Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

             НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ               

Девальвация доллара обязательна

«Это мой день рождения, или я умираю?»
Нэнси Астор, первая женщина-депутат
британского парламента

Сейчас все дружно заговорили о кризисе. Кто-то утверждает, что давно его предвидел, кто-то предостерегает, что мы его еще и не нюхали, а вот после Нового года… Странно все это выглядит на фоне недавних заявлений некоторых профильных министров о том, что, кто говорит о кризисе, тот не любит Украину.
А теперь вот, пожалуйста, – закрываются предприятия базового сектора – металлургии, лихорадит банковский сектор, а президент, еще вчера гордый тем, что «вступил» Украину в ВТО раньше России, заботится о мерах по защите внутреннего рынка. Всех интересует: когда же это кончится, и как глубоко мы упадем. Бодрячков, вслед за госпожой премьер-министром повторявших мантру «рецессия нас не коснется», кажется, уже не осталось. И правильно. Но если незабвенный профессор Преображенский из «Собачьего сердца» полагал, что разруха не в сортирах, а в головах и был прав, то наш случай сложнее. Дело в том, что на территории Украины накладываются друг на друга целых пять кризисов, каждый из которых имеет различные составляющие, и ни один не имеет простого решения. И только «импортный» мировой финансовый (а, вернее, финансово-экономический) кризис находится полностью вне юрисдикции нашего родного государства. Источник и родина его – Соединенные Штаты, взрастившие экономическую систему, основанную на избыточном и постоянно растущем потреблении. Для того, чтобы американцы покупали все больше и все чаще, был изобретен и отлажен финансовый пылесос, откачивающий средства всего мира – учетные ставки Федеральной резервной системы. Благо, принятое в 1944 году в местечке Брейтон-Вудс экономическое соглашение, позволяло мировому кредитору – США расплачиваться национальной валютой в любой точке Земного шара за любые товары и услуги. Брейтонвудская система несказанно обогатила Америку, но она же подорвала основу американской мощи – реальный сектор экономики, а, главное, развратила финансовый истеблишмент страны. Теперь фабрики и заводы американских корпораций находятся в Индии, Бразилии и Китае, а сами Соединенные Штаты - уже не мировой кредитор, а мировой должник, вынужденный, для того чтобы избежать дефолта, каждый день одалживать 4 млрд.долларов. Внешний долг США уже давно многократно превышает ВВП и быстро приближается к стоимости всей американской экономики. Долги эти никоим образом не могут быть возвращены. Только для «обслуживания» их «тела» нужно день и ночь печатать новые деньги. Что делалось и делается. Пользуясь своим абсолютным контролем нам международными финансовыми институтами, США периодически «сливали» свои проблемы на сторону: в Аргентину, Индонезию, Таиланд. Для поддержания высокого уровня спроса на внутреннем рынке правительствами всех американских президентов, начиная с Рейгана, стимулировался кредитный бум и фактическая раздача средств населению. По сути дела, создавалась классическая финансовая пирамида мирового масштаба. И вот теперь она начала рушиться. Цитадель либерального капитализма вынуждена «опуститься» до национализации крупнейших финансовых компаний, чтобы не посыпалась как домино вся экономика. Правда, эти денежные вливания происходят опять…на заёмные средства. Пожар тушат бензином. Однако, при чем здесь Украина?
При том хотя бы, что не менее трети валютных резервов Центробанка Украины остались на счетах лопнувших американских банков, таких как «Леман Бразерс» и вернуть их в ближайшие геологические эпохи не удастся. Кроме того, в полной мере начинает сказываться продолжающийся еще с брежневских времен общий системный кризис народного хозяйства Украины, «обогащенный и дополненный» в последнее время. Экстенсивная, энергозатратная, не сбалансированная экономика Советского Союза остро нуждалась в модернизации еще тридцать лет тому назад. С обретением независимости были связаны надежды на то, что вместо неэффективного собственника – государства придет эффективный – частный капитал, который эту модернизацию и проведет. Однако, по прошествии семнадцати лет оказалось, что национальный капитализм не только не способен ее осуществить, но не в состоянии даже поддерживать советское наследство в работоспособном состоянии. Износ практически всех основных фондов отечественной промышленности за редким исключением уже преодолел критическую отметку. И в этом коренное отличие современного момента от ситуации девяностых годов с их бартером и бандитскими разборками, но с еще существующей промышленностью. Тогда еще было что растаскивать, продавать, сдавать в металлолом. Одно Черноморское морское пароходство чего стоило. Теперь ручеёк иссяк, за последние три пятилетки Украина лишилась около 26 тысяч промышленных предприятий. Зато на счетах банков Кипра и Виргинских островов скопились средства, соизмеримые (а кое-кто утверждает, что и превышающие) годовой бюджет Украины. Средства эти в долларах и ценных бумагах. Что с ними будет, если эту «зеленую массу» посетит «Кондратий»? И что будет с нами? Ведь эти деньги бывших криминальных авторитетов и комсомольских секретарей, не учтенные никакой статистикой, участвуют, пусть и не напрямую, в «серой» части украинской экономики, которая никак не меньше «белой». А сама эта экономика, некогда бывшая частью второй по объему экономики мира, эта промышленность, созданная для обслуживания великой державы, даже в нынешнем «уполовиненном» состоянии, безусловно, избыточна для внутреннего рынка независимой Украины. Особенно, если учесть, что по уровню валового продукта на душу населения, а, значит, и по покупательной способности наша страна - третья с конца в Европе. Ниже только Албания и Молдова. Ориентация остатков украинской промышленности на внешний рынок приводит к тому, что стоит мировому автопрому уменьшить производство на 15%, как половина доменных печей Мариуполя и Запорожья остаются без загрузки. А оставшейся части для закупки сырья, топлива и прочих производственных расходов приходится обращаться за кредитами в зарубежные банки. Поскольку отечественные ломят невозможный процент и вообще не горят желанием пачкаться в саже реального сектора, предпочитая кредитные линии все тех же западных финансовых структур. Благодаря такому положению дел совокупный внешний долг Украины за 4 года вырос пятикратно, хотя государственный долг всего-навсего удвоился. Плохо, что большая часть корпоративных долгов краткосрочные и среднесрочные. То есть, в самый разгар мирового финансового кризиса Украине нужно изыскать 19 млрд. долларов для погашения краткосрочных кредитов и обслуживания «тела» более долгосрочных. Всего же, на ближайшие два года нам на эти цели потребуются не менее 35 млрд. долларов, при объявленных золотовалютных резервах в 38 млрд. «зеленых». Из которых, как я уже говорил, где-то 14,2 млрд. «зависли» в США, скорее всего – навсегда, а из оставшейся части можно быть уверенным в ликвидности только 26 тонн золота, накопленного Нацбанком (в России – 407 тонн). То, что Украина в кратчайший срок получила стабилизационный кредит Международного Валютного Фонда в размере 16,4 млрд. долларов, объясняется просто: дефолт Украины больно ударит по западным кредиторам и таит очевидные политические риски. Но условия кредитования – замораживание социальных расходов, бездефицитный бюджет, мировые цены на энергоносители – резко ограничивают поле маневра для украинского правительства, а фактически означают потерю экономического суверенитета. И более того, основная часть этого кредита пойдет на рефинансирование внешнего долга. То есть, деньги даже не попадут в Украину, их просто перепишут с одного счета западного банка на другой. Но внутри страны корпоративный долг станет государственным, исполняемым за счет бюджета, а значит, за наш с вами счет. Самый же главный вопрос: на сколько хватит этих средств? Если к моменту исчерпания кредита наступит стабилизация экономики и наметится рост валютных поступлений, то Украина удержится на краю долговой ямы, если же нет…
О политическом кризисе послемайданного периода написано уже достаточно, не будем повторять общеизвестные вещи. Но заметим, что постоянная политическая нестабильность кроме отпугивающего возможных инвесторов эффекта и низкой управляемости общества, таит еще одну опасность. Это опасность окончательной потери ориентиров, полной дискредитации институтов власти и морального разложения. К чему это может привести, наглядно демонстрирует Центральная и Южная Америка.
Все знают, что наша страна переживает еще и демографический кризис. Он выражается не только в сокращении и старении, а, следовательно, и в росте пенсионных расходов при уменьшении трудовых ресурсов, но и в изменении структуры всего общества (не в лучшую сторону). К демографическим проблемам относится и трудовая миграция. Растущие экономики с удовольствием принимают гастарбайтеров, но при ухудшении конъюнктуры избавляются от них в первую очередь. Причем, конечно же, от наименее квалифицированной рабочей силы. Украинцев, зарабатывающих себе на жизнь за границей, от 2 до 4 миллионов человек. Большей частью в условиях кризиса придется вернуться домой. Сократится объем денежных переводов, особенно существенный для западных областей. Само собой, возрастет давление на рынке труда и социальная напряженность.
Еще один кризис, в котором Украина вольно или невольно участвует – это кризис ресурсный. То, что человечество подошло к исчерпанию невозобновляемой части ресурсной базы, признают теперь все. Добыча полезных ископаемых и энергоносителей обходится с каждым годом всё дороже. Все более дефицитной становится обычная пресная вода. Эта проблема не может «рассосаться» сама собой. Без решительного перехода к энергосбережению, многократному уменьшению материалоемкости производства и давления на экологию невозможно не только развитие, но и простое сохранение статус-кво. Для решения задачи необходимы: четкое понимание цели, политическая воля, соответствующие законы, немалые средства и широкая общественная поддержка. Ничего этого в Украине не наблюдается.
Сейчас уже очевидно, что дело не ограничится финансами и, что началась рецессия (спад) мировой экономики в невиданных прежде масштабах. Только пенсионные фонды США потеряли 2 триллиона долларов. Фондовые рынки понесли куда большие потери. И это еще только начало. Сворачивается уже и реальный сектор. На грани банкротства оказалась вся автомобильная промышленность США и т.д., и т.п. Как долго это продлится? Есть три сценария. Оптимистический полагает, что в начале II квартала 2009 года скажутся принимаемые сейчас антикризисные меры. Наметится оживление на рынках. Удастся привлечь средства таких гигантов как Китай и Россия. Для этого спешно закапываются еще так недавно отрытые траншеи новой «холодной войны». Немалые надежды возлагаются на новую американскую администрацию, которая, якобы, откажется от безумных трат на войну в Ираке и Афганистане, и перенаправит освободившиеся средства на стимулирование деловой активности.
Пессимистический - утверждает, что мир вступил в длительный период экономического упадка и политических потрясений, из которого выйдет не ранее, чем через несколько десятилетий в сильно изменившемся виде. В качестве главного аргумента выступает сокращение ресурсов человечества, уменьшение доступности продовольствия и чистой питьевой воды, глобальное изменение климата, и неадекватность принимаемых ведущими странами мер. Такой взгляд, как это ни печально, имеет под собой веские основания. Все эти проблемы не надуманны, а вполне реальны. А поведение хотя бы тех же Соединенных Штатов говорит о том, что они желали бы выйти из кризиса и при этом ничего не менять. Но объем обязательств этой страны настолько велик, что переложить их в достаточной мере просто не на кого, а то, что возможно – не решает проблему. Особенно отчаянные скептики полагают, что американскую экономику от неминуемого краха может спасти только война.
Нам остается надеяться, что истина лежит где-то посредине. Ведь как бы ни запутывались в безнадежных долгах американцы, на Соединенных Штатах замыкается слишком много экономических и политических конструкций, чтобы страны мира могли просто «умыть руки». Скорее всего, Америку будут спасать «всем миром», даже где-то в ущерб себе. И провал экономики пока еще не слишком глубок. Если в период Великой Депрессии ВВП Америки уменьшился на 30%, а население сократилось на 7 миллионов, то сегодня речь идет о цифрах на два порядка меньших. Конечно, решающим будет поведение самих американцев. При грамотном управлении, международной кооперации и смене монетарной архитектуры, которая даже не назрела, а перезрела, можно ожидать стабилизации в конце 2009 года – начале 2010 года. Затем год или два барахтанья на дне и затем - постепенный подъем. Но девальвация доллара – обязательна. Все сказанное относится к той «международной» части кризиса, которая для Украины является определяющей, но отнюдь не исчерпывающей. В силу своей безмерной распахнутости перед внешним миром украинская экономика обречена на лихорадку, синхронную с мировой. Но выздоровление будет отягощено нашими местными локальными кризисами, выхода из которых пока не видно. Реиндустриализация, в которой так нуждается Украина, переход промышленности на современные рельсы опять откладывается на неопределенный срок. По-иному это называется – деградация экономики. Вместе с ней уплывает в неизвестную даль и вожделенная политическая цель – членство в Евросоюзе. Все более реальным для Украины становится место не в Европе, а при Европе, как у Турции, но в гораздо более слабой позиции.
Огромное значение для нас будет иметь цена на энергоносители в следующем году. А Россия уже ясно дала понять, что не стоит надеяться на преференции без изменения курса Украины в межгосударственных отношениях. И, наконец, насколько нам хватит средств стабилизационного кредита? Пессимисты говорят, что всего на три месяца. Если это мнение верно, то в картину будущего вливается бочка черной краски. Дефолт становится почти неизбежным. А опыт общения с МВФ других стран не позволяет надеяться, что с этой структурой можно будет вести себя как с Россией. После аргентинского дефолта огромные куски этой страны оказались обнесенными колючей проволокой, за которой иностранные компании стали производить продовольствие прямиком на внешний рынок, почти не затрагивая аргентинский бюджет. Впрочем, мне думается, слишком «опускать» нашу страну не станут. Все же мы живем не у Огненной Земли и политические издержки, даже в сравнении с Беларусью будут слишком велики. Но о самостоятельной внешней, да и внутренней политике придется забыть. Возможно, надолго, а, возможно, и навсегда.

Текст - Александр Карманов

Обложка журнала №030
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005