Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

            ОБРАЗЕЦ ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ             

Сыщик, который не стал оперным певцом

В уголовном розыске, как и в любом другом человеческом коллективе, периодически имеет место смена поколений. Это естественный процесс, когда «свежая кровь» вливается в стареющий организм человека, для поддержания его нормальной трудоспособности. Человек, о котором я хочу рассказать в этом материале, и которого знаю лично уже много лет, пришёл на работу в уголовный розыск на смену фронтовикам, работавшим здесь в конце и после окончания Великой Отечественной войны.

Вместо консерватории - в милицию

Настоящая живая легенда уголовного розыска Николаевской области – Николай Корнеевич Котов родился 25 мая 1941 года. В 1963 году он по путёвке райкома партии был направлен для прохождения службы в линейное отделение милиции железнодорожной станции Николаев. Тогда эти линейные органы милиции на железной дороге играли куда более важную роль, чем сейчас. Ведь в то время это был основной вид транспорта, как тогда говорили – артерия жизни любого государства. В те нелёгкие годы работа линейных органов милиции определялась совместным приказом НКВД СССР и Наркомата путей сообщения СССР «Об организации железнодорожной милиции». На неё в те довоенные и послевоенные годы возлагались функции охраны общественного порядка на станциях, борьбы с бандитизмом, грабежами, кражами, расхищением социалистической собственности и детской беспризорностью, осуществление паспортного контроля на территории земель, отводимых в ведение железнодорожного транспорта. В не менее бурные 50-70-е годы прошлого века в стране начинались и ширились грандиозные «стройки коммунизма». На них по железной дороге доставлялись дефицитные тогда стройматериалы, оборудование и оснастка, другие материальные ценности. И на многие эти грузы положили жадный глаз криминальные элементы, стремясь любым способом утащить всё, что плохо охранялось. Кроме того, по железной дороге перемещалось огромное количество пассажиров. Ясное дело, этим умело пользовались и уголовники всех мастей и оттенков. Они, часто в составе организованных преступных групп, приезжали на заранее избранное место. И совершали там кражи, грабежи, разбои и даже убийства с целью завладения как деньгами, так и другими материальными ценностями. После чего на том же железнодорожном транспорте стремились уехать как можно быстрее в другое место и там, разделив добычу, пересидеть, чтобы затем пойти на новое преступление.
В этом вопросе не был исключением в те годы и Николаев. Тогда в его окрестностях строились такие важные объекты государственного значения как: Варваровский мост, Ольшанский цементный завод, областной противотуберкулёзный диспансер в селе Сливино, глинозёмный завод, а также восстанавливались и расширялись другие крупные предприятия. Грузы на них шли целыми составами, а люди, занятые на их строительстве, тысячами приезжали со всех концов Советского Союза. Конечно же, среди них пытались затеряться лица, скрывавшиеся от следствия и суда, беглые из северных лагерей уголовники, а то и бывшие старосты и полицаи, работавшие на оккупантов. Оттого работы молодому сыщику Николаю Котову и его коллегам было предостаточно. Зато и опыта он здесь набрался неоценимого, пройдя солидную школу розыскной науки. Ведь участок обслуживания линейным отделом милиции станции Николаев составлял тогда около 760 километров.
В то время начальником ЛОМа станции Николаев являлся Сергей Михайлович Задоя. Под его руководством сыщики развернули интенсивную работу по пресечению краж личных вещей пассажиров в поездах особенно дальнего следования. Преступники воровали у потерпевших чемоданы, а также верхнюю одежду. Украденные чемоданы на ходу сбрасывали в ближайшую лесопосадку, а сами на ходу спрыгивали с поезда. Чтобы пресечь эти кражи, для сопровождения ряда поездов, где они происходили чаще всего, были созданы специальные опергруппы из числа наиболее опытных сыщиков. После заявления очередного потерпевшего о краже его чемодана, милиционеры начинали прочесывание лесопосадок между станциями. Нередко в ходе этих рейдов сыщики находили украденные чемоданы. Тут же неподалёку ими устраивались скрытые засады, в которые и попадались воры, пришедшие сюда за украденным добром.
Вот несколько примеров успешной работы коллег Николая Котова по задержанию воров, специализировавшихся на краже чужих вещей из вагонов поездов. Как-то от пассажиров поезда Херсон–Киев стали поступать многочисленные заявления о краже личных вещей. Обычно эти кражи происходили в ночное время, когда пассажиры отдыхали. В результате проведенных оперативных мероприятий сыщики с участием Николая Котова задержали поездного вора. Им оказался работник железнодорожной станции Явкино, Баштанского района. В ходе обыска по месту его жительства у этого подозреваемого было обнаружено несколько паспортов, партийных билетов и других документов, которые попали к нему в результате совершения им краж личных вещей пассажиров. К этому времени украденные деньги вор потратил на свои нужды. А наличие у него чужих документов вор объяснил так: эти документы, он, якобы, на днях собирался… выслать потерпевшим по почте. Над этой «байкой» смеялись все участники опергруппы, проводившей у него обыск.
А вот интересный случай из практики работы Николая Корнеевича в ЛОМ станции Николаев. Как-то он и его коллеги столкнулись с вопиющим случаем. В сентябре того года на улице резко похолодало. В это время в одной из лесополос ночевал беглый уголовник. От холода он рано утром вышел к железнодорожной колее и увидел путевого обходчика, осматривающего рельсы перед проходом очередного поезда. Без лишних слов матёрый уголовник лишил жизни ни в чём не повинного человека. Затем надел его полушубок на себя и пошёл в Николаев, чтобы продать его на рынке и купить себе продукты питания и другую одежду. Сотрудники уголовного розыска ЛОМа во главе с Котовым, прочёсывая рынок, задержали убийцу. В ходе допроса было установлено, что тот отбывал срок в одном из лагерей на севере. Сидеть ему нужно было долго, вот он в составе группы из 6 матёрых уголовников и бежал из лагеря. С собой в побег они прихватили и молодого зэка, которому уголовники заранее определили роль «бычка». Путь их по «тундре, по глухой дороге» был долог и труден. А когда у них закончились продукты, озверевшие от голода рецидивисты убили этого «бычка» и питались его мясом. Пока не вышли к железной дороге и на ходу не влезли в проходящий мимо товарняк, на котором они и добрались до «большой земли».
Вскоре этот уголовник, ставшим жестоким убийцей, был приговорён к расстрелу.
Благодаря самоотверженной работе сыщиков ЛОМа, раскрываемость преступлений на обслуживаемой ими территории по линии уголовного розыска, составляла от 92 до 98%. Оттого, работая здесь не за страх, а за совесть, Николай Корнеевич Котов дослужился до должности начальника линейного отдела милиции станции Николаев. Причём, это подразделение стало одним из лучших в Одесском областном УВД на железнодорожном транспорте.

Охота на «домушников»

Благодаря приобретённому здесь опыту, хорошему оперативному мышлению и хватке настоящего сыскаря, в 1975 году капитан милиции Николай Котов был назначен на высокую должность заместителя начальника Отдела уголовного розыска УВД области. И здесь он в полной мере применил накопленный за годы работы в ЛОМе опыт розыскника, с головой окунувшись в работу по раскрытию преступлений уже в масштабах Николаевской области. Эту работу Н.К. Котова хорошо осветил в своих воспоминаниях другой ветеран ОВД Николаевской области, и мой коллега по освещению работы милиции, Евгений Петрович Односумов.
В это время в Николаеве пошёл всплеск квартирных краж, при этом, каждая третья из них оставалась к этому времени не раскрытой. Наглые воры выносили из квартир золотые украшения, хрусталь, деньги и даже ковры, а также другие ценные вещи. Эти нераскрытые преступления способствовали порождению слухов о неуловимости воров. И, тем самым, ставили под сомнение авторитет николаевской милиции. С этим мириться дальше было нельзя. Оттого сыщикам угрозыска под руководством тогда уже майора милиции Н.Котова, была поставлена конкретная задача: в корне пресечь волну квартирных краж.
Прежде всего, оперативники проанализировали, где больше всего совершается таких краж. Оказалось, что в районе новостроек, в микрорайонах Намыв, Соляные, на Новом Водопое и в Корабельном районе. Первым делом сыщики начали проведение негласной проверки мест наиболее вероятного сбыта похищенного: рынков, вокзалов, комиссионных магазинов, парикмахерских, ювелирных мастерских, ресторанов, кафе.
Однако, несмотря на принятые меры, число краж из квартир продолжало расти. В день по городу совершалось несколько таких краж. А вскоре их количество возросло до 92. Причём, метод их совершения был один и тот же – взлом входных дверей. Ведь тогда металлические двери устанавливались только на особо важных объектах. При этом орудие взлома также было одно и то же: « фомка» или «гусиная лапа».
Ясное дело, что руководство УВД было вне себя от гнева. И метало в адрес сыщиков громы и молнии, требуя в кратчайшее время изловить пока что неустановленных воров. Оттого для раскрытия этих преступлений при ОУР УВД была создана оперативно–следственная группа из числа наиболее опытных розыскников, следователей, кинологов и экспертов. Им было выделено 3 служебных автомобиля. Эту опергруппу возглавил один из опытнейших сыщиков – Борис Сидоркин. Прежде всего, оперативники взяли под негласное наблюдение места возможного сбыта похищенного имущества. Под особый «колпак» сыщиков попал, в первую очередь, Центральный колхозный рынок.
Вскоре Сидоркин получил весьма заслуживающую внимания информацию: к двум работающим там женщинам обратился неизвестный и предложил купить у него, причём, дешевле номинальной стоимости, два золотых кольца. При этом продавец вёл себя весьма подозрительно. Сначала повёл своих клиенток в сберкассу, затем в яхт–клуб. И лишь здесь, в одном из местных кафе, он достал из потайного карманчика 6 золотых колец, предложив взять любые из них на выбор. Женщины выбрали по одному кольцу и предложили незнакомцу выпить за удачную покупку. Парень не отказался, но перед уходом тщательно протёр носовым платком стаканы и бутылку от спиртного. Лишь после этого они разошлись в разные стороны.
Вскоре сотрудники угрозыска по приметам «вычислили» неуловимого вора. Через три дня тот пошёл на совершение очередной квартирной кражи. И не успел он с помощью «фомки» открыть дверь выбранной им квартиры и войти внутрь, как был взят сыщиками без лишнего шума. Он даже не успел понять, как это произошло. В ходе обыска по месту его жительства работники милиции изъяли большое количество золотых изделий, хрусталя и других ценных вещей. В ходе психологического поединка с ним Николай Котов «раскрутил» вора–одиночку, и тот признался в совершении 112(!) краж из квартир. Наработанный опыт помог сыщикам уголовного розыска области раскрыть на протяжении 1982 года 390 квартирных краж.

Кто убил искусствоведа?

Но кроме успешной работы Николая Корнеевича по организации раскрытия краж, на его личном счету было и раскрытие убийств. Вот лишь один из многочисленных примеров этой работы. Октябрьским днём 1978 года, в дежурную часть УВД области позвонила взволнованная женщина и сообщила, что в частном доме по улице Московской она обнаружила труп гражданина Каминского. Оказалось, что звонила внучка убитого. На место трагедии быстро прибыла опергруппа УВД области во главе с тогдашним заместителем начальника УВД, полковником милиции В.Т. Ключником. В составе этой опергруппы был и заместитель начальника ОУР УВД области, майор милиции Н.К. Котов. При осмотре места трагедии было установлено, что руки и ноги жертвы связаны, а рот и нос – заклеены лейкопластырем. Позже вскрытие показало, что Каминский умер от механической асфиксии. В комнате, где застыл труп хозяина, валялись 18 картинных рам, холсты из которых были вырезаны. Среди них пропала и копия картины, написанная по мотивам поэмы Т.Г. Шевченко «Сон». В ходе работы по раскрытию этого зверского убийства сыщики Николая Котова установили, что погибший работал старшим научным консультантом Николаевского областного краеведческого музея.
Для раскрытия этого жестокого и резонансного убийства была создана отдельная следственно–оперативная группа УВД, которую возглавил майор Н.К. Котов. Сюда вошёл и известный в области прокурор – криминалист Эммануил Семёнович Манкин. С целью недопущения вывоза украденных картин из города были взяты под наблюдение и тщательно проверялись все пассажирские поезда, междугородние автобусы и даже самолёты, вылетающие из Николаевского аэропорта. Раскрытие этого тяжкого преступления пребывало на особом контроле Прокуратуры Украины. Поэтому для быстрейшего его раскрытия были привлечены значительные силы различных служб УВД области.
Благодаря проведённому комплексу оперативно–розыскных мероприятий вскоре удалось задержать лиц, обоснованно подозреваемых в совершении убийства Каминского. Ими оказались студенты Симферопольского университета. Под видом врачей они проникли в дом потерпевшего, где убили его весьма жестоким способом. После чего вырезали из рам картины и сложили их в принесённый с собой пенал. Его они спрятали в автоматической камере на железнодорожном вокзале, и стали искать на картины состоятельных покупателей. Вскоре их выбор пал на артистов цирка «Шапито», приехавших в Николаев на гастроли из Москвы. Жадные преступники, решив, что у москвичей есть хорошие деньги, тут же предложили им купить некоторые картины по сходной цене. Вскоре эта сделка проходила под контролем оперативников уголовного розыска. И через время на руках преступников щелкнули стальные «браслеты».
Так, благодаря взаимодействию сыщиков с коллегами из других служб УВД области, в течение семи суток было раскрыто это дерзкое, жестокое преступление. А лица, его совершившие, вскоре понесли самое суровое наказание в соответствии с законом. За высокий профессионализм при раскрытии этого преступления группа наиболее отличившихся сотрудников николаевской милиции правами Министра внутренних дел Украины была награждена ценными подарками - телевизорами. Был среди этих награждённых и подполковник милиции Николай Корнеевич Котов. Всего же за годы службы в милиции он поощрялся более тридцати раз, в том числе, и правами Министров внутренних дел УССР и СССР.
Однако не только одной работой был занят все эти годы именитый сыщик Котов. Вместе с женой Адой Ануфриевной, с которой Николай Корнеевич прожил 45 лет, они воспитали двух дочерей: Татьяну и Анну. Чего греха таить, раньше Николай Корнеевич в душе сокрушался, что Бог не послал ему сыновей, которым он смог бы передать свою эстафету сыщика. Но зато дочери порадовали отца, и теперь супруги Котовы воспитывают внуков: 11-ти лет, 5-ти лет и двух близнецов, которым по 2 года и 5 месяцев. Кстати, близнецы особо порадовали дедушку, ведь они родились 5 октября. В этот день он ежегодно отмечает День уголовного розыска СССР. Обладая завидным чувством юмора, Николай Корнеевич в шутку называет внуков «своей опергруппой». И, конечно же, мечтает он дожить до того дня, когда внуки окончат школу, затем милицейский (а, возможно, уже и полицейский) вуз, продолжив славные традиции сыщика Котова. Ведь Корнеевич так мечтал сам ещё хотя бы несколько лет потрудиться на этой хоть и нелёгкой, но зато работе по душе.
А ведь оперативная работа на протяжении стольких лет, без выходных и праздников, на одних нервах, таки дала себя знать. Да и вовремя понял ветеран сыска: нужно уступить дорогу молодым. Оттого, в 1986 году, Николай Корнеевич ушёл на заслуженный отдых. Однако не забыл дорогу в уголовный розыск области. Здесь его всегда рады видеть. А более молодые сотрудники угрозыска прислушиваются к мнению сыщика от Бога, и он щедро делится с ними своим богатым жизненным и профессиональным опытом. Но не только этим известен Николай Корнеевич Котов. Когда он на очередной встрече с ветеранами сыска поёт свои знаменитые романсы, даже у его убелённых сединами коллег, не говоря уже о женщинах, на глаза наворачиваются слёзы. И даже неспециалисту ясно: в нём не успел развиться талант великого оперного певца. Как знать, поступи он тогда, в молодые годы, в консерваторию, из него запросто вышел бы оперный певец, не хуже тех же Бориса Гмыри, Анатолия Соловьяненка и иже с ними. Но тогда, в далёкие 60-е годы, повинуясь лозунгу: «Родина сказала - надо!», он, как истинный патриот своей Отчизны, сказал: «Есть!». И вскоре стал профессиональным сыщиком, посвятив большую часть своей сознательной жизни борьбе с преступностью. И ни разу об этом не пожалел. Оттого биография Николая Корнеевича Котова - Сыщика с большой буквы – яркий образец для подражания молодым людям, только вступающим в свою сознательную жизнь.


Текст:Владимир Зацеркляный,
член Национального союза журналистов Украины, отдел связей с общественностью УМВД Николаевской области.

Обложка журнала №032
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005