Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

             ФРАГМЕНТ ИЗ ЖИЗНИ               

Тайны разведчика

После подследственной тюрьмы КГБ с частыми допросами, здесь, в психиатрической больнице, куда ее привезли недавно, свободного времени оказалось много. И теперь Магда часами ковырялась в прошлом своей не очень-то долгой жизни, полной крутых, неожиданных поворотов. И выуживала из памяти разные эпизоды, запомнившиеся мелочи. От этого ей порой становилось страшно за то, что могло ожидать ее, еще молодую женщину, в ближайшем будущем…
С завода в тот день Виктор явился позднее обычного. За ужином, как всегда, поинтересовался, что было нового. Магда рассказала про пожар, который видела с бульвара. Но событие, слух о котором уже взбудоражил весь город, Корнев пропустил мимо ушей. От такого равнодушия ее сердце опять тревожно сжалось. Безразличие Корнева, который обычно сам внимательно и с интересом расспрашивал о городских слухах, только подтверждало тревожную догадку о его причастности к пожару и взрывам на загородном аэродроме и обоснованность ее испуга, если такая связь обнаружится. По этим приступам страха она отчетливо поняла глубину собственных чувств к приезжему инженеру.
Виктор появился в их доме еще до того, как немцы вошли в Николаев. Мама, которая обычно не очень приветствовала ее знакомства с новыми ухажерами, в этот раз сама представила ей Корнева. Сообщила, что он – родственник ее давней подруги, закончил институт в Ленинграде, хорошо говорит на немецком и прекрасно разбирается в музыке. Его, как опытного инженера-технолога, направили для работы на судостроительном заводе. Но в городе у него нет ни одной знакомой души, и она предложила ему пока пожить квартирантом в их свободной комнате.
Мама вообще в последнее время удивляла Магду. То она чуть ли не каждый день трезвонила в Ленинград, просила даже бросить занятия, связанные с поступлением в консерваторию, и быстрее приехать домой. Чтобы они могли вместе эвакуироваться в Поволжье, где их уже ожидали родственники – семьи таких же немецких колонистов. Но потом так затянула со сборами, что немецкая оккупация накрыла их в Николаеве…
А Виктор понравился ей сразу. Он излучал обаяние, которое нельзя было не заметить. Открытостью лица, взгляда. Своей спокойной надежностью, которую женщины всегда хорошо чувствуют, и мужской умелостью. Он с одинаковым успехом мог играть с мамой в покер, быстро отремонтировать электроплитку или запросто наладить водопроводный кран, надоедливо капавший на кухне долгое время.
Догадливый и общительный Корнев оказался очень кстати и в критический момент прихода фашистов. Это он предложил ей как можно чаще играть Вагнера – самого популярного композитора в третьем Рейхе. И пояснил: музыка отпугнет солдатню, и привлечет внимание культурных немцев. Тогда на постой, который неизбежно начнется при новой власти, возможно, им попадутся не оголтелые вояки. И действительно, на вагнеровские мелодии, лившиеся из открытых окон их квартиры, как на мед, сразу же прилетел сам генерал Гофман – военный комендант города, объезжавший центральные улицы для выбора места своего жительства. Генерал любил вкусно поесть и хорошо выпить. Поэтому в их доме по вечерам стали частенько собираться высшие чины немецкого гарнизона, чтобы отдохнуть и послушать игру Магды на пианино.
Так, благодаря музыке и свободному владению немецким, она познакомилась с адмиралом фон Бадекером, руководившим работами на всех судостроительных заводах и портах города. Потом, по протекции того же Гофмана, даже стала личной секретаршей-переводчицей Бадекера. Как быстро поняла Магда, Бадекер не был профессиональным военным моряком. Он больше интересовался бизнесом, связанным с армией и флотом. Адмирал и его сослуживцы часто по вечерам съезжались к ним в гости. Корнев охотно принимал новоявленных хозяев города. Умело создавал непринужденную атмосферу, так, чтобы им было интересно бывать в их семье.
Бадекер оказался ровесником Корнева. И, видно, симпатизировал ему. Подвыпив, они азартно спорили по разным техническим и деловым тонкостям судостроения, понимания литературы и музыки. Однажды даже расписали весь лист бумаги непонятными формулами, обсуждая, почему мог разломаться и затонуть в лимане какой-то плавучий док, недавно отремонтированный в Николаеве.
Бывая у Корневых, адмирал часто задерживал взгляд на красивой фигуре Магды, сидевшей за пианино, или, помогавшей матери накрывать стол. При этом Магда не раз замечала, как начинали поблескивать глаза Бадекера. То ли от восхищения, то ли от выпитого коньяка. А ей хотелось быть красивой только для Виктора…
Мужскую привлекательность Корнева она отметила, как только мама их познакомила. Статная фигура светловолосого Виктора, словно сошедшего с плаката о пользе спорта и необходимости каждому комсомольцу сдавать нормы ГТО, рядом с копной ее черных волос, заставляли поворачиваться головы прохожих, если они появлялись на улице вместе. После нескольких вечерних прогулок вдвоем она оценила ум и эрудицию прибывшего инженера. Их отношения он сумел выстроить так, что она не чувствовала десятилетней разницы в возрасте. Вначале он заинтересовал ее только как приятный собеседник. До прихода немцев они, болтая на самые разные темы, часами прогуливались по пустовавшему яхт-клубу. Бродили до темноты вдоль берега, слушали, как шепчутся набегавшие волны реки. Во время такой прогулки Виктор впервые склонил к себе ее голову и поцеловал. От неожиданности она коротко ткнулась губами в его щеку.
- Магдуленька ты моя, - улыбнулся Корнев и несколько раз провел ладонью по ее пышной прическе. Так Магду еще никто не называл. Ее отточенный музыкой слух уловил в новом слове и покровительственную нежность старшего, и невольно прорвавшийся мужской восторг перед девичьей неопытностью…
Но именно в тот момент ей отчетливо понялось и другое. Что их разделяет не только разница в возрасте. А тот громадный кусок жизни Корнева, который ей совершенно неизвестен. И которым он делился очень скупо. Свидания с поцелуями у них зачастили, и мама сама предложила ей выдавать отношения с Виктором как гражданский брак.
Через год, когда семейные обязанности стали привычными для обоих, Магда даже поймала себя на том, что ей хочется ребенка от Корнева. Что она с тайной завистью поглядывает на встречающихся иногда на улицах беременных женщин. А Виктор убеждал, что с этим нужно обязательно подождать до конца войны.
Она обижалась, упрекала его в мужском эгоизме. - А если с тобой что-то случится, что останется мне от тебя, - бросила она однажды в такую минуту свой главный козырь.
Он ответил расплывчато и не очень понятно:
- Во-первых, наша победа… Во-вторых, - наша удивительная страна и трудные годы, которые нас свели вместе …
Она уже привыкла к такому неопределенному эзоповскому языку общения между ними и перестала требовать уточнений.
Конечно же, Магда догадывалась, что решение об отмене эвакуации мать не могла принять случайно. Что, наверное, Корнев появился в Николаеве, тоже не спроста. Но она выросла в немецкой семье, где было не принято лезть в души других с расспросами…
Первое время война напоминала о себе на каждом шагу. Через неделю после прихода немцев, мимо их дома к Ингульскому мосту провели большую группу советских военнопленных. В порванных гимнастерках, многие с перевязанными головами, руками. Сквозь грязные бинты у солдат проступали ржавые пятна крови. Некоторых, совсем обессиливших, поддерживали товарищи. Женщины, видевшие эту процессию, выбегали на проезжую часть улицы или через детей передавали проходившим куски хлеба и вареную картошку. Магду поразило, что среди конвойных, матерно отпугивавших ребятню и осмелевших женщин, преобладали полицаи, ругавшиеся на русском или по-украински.
Но жизнь есть жизнь. Постепенно и оккупированный город, казалось, привыкает к новым условиям. По утрам людей опять будили гудки заводов. Начали работать кинотеатры. Даже местный аквариум – зоосад открылся. Магда все больше входила в свою счастливую роль жены Корнева. Согретая постоянным вниманием преуспевающего инженера, даже не так ревниво переживала его упорное нежелание заиметь ребенка…
Ночные бомбежки стали редкостью. Только периодические облавы, ночные взрывы на немецких складах с военной техникой, запасами зимней одежды и горючего для армии, да появлявшиеся иногда на улицах листовки, напоминали жителям о наличии другой, невидимой стороны жизни. Опасной и безжалостной борьбе, которую продолжал упорно вести притихший город.
Виктор уходил на завод рано утром, к началу смены. К десяти за Магдой подъезжала машина Бадекера и вместе с адмиралом везла ее на завод. Однажды тот дал команду изменить обычный маршрут. Они свернули к базарной площади и вышли из машины. На свободном пятачке возвышалась виселица с десятью повешенными. Носки ног у всех казненных были направлены вниз, словно они захотели перед казнью привстать на цыпочки, чтобы увидеть за горизонтом что-то скрытое от других. У каждого на шее висели фанерные дощечки с чернильной надписью на русском языке: «Я помогал партизанам».
Адмирал попросил перевести написанное. Выслушал слова Магды, буркнул неопределенное: - А теперь им сможет помочь только Бог, - и направился к своей машине. Уже сидя рядом с адмиралом, Магда попросила его больше никогда не водить на подобные зрелища. Он взял ее руку в свои ладони, извинился и поцеловал несколько пальцев.
Когда она рассказала Корневу этот случай, тот посоветовал обратиться за содействием к Бадекеру для получения аусвайса – специального немецкого паспорта, дающего право ходить по городу в любое время суток. Сейчас такой документ, пояснил Виктор, ему очень нужен.
Услышав ее просьбу, адмирал улыбнулся, взгляд его приобрел знакомый блеск:
- Ради вашей чудесной улыбки, фрау Магда, я готов делать даже невероятное… Как говорят деловые люди, в надежде, что мои услуги хоть когда-нибудь будут оценены вами …
Тогда она сделала вид, будто не поняла намека. А когда передала это условие Виктору, он после длительной паузы медленно произнес:
- Понимаешь, Магдуленька, кроме любви в нашей жизни есть еще такая штука как долг… И во время войны линия фронта не всегда проходит только по окопам…
Через несколько дней она передала Корневу аусвайс, полученный от адмирала…
К адмиралу же она обратилась за помощью выяснить, когда задержали Виктора. В этот раз адмирал был строг. Скупо сообщил, что Корневым занимаются люди СД. А ей посоветовал вместе с матерью лучше всего до полного выяснения дела на время уехать в Германию. Подлечить нервы от пережитого и отдохнуть. Среди врачей у него есть хорошие знакомые, и они могут помочь им неплохо устроиться на новом месте…
Корнева больше она никогда не видела. До конца войны прожила в ожидании, что вот-вот в дверях их квартиры появится кто-нибудь из СД или гестапо. Хотя умом понимала: раз их с матерью до сих пор оставляют в покое, значит, там, в Николаеве, немцы ничего не могут добиться от Виктора. И только тогда она оценила оберегающую значимость многих недоговоренностей Корнева. За время, проведенное вместе, душа ее так пропиталась Виктором, что Магде часто казалось, будто она видит знакомую фигуру на улице или узнавала его походку у случайного прохожего. Радость от ожидания и обязательности подобной встречи осела в ней уже навсегда. Она верит в нее даже сейчас, когда знает всю правду. Наверное, поэтому теперь ее уложили в эту психушку…
Только весной сорок пятого мама раскрыла ей тайну Корнева. Назвала его истинную фамилию – Лягин. Сообщила, что Виктор – профессиональный контрразведчик, посланный со спецзаданием в тыл к фашистам. За руководство Николаевским подпольным Центром и диверсии против немцев он посмертно стал Героем Советского Союза.
Когда они сообщили об этом американцам, занявшим город, те поспешили репатриировать их в СССР. А здесь жизнь Магды опять сделала неожиданный поворот. ..
- Почему, - долдонил ей при допросах одно и то же московский следователь, - весь Центр немцы уничтожили, а тебя с мамой не тронули?... Что успел рассказать вам Лягин про свою работу в Америке?
На эту информацию в последнее время он налегал особо. Она часами просиживала в кабинете следователя, стены, потолок и даже двери которого были оклеены белой шумопоглощающей пробкой… Теперь-то она догадалась, для чего… В который раз объясняла, что про Америку слышит впервые. Что точно не знала, а только догадывалась, чем занимается Корнев.
У нее не было обиды и злобы на следователя. В конце концов, все мужчины одинаковы. Независимо от чинов, профессий и страны. Они стараются в меру сил добросовестно выполнять порученное им дело. Ну, что могла она ответить на вопросы, которые часто задавала и самой себе. Рассказать про оберегающие недоговоренности Виктора даже в постели, которые постоянно ее беспокоили? Про свои небольшие уступки Бадекеру, чтобы хоть как-то помочь Корневу, ради которого была готова на все? Разве этот следователь, который в последнее время тоже начал поглядывать на нее «адмиральскими глазами», поверит в подобный бред?…
А она и сейчас уверена, что тогда, в американской зоне, издали видела живого Виктора. Ведь неслучайно никто не мог им с матерью показать место расстрела и захоронения Корнева. Только зря она поделилась об этом со следователем…
Из психушки Магда так уже и не вышла. Только в годы хрущевской оттепели, когда начали массово пересматриваться дела репрессированных, открылась истинная значимость Магды и ее матери в жизни николаевского подпольщика.
Разве обрусевшая немка, ее дочка и капитан КГБ Виктор Лягин, пропитанный с детства марксистскими идеями о неизбежности победы пролетариата и дружбы народов, который добровольно покинул высокую должность и по собственной инициативе стал Корневым, чтобы внести личный вклад в борьбу с захватчиками, могли предположить, как неожиданно развернется судьба страны Советов? Что в верхах Украинской державы, ставшей независимой, долго будет мусолиться вопрос, а нужен ли новой стране музей Лягина, который находится в доме, где он жил с Магдой и ее матерью во время войны? И стоит ли выделять деньги на его капитальный ремонт? Мол, Виктор родился и вырос не в Николаеве, а в России…. Что имя Лягина будет носить не только улица в южном городе, но и ленинградская школа, в которой он учился и вырос? А в ее пионерской дружине много лет спустя, впервые повяжет на детскую шею красный галстук мальчик Володя Путин. Позднее он станет успешно работать в том же ведомстве, что и Лягин. И повзрослевшего Владимира Владимировича всенародно изберут Президентом России…
А кто знает, какие удивительные повороты судеб не только отдельных людей, но и целых стран готовит нам история даже в ближайшем будущем?

Текст - Илья Стариков

Обложка журнала №033
Архив предыдущих номеров
2017 год:
01020304
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005