Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

   НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ      

Финансовые пузыри и пирамиды

 

Каждый день приносит всё новые безрадостные известия об остановившихся предприятиях, о грядущем дефолте, о многомиллионной безработице. И это при том, что ни в малейшей степени не исчезла наша потребность в еде, в одежде и жилище, а главное — наша способность и наше желание работать для этого. И тем не менее, на обочине оказываются и вчерашние успешные предприниматели, и высокооплачиваемые специалисты, да и самые обычные рабочие. Говорят, что это только начало. И еще говорят, что такого человечество никогда раньше не знало, и никто толком не понимает, как из этого состояния выйти. Чаще всего в качестве объяснения употребляют словосочетание «финансовый кризис». А источником его указывают Соединенные Штаты. Но у любого рядового обывателя сразу же возникает вопрос: «А какое отношение я, гражданин Украины имею к какому-то американскому финансовому кризису? Вернее, он ко мне. Но в любом случае: почему я должен страдать?»

Немного о деньгах

Осенью далекого 1991 года компартийная элита Украины, Белоруссии и России приняли судьбоносное решение о роспуске Советского Союза и о переходе теперь уже независимых стран на капиталистический путь развития. О последствиях этого шага следовало бы поговорить отдельно, а сейчас наиболее существенным будет уяснение того факта, что наша страна полностью отказалась от планирования производства и потребления, ввела собственную денежную единицу (впоследствии привязав ее к доллару) и, оставила народное хозяйство на произвол саморегулирующегося рынка, где главную роль играют деньги. Это и есть классический либеральный капитализм. Разумеется, только в идеале. Но над воплощением такого идеала почти два десятилетия мы работали настойчиво и целеустремленно, с энергией, достойной гораздо лучшего применения. И вот, когда почти построили, получили такой результат: экономические показатели Украины — одни из наихудших и в Европе, и в СНГ. По уровню обвала национальной валюты наша страна - безусловный чемпион, сворачивание производства - также беспрецедентно. Страны, находящиеся в существенно лучшем положении, такие как Венгрия или Ирландия, рассматривают его как катастрофическое. В чем же дело? А дело как раз в деньгах, в самом широком смысле этого понятия, и еще в том, что классического капитализма, который мы усердно строили, в мире давно уже не существует. По крайней мере, в том мире, от которого мы зависим.
Способов «делать деньги» человечество придумало несметное количество. В том числе, и из самих денег, и из воздуха. Но что есть деньги? Всеобщий эквивалент, скажете вы, и будете правы. Насколько бы проще жилось человечеству, если бы функция денег этим и ограничивалась. Однако же, есть еще функция накопления, стимулирования и распределения. Всем известна формула «деньги-товар-деньги». Но и сами деньги могут быть товаром. Они не столько «кровь» современной капиталистической экономики. Деньги — это сам дух капитализма. И деньги бывают разные. Когда-то таким всеобщим эквивалентом были драгоценные металлы. Но таскать с собой мешок с серебром и золотом в средневековой Европе было и неудобно, и не безопасно. Кажется, в Италии додумались сдавать золото на хранение ювелирам, а расплачиваться за товары и услуги расписками этих почтенных господ. Расписки стали переходить из рук в руки. Вначале их количество в стоимостном выражении строго соответствовало количеству лежащего в кладовых золота. Затем какая-то умная голова додумалась выписывать расписок на сумму большую, чем золотое обеспечение (ведь предъявлялись к оплате и погашению они не так уж и часто). И получила возможность неплохо заработать. Так возникли первые кредитные билеты или ассигнации, то есть, бумажные деньги, которые мы сейчас с вами знаем. Параллельно, по мере строительства портов, крепостей, мануфактур, дорог, появилась необходимость финансирования работ наперед еще на этапе закупки стройматериалов и найма рабочей силы. И с неизбежностью появились кредит, и то, что мы сейчас называем банковским сектором. Конечно, рядом с такой капиталистической системой существовала и неплохо себя чувствовала система прямого внешнеэкономического принуждения. Недаром даже Великобритания (да и прочие мировые державы) отменили рабство в своих владениях только в середине XIX века. Но в том же веке было обнаружено, что при капитализме предложение всегда опережает спрос! Ведь в каждом цикле производства на создание спроса (заработанную плату) уходит лишь меньшая часть добавленной стоимости, а основная прибыль идет в инвестиции, то есть, на создание нового предложения товаров и услуг. Однако, если предложение всегда опережает спрос, то неизбежно наступает момент, когда предложение уже не может быть удовлетворено спросом. Наступает затоваренность, обвал цен, кризис перепроизводства. Это закон капитализма. К тому же, к тому времени уже было хорошо известно, что под банковскую деятельность не требуется особое обеспечение, поскольку один кредит может поглощаться другим кредитом и в конце все будет покрыто. Важен размер оборота и репутация. Таким образом, возможно кредитование наперед, без накопления денег, а также кредитование под новый, еще не существующий спрос. Это оказалось очень удобно. Особенно удобно в быстрорастущих экономиках. Выяснилось, что кредит сам создает спрос, а значит и уменьшает неизбежную диспропорцию между спросом и предложением. И не беда, что этих денег еще фактически нет. Работает рынок, крутятся колесики экономической машины. Правда, там, где есть репутация, то доверие становится экономическим фактором, а злоупотребление доверием становится обычным делом.

Пузыри и пирамиды

Финансовым махинациям примерно столько же лет, сколько деньгам. Архимед открыл свой знаменитый закон, определяя из чистого ли золота отлита корона тирана Сиракуз Гиерона II. Корона оказалась не из чистого золота. В эпоху векселей и ассигнаций расцвели пышным цветом мошеннические схемы, названные впоследствии финансовыми пирамидами. Схемы эти просты до гениальности. Под какой-то вымышленный проект создается полуфиктивная компания и объявляется, что на каждый вложенный гульден, ливр, фунт, доллар или рубль доход составит (называется процент, заведомо более высокий, чем в любом самом «черном» банке). И действительно, первые вкладчики сполна получают такой доход. Люди начинают массово нести свои деньги в эту компанию. Какое-то время выплаты производятся, но затем наступает полоса непонятных затруднений, и в один не прекрасный день компания закрывается, и деньги исчезают. Ловят обычно потом подставных лиц. Доходность схемы обеспечивается широким основанием вкладчиков и узкой прослойкой тех, кому удалось заработать или просто сохранить свои деньги. И хотя пирамиду от настоящей инвестиции отличить очень легко — все, что по доходности более чем на 3% превышает инфляцию - это пирамида — действует она безопасно. Стремление разбогатеть «на шару» в человеке не задушишь, не убьешь. Поэтому конторы типа МММ, «Стройинвеста» и прочих «Властелин» будут существовать всегда. Но оказывается, подобные схемы способны создавать не только мошенники, но и вполне добропорядочные (вроде бы) компании и даже целые государства.
В быстрорастущей экономике в начале XX века быстрее других росли экономики России и Соединенных Штатов, но империю Российскую пустила под откос Первая мировая война, а Америка на ней озолотилась, в прямом смысле этого слова. Так вот, в быстрорастущей экономике, с одной стороны, возникает нехватка денег, а, с другой стороны, постоянно производится добавочный продукт. В этом случае кредитные средства, уже фактически не обеспеченные ни золотом, ни даже денежной массой, успешно перевариваются, создают спрос и не вызывают инфляции. На этой почве возникают вначале безналичные деньги в виде чеков, а затем уже в недавнее время, появляются кредитные карты. По сути, кредитные карты — это краткосрочные кредиты. За совершенную по кредитке покупку банк передает свои деньги магазину, вернее, записывает у себя на счету магазина некую сумму. А в какой-то день месяца владелец кредитной карты возвращает банку кредит, который он выдал под эту покупку. Это удобно и выгодно как потребителю, так и банкам. Поэтому объем подобных операций в последнее десятилетие непрерывно нарастал. Это операции придуманными деньгами под опережающее кредитование. Это жизнь в долг. И долг этот непрерывно растет. Например, если в 1979 году личный долг американских домохозяйств составил 46% ВВП страны, то в наши дни этот показатель увеличился до 98%. Однако, в растущей экономике это обстоятельство не играет существенной роли, пока искусственно надувается спрос, кредиты доступны и дешевы, а в реальном секторе работает разветвленная система страхования рисков. Если же по какой-то причине рост замедляется, то последствия могут быть самыми непредсказуемыми. Ситуацию в такой экономике лучше всего иллюстрирует езда на велосипеде. При быстрой и уверенной — велосипед устойчив и поворотлив, но вот скорость упала и он завилял, остановился велосипед, перестали крутиться педали - рано или поздно произойдет падение. И упасть он может от ничтожного толчка.
В послевоенные годы, почти до наших дней господствовала иллюзия, что найдено универсальное лекарство от системного порока капитализма в виде так называемой постиндустриальной экономики с ее жизнью взаймы и искусственно раздутым спросом. Сейчас мы убеждаемся, что вновь изобрести велосипед не удалось.

Что такое постиндустриальная экономика

Человек, придумавший термин «постиндустриальная экономика», либо был журналистом, либо не чурался писанием статеек, ибо ради красного словца, так сказать, не пожалел отца. Его, безусловно, увлек в сторону от сути феномен последних десятилетий, ознаменованных беспрецедентным ростом финансового сектора и его сверхвысокой доходностью, в сравнении с сектором реального производства и фактически начинавшейся деиндустриализацией стран, которые еще так недавно называли «мастерскими мира». Согласитесь, поразительно, когда страна все меньше выплавляет стали, производит автомобилей и телевизоров, или как бы замирает в своем индустриальном развитии, а в ВВП страны растет. Правда, на благосостоянии рядовых граждан это почти не сказывается, но невиданно обогащается элита, прежде всего, связанная с биржей и страховым бизнесом, а также с некими новаторскими технологиями. Так, по сравнению с 1979 годом, уровень жизни промышленных рабочих в США даже понизился, а доходы высших менеджеров удваивались каждые 10 лет. Зато на готовых изделиях, даже под всемирно известными брендами, все чаще можно было увидеть надписи «made in Taiwan», «made in India», а, главным образом, «made in China». На конец 2007 года 40% мирового выпуска мобильных телефонов, компьютеров и цветных телевизоров приходился на страну Желтого дракона, которая еще на памяти нашего поколения была образцово-показательным примером отсталости и нищеты.
На самом деле, никакой постиндустриальной экономики нет и быть не может. Значение сектора, где реально производятся товары, потребляемые человечеством, то есть, реально индустриального сектора, нисколько не уменьшилось, а даже возросло. Просто в мир вошло явление, недавно получившее название «глобализация». Началось это отнюдь не вчера. О росте монополий писал еще Карл Маркс. Но и ему не пришло в голову, что их рост станет почти безудержным, поистине глобальным. Что корпорации станут транснациональным явлением, будут оперировать рынками в сотни миллионов потребителей, и сосредоточат в своих руках финансовые средства, превышающие суммарные государственные бюджеты целых континентов. Став вертикально-интегрированными структурами, то есть, объединив в один комплекс весь производственный цикл от добычи полезных ископаемых до продажи готового изделия, транснациональные корпорации в конкурентной борьбе оптимизировали свои накладные расходы. Эта оптимизация привела к тому, что сталелитейные заводы были переведены из Дортмунда в Сан-Пауло, ткацкие фабрики - из Ливерпуля в Калькутту, а сборка холодильников из Стокгольма в Тайбей. Но разработка новейших технологий и программного обеспечения, страховой бизнес, а главное — банки и биржи остались в странах «золотого миллиарда». Этот побочный эффект глобализации и назвали постиндустриальной экономикой. А меж тем, эта самая «постиндустриальная», и на самом деле, глобализованная экономика привела к тому, что уже до 70% международной торговли — это по сути внутрикорпоративный обмен через национальные границы. И процесс роста ТНК, их организационных и финансовых возможностей, циклы капиталистической системы, как ни странно, не прерывают, а, скорее, наоборот. Очень позитивен пример со «свободной и независимой прессой» Соединенных Штатов. Так вот, если в сороковые годы XX века она имела полное право так называться, поскольку основная ее часть принадлежала более чем 70 тысячам собственников, то в наши дни всего — 5 (!) медиа-холдингов контролируют 90% информационных ресурсов главной державы мира. И пока эти медиа неустанно пропагандируют ценности свободного рынка, их хозяева — ТНК - осуществляют планирование на годы вперед и контролируют достижение промежуточных результатов жесткостью, которая и не снилась Госплану СССР. До рыночного или полурыночного социализма здесь не хватает только определяющей руки государства, и есть страна, где такая рука очень даже присутствует на авансцене мировой экономики. Это, конечно же, Китай. Из пятисот крупнейших корпораций мира свои предприятия в Поднебесной открыли 450. И такие мелочи как отсутствие демократии и нарушение прав человека им нисколько не помешали.
Но вот какая получается незадача. Если в индустриальном глобализованном секторе уже давно действуют наднациональные регуляторы, то в финансовом они продолжают оставаться в основном национальными.
Откуда есть пошла депрессия и с чем ее едят
В один непрекрасный четверг 1929 года биржевой индекс акций крупнейших американских компаний, так называемый индекс Доу Джонса, упал сразу на 33 пункта. Вслед ему, как ласточки, полетели из окон небоскребов брокеры и банкиры. И немудрено, если учесть, что падение Доу Джонса на 2-3 пункта уже вызывает панику на бирже. И дело даже не в том, что падение котировок акций вызывает разорение одних и обогащает других. К 1929 году обычной банковской практикой стало обеспечение кредитной деятельности даже не денежной массой, а собственными акциями, которые еще и подлежали залогу. Произошло это в рамках общей тенденции жизни «на шару», в обстановке стремительного экономического роста. Но с общим падением котировок, из-за схлопывания очередной финансовой пирамиды с недвижимостью во Флориде и рекордного урожая, обвалившего цены на сельхозпродукцию, резко обесценились акции самих банков. Доллар тогда был привязан к золоту и не смог смягчить удар девальвацией. Потеряв обеспечение, банки утратили возможность кредитовать предприятия и потребовали кредиты назад. Теперь из окон стали выпрыгивать владельцы фирм и фермеры. Наемные работники этих фирм и ферм остались без средств к существованию. Далее читайте роман Стейнбека «Гроздья гнева». Предваряли эти события усиленное надувание рынка недвижимости и безудержные финансовые спекуляции. Так разразилась знаменитая Великая депрессия, которая обернулась тяжелыми потрясениями для Америки и всего мира. Бытует мнение, что такие события как Вторая мировая война и даже Голодомор - ее порождение. Но тогда влияние США на мировую экономику было несравнимо меньшим, чем теперь.
Считается, что Великую депрессию победил президент Франклин Рузвельт. Однако фактически кризисные явления в американской экономике прекратились только во время войны. Прямые государственные заказы военного периода не только быстро поставили на ноги американскую промышленность, но и дали ей мощный толчок, обеспечили ей доминирующее положение в разрушенном вой­ной мире. Но не только это. В 1944 году в местечке Брейтон-Вудз, в ходе переговоров с получателями американской военной помощи, было подписано соглашение, которое позволяло американской национальной валюте быть средством международных платежей. С этого момента Америка получила законное право расплачиваться за товары и услуги резанной бумагой зеленого цвета. Надо отдать должное американцам, это преимущество они использовали на 200%. В очень короткие сроки были созданы почти изолированные друг от друга системы долларового обращения для внутреннего и внешнего рынков. Был запущен механизм сбрасывания инфляции в иные валюты, а главное, отработан набор инструментов, который можно смело называть «финансовым пылесосом». В итоге американцы получили невиданное могущество для государства и наиболее высокий средний уровень жизни для населения. Какой ценой это было достигнуто, наглядно показывает тот факт, что к концу ХХ века США, вырабатывая 20% мирового промышленного производства, потребляли 40% мировых ресурсов. То есть, построили все благополучие, в основном, в долг.
Краеугольным камнем капиталистической экономики является спрос. Нет спроса — ничего нет. Современная капиталистическая экономика может нормально функционировать только при условии непрерывного роста. Нет роста — это стагнация — велосипед падает. А рост экономики, в свою очередь, существует лишь тогда, когда непрерывно растет спрос, то есть, потребление. Обеспечьте рост потребления и все будет в порядке. А вот как заставить людей покупать все больше и больше? Существует много путей и способов. Можно назвать даже такой экзотический, как разбрасывание денег с вертолета. Вы будете смеяться, но Соединенные Штаты в последние десятилетия занимались именно этим. В фигуральном смысле, конечно. А где деньги-то брали? Большую часть выкачивали из экономик других стран, пользуясь своим уникальным положением и, кроме того, занимали по всему миру. Накануне кризиса Америка делала долги со скоростью 4 миллиарда долларов в день. Остановиться она не могла, так как необходимо было обслуживать предыдущие долги. Этот процесс мог бы продолжаться без конца, но конец все-таки наступил.
На этот раз почти остановившийся под грузом долгов велосипед капиталистической экономики заставил упасть массовый невозврат ипотечных кредитов и последующий за ним кризис на рынке страхования. Но итог оказался примерно таким же, как в 1929 году — банки лишились ликвидности и потеряли способность кредитовать спрос, а за ним и реальный сектор экономики. Только на этот раз все произошло в глобальном масштабе. Тут же заработал «финансовый пылесос» и из экономик всего мира стремительно потекли доллары. Куда? Что за вопрос! Инвесторы (то есть, люди, вкладывающие деньги в акции) старались конвертировать свои стремительно дешевеющие ценные бумажки в доллары, облигации Федеральной резервной системы США. Почему? А потому, что не существует на планете Земля человека, который был бы заинтересован в финансовом крахе США, нет президента или министра финансов, который предъявил бы все американские долги к оплате. Все-таки 10 атомных авианосцев... Это не станет делать даже коммунистический Китай, у которого авуаров на 745 млрд. долларов в американских облигациях. А с приходом новой администрации Барака Обамы во всю мощь был запущен печатный станок для наполнения оскудевшей денежной реки обновленными долларами. По этой причине зеленая бумажка резко подскочившая в цене в конце прошлого года, постепенно сдала назад. Но инвестиции в такие страны как наша, смыло практически подчистую.

Не будем о грустном

По ряду причин, достойных отдельного и обстоятельного анализа, положение Украины оказалось существенно хуже, чем у большинства соседей. И теперь окончательно ясно, что самостоятельно из болота наша страна не выберется. Хорошо будет, если еще глубже не увязнем из-за политических дрязг. В любом случае наш удел — лишь следовать мировой тенденции.
Попытки преодоления кризиса, которые предпринимают совместными усилиями крупнейшие страны, включают как меры финансового, так и регуляторного плана. Но в общем, их можно свести к попытке заставить снова запустить велосипед стимулирования спроса. Истратить на эти цели предлагается колоссальную сумму в пять триллионов долларов. Только на первом этапе — 1,1 триллионов. Новость, однако, в том, что теперь это предполагается осуществить не через американские, а международные структуры, под международным контролем. Раздаются и более революционные призывы. Так, глава Народного банка Китая Чжоу Сяочжуань, накануне Лондонского саммита вдруг выступил с заявлением, в котором указал: «Целью реформы глобальной финансовой системы должно стать создание международной резервной валюты, которая не будет связана с конкретными государствами и сохранит стабильность долгосрочной перспективы». Эту же мысль высказал президент Российской Федерации Дмитрий Медведев. Новоизбранный глава Белого дома в ответ заметил: «Доллар очень силен, потому что инвесторы считают США страной с самой сильной экономикой и самой стабильной политической системой в мире». Как же отказаться от такой «шары»!

Текст: Александр Карманов.

Обложка журнала №032
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005