
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005