Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

            ЗВЕЗДА ПО ИМЕНИ              

Александр Розенбаум:
«Раз есть люди, за которых я в ответе, никогда не опущу руки»

«Если представить себе всё, что хотите знать о настоящем мужчине, это и будет Розенбаум».
Леонид Якубович

Одной из характерных особенностей современной постсоветской эстрады является ее четкое разделение по возрастным и социальным категориям. Подавляющее большинство артистов ориентируется на запросы и жизненные ценности определенного поколения зрителей, невольно добавляя еще один кирпич в стену взаимного непонимания «отцов и детей». Порой кажется совершенно невозможным без всякого принуждения собрать в одном концертном зале убеленного сединами ветерана Великой Отечественной, дождавшегося торжества демократии диссидента-пятидесятника, сумевшего наловить рыбку в мутной воде перестройки «нового русского» и тинэйджера, энергично «двигающего попой» под ритмичное однообразие клубной музыки.
Одним из немногих, кому удалось преодолеть все возрастные и социальные барьеры, искусственно созданные всепроникающей индустрией шоу-бизнеса, является Александр Яковлевич Розенбаум – Поэт, Музыкант, Человек. Его творчество – гораздо больше, чем просто стихи или песни, это сама жизнь с ее радостями и горестями, победами и потерями, миром и войной. Александр Яковлевич настолько глубоко проникает в душу каждого своего героя, настолько реалистично рассказывает его историю, что, кажется, именно он сидел за рулем полуторки, спешащей по льду Ладожского озера в родной Ленинград, умирающий от голода; именно он, потерявший лучшего друга в горах Афганистана, до сих пор не может привыкнуть к тишине мирного времени; именно он был пилотом «Черного тюльпана», несущего на Родину погибших в боях с душманами двадцатилетних героев... И сердца тех, кто имеет представление об этих людях и событиях, в лучшем случае, по фильмам и газетным публикациям, бьются в унисон с его собственным. Именно поэтому песни Розенбаума нельзя слушать за рулем автомобиля или во время уборки комнаты. Они моментально захватывают все внимание и помимо воли концентрируют его на себе, не оставляя остальным делам и заботам абсолютно ничего.
Александр Яковлевич Розенбаум родился 13 сентября 1951 года, в Ленинграде, в семье студентов-однокурсников Первого Медицинского института, Якова Шмарьевича Розенбаума и Софьи Семеновны Миляевой. В результате нового всплеска антисемитизма, связанного с печально известным «делом врачей», отец, прошедший войну, имевший ордена и медали, получивший диплом с отличием, был распределен в Восточный Казахстан, в маленький городок Зыряновск. Именно здесь пятилетний Саша стал посещать музыкальную школу, обучаясь игре на скрипке.
Шесть лет работал Яков Шмарьевич, по профессии уролог, главным врачом городской больницы, Софья Семеновна - акушером-гинекологом. «Отца до сих пор в Зыряновске боготворят, - вспоминает Александр Яковлевич, - для старожилов я - не популярный артист, а сын Якова, авторитетнейшего доктора, депутата городского совета».
Школа жизни для любого человека начинается с рождения. И те принципы семейных взаимоотношений, которых придерживаются родители, впитываются, как губкой, сознанием малыша и становятся для него единственно правильными. Неудивительно, что для маленького Саши отец всегда был идеалом настоящего мужчины - за ним вся семья чувствовала себя, как за каменной стеной. Именно этих идеалов придерживается он всю свою жизнь: «Если, не дай Бог, что-то случится с моим голосом и я не смогу петь, клянусь, найду любое дело, чтобы моя жена, дочь и внук вели достойное существование. Вон к работягам пойду доски разгружать. Другое дело, будь я один. Тогда я бы лучше купил водки, набухался с горя, да и умер где-нибудь под забором. Но раз есть люди, за которых я в ответе, никогда не опущу руки».
С наступлением «хрущевской оттепели» Розенбаумы возвратились в Ленинград. Сначала поселились у одной бабушки в двадцатиметровой комнате, в коммунальной квартире, затем перебрались к другой, на ее шестнадцать с половиной, в дом на углу улицы Марата и Невского проспекта, в котором и жили впятером до тех пор, пока в 66-м году Яков Шмарьевич не получил свою первую отдельную квартиру.
Именно здесь, в ленинградском дворе-«колодце», закалился характер юного Александра и сформировалась его неповторимая манера вести диалог с людьми, словно с соседями по коммуналке: спокойно, деловито, искренне.. Надо отдать должное родителям, которые не пытались сделать из него «оранжерейное растение» и не ограждали его от жизни. «Я был нормальный дворовый пацан со всеми плюсами и минусами. Курил с тринадцати лет, винцо пил, и дрался, конечно. Причем за дело: никогда просто так не приставали».
Свое музыкальное образование Саша продолжил уже на фортепиано. Обучался нехотя, явно предпочитая упорным занятиям музыкой дворовую игру в футбол или бокс. Кстати, диплом об окончании музыкальной школы, так пригодившийся ему в «Ленконцерте», он получил только по настоянию матери. Как и большинство молодых людей его возраста, Саша открыл для себя «The Beatles» (про которых много лет спустя сказал: «»Битлз» для человека, занимающегося музыкой, - это как Библия для верующего»), а также серьезно увлекся джазом. Но окончательный выбор в пользу авторской песни был сделан под влиянием творчества Галича, Высоцкого и Окуджавы.
Свою дальнейшую судьбу Александр решает связать с профессией своих родителей, окончив в 1974 году Первый медицинский институт, и, проработав почти пять лет на переднем крае медицинского сражения за человеческую жизнь - врачом скорой помощи. «Когда слушал от родителей многое об их пациентах, много трагического, и, когда мчался к больным, как врач скорой помощи, я и созрел, чтобы творить от имени людей… И не потому, что я некий Иисус Христос, а потому, что мое человечество - это всегда огромное количество людей больных, с трудными судьбами, которые я не в силу дарования, а в силу своей нормальной медицинской профессии узнал, впитал, пережил. Без медицины у меня, как певца-стихотворца, ничего бы не вышло».
В то же самое время Александр получает диплом об окончании вечернего джазового училища при Дворце культуры имени Кирова. С середины 70-х до начала 80-х принимал участие в различных музыкальных коллективах: «Аргонавты», «Пульс», «Шестеро молодых», «Поющие гитары».
Но вскоре наступил момент, когда песня уже переросла за рамки хобби и стала второй профессией. И вот именно тогда в полной мере проявилось воспитываемое с детства религиозное уважение к ТРУДУ, в равной степени как к своему собственному, так и к труду любого другого человека. (Именно поэтому выступление под фонограмму Розенбаум считает для себя абсолютно неприемлемым: «Прекрасно отдаю себе отчет: многие мои слушатели сегодня выбирают между билетом на концерт и штанами для сына. Я об этом помню всегда. Потому и отдаюсь работе по полной».) Александр никогда не гнушался никакой работы: будучи студентом, мыл полы в аптеке, подрабатывал санитаром, летом со стройотрядовцами лес валил. «Став врачом «скорой помощи», вкалывал на двух ставках, а в перерывах бегал по домам и делал бабушкам уколы». Но всегда хотел быть лучшим в СВОЕМ деле, и более всего ценил и уважал в мужчинах именно профессионализм. Поэтому неизбежно почувствовал, что сидеть на двух стульях не только неудобно, но и нечестно. «Надо быть либо врачом, либо артистом».
Сегодня Александр Яковлевич признается: «Для меня это было счастьем - выезжать на «скорой» и помогать людям. Я долго шел к тому, чем сейчас занимаюсь, и нашел себя в этом. Но это не значит, что я разлюбил медицину или был плохим врачом. Просто надо было делать одно дело».
Но знания и умения, приобретенные им за годы медицинской практики, не забылись и не перестали служить людям. Периодически в печати появляются сообщения о том, что Александр Яковлевич, вовремя оказав квалифицированную медицинскую помощь, спас оперного артиста Пищаева, бывшего первого секретаря Ленинградского обкома КПСС Льва Зайкова, женщину, потерявшую сознание во время концерта, или сбитого автомобилем человека, лежавшего на дороге без сознания.
Стартовой точкой сольной карьеры Александра Розенбаума, тогда еще неизвестного артиста Ленинградской филармонии, можно считать выступление 14 октября 1983 года в Доме культуры МВД имени Дзержинского, организованное его директором Раисой Григорьевной Симоновой. Тогда худсовет разрешил ему исполнить всего лишь четыре песни. Через незначительный промежуток времени их можно было услышать даже в самых отдаленных уголках нашей необъятной Родины.
Но свалившаяся на Александра Яковлевича всенародная слава только заставила его еще строже относиться к каждой написанной им строке, к каждой спетой им ноте. «Что до титулов, - говорит он, - терпеть не могу термин «звезда». Настоящей звездой, в голливудском смысле слова, у нас была только Любовь Орлова. Мои же запросы гораздо скромней – хочется, чтоб меня считали артистом с большой буквы. Хотя и просто звания – артист – мне вполне хватает. Собственную славу воспринимаю как аванс, данный мне людьми. Они мне - свое доверие, я им - хорошие песни».
«Он не ловец аплодисментов и не собиратель букетов, - писал Леонид Филатов, - он работник. Ни капли кокетства, ни грамма шутовства. Он работает два-три часа кряду, склонив к гитаре упрямую лобастую голову, почти без пауз, не пережидая аплодисменты, не давая себе ни секунды передышки. Работает ровно и мощно, как авиамотор, увеличивая обороты. Ему хочется успеть много, он стремится отдать. Он осознает быстротечность жизни, поэтому тратит себя максимально, ничего не оставляя про запас. Диву даешься, откуда он берет силы!
Он уважает аудиторию. Уважает по-своему, с учетом собственного достоинства. Никогда ей не дерзит, но никогда не идет у нее на поводу. Никогда не заигрывает с ней, но и никогда не держит нарочитой дистанции. Его умение вызывать к себе уважение - это не сценический навык, это его характер, его талант, его естество».
Поэтому на каждом выступлении Александр Розенбаум выкладывается так, как будто оно первое и последнее в жизни. «Просто, я люблю публику, для которой пою. И знаю, что она меня любит. Когда вижу, как люди меня принимают, - я сам торчу! Но это и тяжелейшая ответственность - в течение многих лет не терять людского уважения. Я всю жизнь стою под миллионами взглядов и даже покачнуться права не имею!»
Но особенно крепкие дружеские отношения связывают Александра Яковлевича с армией – главной опорой и защитницей нашей Родины. Он знает мысли и чувства людей в погонах не понаслышке: «Я на вой­не с 1987 года. В Афганистане, Чечне, и кое-где еще. Для меня это - командировки в горящие территории, где проходит то, что называется «война», так вот на этих территориях я бываю постоянно. Потому что чувствую себя обязанным тем людям, которые там находятся. Они имеют такое же право на общение с артистом, и даже больше, чем здесь, где мир».
Не удивительно, что ветераны-афганцы считают его своим боевым товарищем. В Челябинске, на улице Кирова, в камуфляже, с гитарой, стаканом водки, накрытым куском хлеба, и букетом тюльпанов сидит бронзовый Розенбаум - памятник всем ребятам, погибшим в Афгане. Немногие знают, что Александр Яковлевич награжден Знаком воина-интернационалиста и медалью «За участие в боевых действиях». «Все мои звания, все мои награды - они не липовые, они заслужены, и я считаю, что это огромная честь для меня - армия, флот так высоко оценивают мои заслуги, достаточно скромные». О своем непосредственном участии в боях он никогда не говорил в подробностях: «Ну, приходилось, и стрелять приходилось, и попадал в переделки всякие в Афганистане. Ребята, все, кому надо, знают об этом. Я не люблю об этом рассказывать». Кстати, из Афганистана Розенбаум вышел за день до вывода последнего советского солдата.
Как человек, составляющий единое целое со своей страной, Александр Яковлевич не может не реагировать на происходящее в ней, не защищать ее народ всеми данными ему Богом силами и средствами. Поэтому в полном соответствии с принципом «если не я, то кто» и стал депутатом Государственной Думы от партии «Единая Россия». «Если мы будем сидеть по кухням, и обсуждать – ах, какая у нас плохая Дума, ах, какая плохая власть – так она такая и будет до тех пор, пока мы сами не будем что-то для этого делать. Я не буду заниматься сельским хозяйством, я не понимаю в нем, но я точно знаю, что нужно изменить в некоторых областях нашей жизни, а именно, медицине, культуре, некоторых армейских проблемах, я приложу все свои силы для того, чтобы исправить положение в тех областях нашей жизнедеятельности, в которых я разбираюсь. И поверьте, что это единственная моя движущая сила».
«Сегодня я разрабатываю закон о работе с фонограммами. Хочу ввести закон, чтобы люди в выходные в семь утра не колотили стенки, даже если у них идет ремонт. Невский проспект в Питере был весь увешан рекламными перетяжками, из-за которых вы не видели ни невской перспективы, ни адмиралтейский шпиль. Я кричал об этом пять или шесть лет, но как только получил депутатский мандат, меня сразу услышали и рекламные полосы сняли. Это мелочи, но из них и складывается большая жизнь. И есть много других больных точек в стране».

Текст: Павел Аникеенко
Обложка журнала №032
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005