Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

             НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ                

Детская боязнь левизны в украинской политике

«Украина – огромная страна
с устаревшей инфраструктурой,
свирепствующей коррупцией и
опереточным политическим классом…»
«Франкфуртер Альгемайне»

Украина пребывает в кризисе. Было бы неверным считать его достоянием последних лет, так сказать, «посторанжевого периода». На самом деле, неопределенность пути, экономическая деградация, слабость государственных и крайняя слабость общественных институтов есть прямой результат того, еще советского кризиса управления, который вызвал к жизни горбачевскую перестройку, но так и не был до конца разрешен. Из тех же времен тянется отчужденность народа от власти и на местном, и на национальном уровне, а также прогрессирующая потеря им жизненных ориентиров. Новым является разве что совершенно определенная дискредитация праволиберальной модели экономического развития и откровенный меркантилизм политики, пришедший на смену идеологическому противостоянию. Ведь и наблюдаемая всей страной нескончаемая борьба за власть между, якобы, политическими союзниками, да и сама «оранжевая революция» является, в своей основе, толкотней у кормушки различных бизнес-политических структур, неразличимых на идейном уровне. Идеологические отличия «НУ-НС», «БЮТ» и «Партии регионов» исчезающе малы. Реальные противоречия между ними лежат в совершенно иной – неполитической плоскости. Следовательно, они и не могут быть разрешены политическими методами. Кроме того, сегодня абсолютно ясно, что наивная вера советской интеллигенции в то, что придя на смену неэффективному собственнику – государству – эффективный собственник – частный бизнес – произведет успешную хозяйственную модернизацию и сократит наше отставание от наиболее развитых стран, потерпела оглушительное фиаско. Украинский капитализм, каким бы крупным он ни был, оказался не только не способен подвигнуть страну на передовой путь развития, но и просто удержать экономический статус-кво. Итоги последних пятнадцати хозяйственных лет определяются утратой национального богатства, которое в денежном выражении втрое превышает материальные потери от Второй Мировой войны. И если в соседней России нашлись силы, которые осознали необходимость решения общенациональных задач на основе государственного регулирования, то отечественный правящий класс, в большей или меньшей степени, не видит иного выхода для Украины, кроме как «растворения» в Западе, надеясь на выгодное географическое положение, природные ресурсы, образовательный уровень населения, невысокую стоимость рабочей силы и т.п. Очевидно, что этот путь находится далеко в стороне от независимости, продвижения национальных интересов и укрепления позиций Украины на международной арене, и то, что этот путь предлагается силами, которые называют себя национал-патриотическими, дела не меняет.
По большому счету, если не учитывать «несостоявшиеся» государства вроде Гаити и Сомали, а также откровенные деспотии, то мир знает всего две «чистые» экономические модели. Первая модель – либеральная. В ней двигателем признается ограниченная лишь общими правилами поведения (то есть – законом) частная инициатива и свободный саморегулирующийся рынок. Государство в ней – не более чем надсмотрщик за соблюдением этих общих правил. В исходной своей форме либеральная модель даже отвергает любую социальную ответственность бизнеса как покушение на свободу предпринимательства, но современная форма такую ответственность предполагает – сказывается конкуренция другой экономической модели – социализма. Социалистическая модель приписывает главенствующую роль в жизни общества демократически организованному государству, которое определяет не только объемы производства, но и уровень потребления. На государстве лежит и вся социальная защита нетрудоспособных, и экономически слабых. Разумеется, в мире нет ни одного реального государства, исповедующего ту или иную «чистую» модель, хотя в прошлом, мы знаем, были попытки их построения. Можно говорить лишь о степени преобладания в государстве либерализма или социализма. Но если политическая сила (партия, объединение) в качестве основных рычагов экономики рассматривает, главным образом, рынок, конкуренцию, налоговую политику, а вопросам государственного регулирования, коллективной собственности или централизованному планированию отводит второстепенную роль, то такая партия считается правой. Соответственно, левые силы используют противоположный подход. Традиционно за правыми силами закрепляется к тому же консерватизм, традиционализм – политическая поддержка роли религии и церкви.
Политически подкованный читатель, пожалуй, упрекнет меня в излишней лапидарности. Зачем объяснять очевидные вещи? Есть тому причина. Дело в том, что признаки политической идентификации, отработанные во всем мире, казалось бы, многие десятилетия назад, на «теренах України» никак не желают работать. Украинскую социологию неоднократно упрекали в заангажированности. Наверное, есть за что. Но показательно, что при опросах общественного мнения, независимо от принадлежности опрашивающего, по вопросам, являющимся маркерами правых или левых предпочтений, население нашей страны устойчиво выбирает «левый» вариант в несомненном большинстве случаев. Касается ли это бесплатной медицины или членства в НАТО, во всех без исключения регионах респонденты, не разделяющие либеральный подход, оказываются в большинстве. При этом, те же самые люди могут голосовать за БЮТ, который солидаризовался с право-консервативной Европейской Народной партией, или за олигархическую «Партию регионов». Получается, что электорат с мировоззрением, скорее, социал-демократического толка, реально отдает свои голоса за право-либеральные партии. Страна, фигурально говоря, плавает под чужим флагом. В это же время левые силы Украины занимают в родном политикуме неоправданно скромное место. Почему так получается?
Здесь три группы причин и все они, так или иначе, основываются на специфике переходного периода. Это, если можно так выразиться – детская болезнь. Первая восходит к советскому прошлому и обосновывается дискредитацией коммунистической идеи. Относительной дискредитацией, надо сказать. Ведь слова: «Кто не работает, тот не должен есть» произнес не Карл Маркс, а Святой Петр. Но конкретная политическая практика, носящая «советские» черты, в обозримом будущем несомненно будет встречать активное сопротивление. Это объяснимо и психологически – «За что тогда боролись?!», и политически, ведь антикоммунизм – господствующая идеология украинского государства, и она активно используется. Компартия Украины, в силу особенностей своего электората, оказалась неспособной трансформироваться в левую политическую силу, менее обремененную аллюзиями коллективизации, голодомора и сталинских репрессий. По этой причине происходит неуклонное уменьшение числа приверженцев КПУ, которое, правда, в последнее время, по-видимому, стабилизировалось. С другой стороны, государство не ослабляет усилий по осуществлению контроля за потенциально неблагонадежными «коммунистическими элементами». В число приемов такого контроля входит создание управляемых левых политических организаций. Некоторые из них (большинство) «живут» только в предвыборный период, но часть остается в активном состоянии все время, оттягивая на себя электорат, ресурсы, но никогда реально не действуя против властей. Впрочем, все эти группировки более или менее маргинальны. Подобная практика оправдывается антикоммунизмом. Показательно, что имеется информация о создании силами безопасности Российской Федерации ультра-правых подконтрольных политических группировок. Как говорится – кому что опаснее.
Вторая группа причин объясняется сознательным мимикрированием политических сил правого толка в условиях безусловного социального заказа на левизну. Ведь при поверхностном взгляде хотя бы на лозунги, с которыми на досрочные выборы шел тот же БЮТ, может сложиться впечатление, что их составлял политик, скажем так, право-социалистического направления. Использование в своих целях аргументации конкурентов – прием старый, но в украинских условиях, когда партии отличаются не идеями, а фамилиями лидеров, неожиданно действенный. Можно также отметить имитацию социальной деятельности со стороны государства. Так, в Украине медицина объявлена бесплатной (это социализм), но финансируется в объеме, который никак не может быть достаточным. От коллапса отрасль спасает население – больные и их родственники – доплачивая за государство. Но по документам медицина бесплатна и общедоступна. Примерно также, но получше обстоит дело и с образованием. В результате – идейная дезориентация электората.
Наконец, третья группа причин заключается в действиях самих левых сил, в их непоследовательности, раздробленности, и, что греха таить, в недостаточной потенции. Вся страна может видеть как компартия, подчёркивая свою антибуржуазность, становится частью истеблишмента буржуазного государства, сотрудничает с бизнесом, который в наших реалиях по определению не бывает «белым и пушистым», с опозданием реагирует на трудовые конфликты, а то и вовсе не может взять трудящихся под свою защиту. Конечно, работать левым приходится в конкретных условиях, а они совсем не благоприятны, но бессмысленно ожидать от народа поддержки тех сил, которые не доказывают свою действенность. Голосуя, люди спрашивают себя: «А что могут эта партия и её кандидаты?» И если ответ « ничего» или « очень мало», то и поддержка соответствующая. Кроме того, левые заметно и преобладающе реактивны, то есть, проявляют себя, в основном, лишь реагируя на те или иные вызовы. Возможно, в тиши кабинетов и вырабатываются передовые идеи, но что-то мы о них не знаем. Очень сильно ослабляет левый фланг взаимная борьба на и без того нешироком электоральном поле. Так, сутью деятельности прогрессивных социалистов за значительный отрезок времени было, кроме критики МВФ, всяческое охаивание партии Александра Мороза и его самого. Сильно это помогло партии Витренко?
Мировой опыт явно показывает, что без сильного левого крыла политическая жизнь любой страны ущербна, а социальные стандарты ниже, чем они могли бы быть. Например, беспрецедентные финансовые и технологические возможности США не помогли этому государству достичь качества жизни гораздо более скромных европейских стран. Период разброда и шатания в Украине не вечен, и в его преодолении левое движение должно сказать своё веское слово. Но для этого оно должно хотя бы дать ясно понять народу, что украинский патриот - это необязательно «кострубатый вуйко», в вышиванке под красно- черным знаменем. Привлекательность левых сил будет напрямую зависеть от того, насколько далеко вперёд простирается взгляд их лидеров, и насколько эффективно они смогут расквитаться с прошлым. Этому может помочь осознание подлинных интересов народа Украины и твердая убеждённость в том, что переходный период от УССР к европейскому развитому и влиятельному государству невозможен без идей социализма.

Текст - Александр Карманов

Обложка журнала №028
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005