Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

   НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ      

Чемпионат по прыжкам назад и в сторону

 

«Поставьте мошенника у всех на виду, и он будет действовать как честный человек»
Наполеон
«Что такое ограбление банка в сравнении с основанием банка?»
Бертольд Брехт
«Быть одновременно очень хорошим и очень богатым невозможно»
Платон
«Я все время только и делаю, что думаю - что делать?»
Александр Лукашенко

Так получилось, что последние 23 года своей жизни каждый из нас, населяющих шестую часть суши, существует в условиях незавершенного эксперимента, в зародыше своем - хозяйственного, а в итоге - государственно-политического. Начиналось все с понятного стремления молодого (относительно) генсека Михаила Горбачева придать ускорение экономическому развитию Советского Союза, переживавшему в тот период безусловную стагнацию. Будучи второй экономикой мира по масштабам, СССР все более отставал от Запада по таким важнейшим показателям, как энергопотребление на единицу продукции, производительность труда и технологический уровень. Большинство экспертов, как у нас, так и за рубежом, сходилось во мнении, что причина такого прискорбного положения заключается в невосприимчивости советской экономической модели к новому. Несмотря на гигантские вложения в образование, науку и разработку передовых технологий, внедрение их достижений в повседневную практику было делом, равносильным подвигу. Система была построена таким образом, что любые нововведения были невыгодны и воспринимались «в штыки». Зато экстенсивный рост объемов производства приветствовался и вознаграждался. Такое положение было признано нетерпимым, а резкое увеличение эффективности народного хозяйства становилось национальной задачей. Замечательно, что к аналогичным выводам в тот же период пришло и руководство Китая. Лечить болезнь обе крупнейшие коммунистические страны мира вознамерились переходом от командно-плановой системы экономики к планово-рыночной. Китай за два десятилетия свою задачу выполнил более чем успешно. Это стало особенно очевидно в период разразившегося на наших глазах мирового финансового кризиса, когда экономики ведущих капиталистических стран пережили депрессию, а китайская сохранила устойчивый рост. Советское же руководство не смогло сохранить управляемость общества, что наряду с политическим противостоянием между «реформаторами» и «консерваторами» привело к расколу страны. В этом процессе немалую роль сыграло настойчивое требование «молодых демократических сил» передать промышленность и сельское хозяйство из рук неэффективного собственника - государства в руки частного капитала, который априори подразумевался собственником эффективным. Однако, дальнейшее развитие событий этот постулат никак не подтвердило. Последовал период хаоса, сопровождавшийся многочисленными случаями злоупотреблений властью, полукриминальной приватизацией, намеренным разорением тысяч промышленных и сельскохозяйственных предприятий. Потом ситуация стабилизировалась и даже последовал некоторый экстенсивный рост. Но к разочарованию уже постаревших представителей «демократических сил» эффективность экономики независимой Украины оказалась даже ниже советской. Судите сами, если в 1990 году Украина произвела 298 млн. квт.ч. электроэнергии, 38,6 млн. тонн стали и 264 млн. тонн угля, то в лучший для нас 2007 год - только 196 млн. квт.ч. электроэнергии, 24,5 млн. тонн стали и всего около 60 млн. тонн угля. В целом объем ВВП независимой Украины в 2007 году составил только 74% от уровня ВВП УССР. И это был прогресс по сравнению с 1999 годом. Тогда и вовсе было 40%.
Почему же так получилось? Оставим объяснения причин деградации «неукраинскостью» нашей власти политическим клоунам, и попробуем разобраться по существу. И, прежде всего, зададимся вопросом: стала ли экономика независимой Украины более восприимчивой к инновациям, приблизилась ли она в динамичности к требованиям современности? Ведь это тот порог, на котором споткнулся и разбил себе голову великий Советский Союз. Для того, чтобы стать восприимчивым к инновациям, необходимо, как минимум, чтобы они были. И тут обнаруживается, что вся Украина в разработку научно-исследовательских и проектно-конструкторских работ вкладывает за год почти в 30(!) раз меньше средств, чем одна фирма «Сименс». И неудивительно, ведь такую деятельность осуществляет не более 4% украинских предпринимателей, тогда как в этой самой Европе, куда мы так стремимся, не менее 70%. И это при том, что о необходимости инноваций, о переходе к энергосберегающей, менее материалоемкой экономике не устают вещать с высоких трибун практически все ведущие украинские политики. Украинские же бизнесмены на различных форумах также понимающе кивают головами. Ну и?..

Определяющие и направляющая

Причина понятливого кивания очевидна. Ныне и двоечнику от коммерции понятно, что для успешной продажи на рынке, товар (а это любая продукция) должен обладать современными потребительскими качествами и рядом конкурентных преимуществ. Обеспечить и то, и другое можно лишь непрерывным совершенствованием существующего и неустанным поиском нового. С этим все согласны. Но когда дело доходит до конкретики, выясняется, что процесс хозяйственной деятельности в нашей стране, да и на всем постсоветском пространстве, направляют и стимулируют иные факторы, чем на вожделенном Западе. Это «там у них» предприятие получает экономическую прибыль либо благодаря меньшим, чем у других товаропроизводителей, издержкам производства на единицу продукции, либо благодаря характеристикам товара, которых нет у конкурентов. То есть, в этом случае предприниматель (корпорация) создают ряд технических или технологических, а, возможно, и организационных (как, например, Генри Форд с его конвейером) преимуществ перед другими товаропроизводителями. В этом случае источником получаемой прибыли становится монополия «ноу-хау». Это английское выражение теперь знают все. «Знать как» тоже может быть товаром и весьма ликвидным, но... инновационный путь создания экономической прибыли чреват неопределенностью и рисками. Инвестиции в научные разработки предполагают отдачу лишь в долгосрочной перспективе и не терпят фрагментарности. Поэтому такой путь предполагает продолжительную стабильность и наличие общепринятых правил делового поведения. Это касается как товаропроизводителей, так и государства в целом. Прибыль, полученная в результате вложений в знания и новую технику не должна подвергаться опасности быть изъятой, украденной или каким-то иным образом присвоенной другим субъектом экономической деятельности, и тем более - правительством.
Но есть и иной путь. Суть его в том, что источником прибыли является занижение цен используемых ресурсов, завышение цен на конечную продукцию, отказ нести в полной мере бремя социальных издержек, в том числе и налогов, нежелание делиться прибылью с другими экономическими агентами, имеющими право на ее часть, и далее по списку - полузаконных и незаконных действий. В этом случае собственник присваивает так называемую ренту, то есть, доход, который превышает вклад собственника в создание общественного продукта. Как говорится, догадайтесь с трех раз, какой из путей выбрали вольно или невольно хозяева украинских предприятий?
Любой собственник во всем мире стремится к максимальной частной выгоде. В Украине, к тому же, собственник выступает, в большинстве случаев, как частное физическое лицо. Цель его деятельности по управлению подконтрольным предприятием заключается в получении максимального личного дохода. По отношению к этой цели все остальные факторы, сопровождающие производство, как то: рентабельность, производительность труда, энергоемкость продукции и прочее, принимаются лишь в той мере, которая способствует или мешает увеличению дохода.
Но на глобализованном мировом рынке давно уже главным действующим лицом выступает корпорация, управляемая высокопрофессиональным и дорогостоящим менеджментом, в рамках транспарентного, но достаточно жесткого правового поля. Конкретные получатели доходов и экономическая деятельность не находятся в непосредственной связи. Даже в так называемом малом бизнесе, зачастую хозяин лавочки или фирмы на деле лишь управляющий и работник на службе у весьма крупных бизнес-структур. На постсоветском пространстве все обстоит иначе. И хотя в Украине, скажем, миноритарных держателей акций свыше 18 млн. человек, основным экономическим агентом выступает единоличный хозяин. Это человек, каким-то образом (чаще всего, весьма непрозрачным) ставший владельцем контрольного или блокирующего пакета акций предприятия, и, получивший отныне возможность распоряжаться им совершенно произвольно. Образовательный и профессиональный уровень собственника находится в полном противоречии с требованиями бизнеса, которым он владеет. Так, например, один из недавних совладельцев Черноморского судостроительного завода, господин Чуркин, был по специальности гинекологом. Произвольная и слабо контролируемая законом деятельность собственников активов, к созданию которых они как правило не имели отношения, по извлечению из них максимального личного дохода и составляет экономический ландшафт постсоветских государств.
Главным условием рентного пути извлечения прибыли является обладание реальной властью, вынуждающей участников хозяйственной деятельности, поставщиков ресурсов и услуг соглашаться на те условия, которые диктует им собственник активов. Ресурсы такой власти могут иметь финансовое, политическое, административное или криминальное происхождение, но именно такая экономическая власть делает возможным принуждение, которое позволяет получить ренту. Естественно, далеко не всякий собственник располагает ею в полной мере. Не всякий, даже обладая возможностью, способен навязать свои условия поставщикам ресурсов, наемному персоналу или потребителям готовой продукции. Мало быть собственником активов, нужно еще уметь либо пользоваться властью, либо обслуживать чужую власть. В этих условиях совершенствование организации производства, оптимизации технологических издержек и энергосбережение не являются основным, или даже обязательным условием получения прибыли. Требуется лишь поддерживать производство на минимальном работоспособном уровне, достаточном, чтобы выпускать товары, пользующиеся спросом. Таким образом, инвестиции в экономическую власть, на первый взгляд, имеют неоспоримые преимущества. Они дают эффект очень быстро, не требуют долгосрочной стратегии и планирования, не отвлекают средства на модернизацию основных фондов, их осуществление доступно людям без специальной профессиональной подготовки, способных только властвовать. Но это только на первый взгляд.
На сегодняшний момент можно с полной ответственностью констатировать, что в Украине вполне сложился такой порядок, при котором безусловно преобладающим способом увеличения личного дохода собственника является присвоение ренты. А основным конкурентным преимуществом предприятия - единоличная экономическая власть. Этому способствуют как отсутствие в стране достаточно эффективной законодательной, исполнительной и судебной власти, но также и ряд других сопутствующих факторов. Произвол собственников дополняет монополизм, корпоративная агрессия (то, что называется недружественным поглощением) и принуждение контрагентов, административная власть внутри предприятий, диктующая режим и условия оплаты труда, использование в частных целях государственных структур, в том числе, правоохранительных и судебных органов, применение в бизнесе частного аппарата насилия, как легализованного (охранные структуры), так и криминального.
В такой системе любому собственнику, чтобы получить прибыль, нужно либо самому обладать властью, либо стать «под крышу» того, кто ею обладает, либо купить услуги власти. Ведение или даже сохранение бизнеса вне системы становится весьма проблематичным делом.
Инвестиции во власть могут иметь разную форму. От создания политических партий и продвижения своих представителей в органы государственной власти на разных уровнях до рекрутирования частных армий. Итогом такой деятельности становится формирование финансово-промышленных групп, имеющих свой собственный политический и медийный ресурс, часто локализованных на определенной территории. Борьба таких клановых групп за ресурс государственной власти и составляет основу политической жизни нашей страны, и, таким образом, является институциональным фундаментом ее политической системы, не отраженной в Конституции. По недоразумению это называется демократией, хотя это чистой воды олигархия.
Разумеется, факт, что в основе извлечения и присвоения прибыли лежит экономическая власть, используемая для снижения доходов других участников производственного процесса, тщательно маскируется. Создавая рентный доход, необходимо не только завысить цену настолько, насколько возможно, но и минимизировать издержки. Самый простой путь к минимизации издержек - максимальное уменьшение обязательных выплат. Для этого нужно искусственно уменьшить налоги, а лучше всего - не платить их совсем, «оптимизировать» фонд заработной платы и проигнорировать миноритарных акционеров. Тут проявляется море фантазии, но, так сказать, магистраль процесса остается одна и та же - вывести прибыль из контролируемого предприятия и скрыть того, кто ее присваивает. Наиболее выгодным способом тогда становится извлечение доходов не из прибыли контролируемого предприятия, а из прибыли посреднических структур, через которые специально запускаются основные товарные и финансовые потоки. Основные же предприятия, являясь своего рода вывеской, согласно отчетности влачат жалкое существование, находясь на грани рентабельности, а то и за гранью. И так продолжается годами.

Обратная сторона монеты

Не только у медалей, но и у монет есть обратная сторона. Если уж речь зашла о доходах и расходах, то лучше вспомнить эти кружочки металла. Ведь, как мы выяснили, именно ради их количества действует центральная фигура нынешней Украины - частный собственник - и более ни для чего. И результатом этой благородной деятельности стала система, которая не просто не приспособлена к внедрению инноваций и, следовательно, созданию действительно конкурентоспособного продукта, но и активно продуцирует препятствия на пути нового. В обстановке, когда хорошие отношения с госаппаратом гораздо важнее преодоления технической отсталости, только чудаки будут вкладывать деньги в разработку новых технологий. Правильнее потратить лишние деньги на какой-нибудь имиджевый проект, угодный политическому истеблишменту. На футбольную команду, на пафосный концерт доморощенных звезд, на помпезный памятник. В условиях, когда в любой момент твой бизнес, твой доход могут подвергнуться атаке, становится неактуальной долгосрочная перспектива. Собственник начинает жить в мире краткосрочных интересов. В этот мир, вернее, мирок, не укладываются вопросы продуктивного государственного строительства, национального возрождения, реиндустриализации. Не те временные рамки. Сложившаяся структура постсоветского бизнеса и ее специфическая культура создают и особый кадровый запрос. Управление производством и техникой в ней оторвано от финансовых потоков и занимает подчиненное положение. И в экономике в целом, и внутри бизнес-структур благосостояние сотрудника зависит не от способности генерировать новые технические идеи, и не от вклада в создание добавленной стоимости, а от места в иерархии власти и умения «нагибать» других. Искажается сама мотивация формирования кадрового состава предприятий. В результате уже сейчас на украинских заводах ощущается значительная нехватка квалифицированных инженеров, технологов, конструкторов и просто рабочих высокой квалификации. Не желая нести издержки, связанные с дополнительными инвестициями в образование и профессиональную переподготовку, отечественный бизнес сам себя поставил в трудное положение. Да и всю страну.
А тем временем, в цивилизованном мире, на основе новых технологий создается продукция с такими качественными характеристиками или в таком ценовом диапазоне, которые отечественная экономика обеспечить уже не в состоянии. Так постепенно уменьшаются размеры ниш для украинской продукции не только на внешнем рынке, но и внутри страны. О чем свидетельствует неуклонный рост импорта машин и транспортного оборудования. Но не только в подрыве позиций отечественной металлургии и машиностроения дело. Крупные украинские города теперь критически зависят от импортного продовольствия. Часть продовольственных товаров «житница Европы» не производит вообще.
Низкая заработная плата ведет к деградации рабочей силы (наиболее способные покидают страну, остальные, не имея достаточной мотивации, отказываются от совершенствования навыков и знаний) и к низкой емкости внутреннего рынка из-за малой покупательной способности населения. Создавшаяся на постсоветском пространстве система в основных своих чертах повторяет украинскую. Недавно президент России Дмитрий Медведев опубликовал на своем сайте весьма нелицеприятную по отношению к российскому бизнесу статью, в которой с гневом писал о «предпринимателях, которые ничего не предпринимают». И для этого у него были все основания. Ведь российская модель отличается от украинской только тем, что кланово-олигархическая система там обескровлена еще большей зависимостью бизнеса от государства. Но и на берегах Волги, и на берегах Днепра отечественная бизнес-элита последовательно и неуклонно истребляет основу своего существования - платежеспособный спрос на свою продукцию внутри страны. В отличие от Китая мы не можем перенаправить поток своих товаров с внешнего рынка на внутренний в случае ухудшения конъюнктуры. В этом году Украина получила более чем тридцатипроцентное падение уровня производства. Выбираться из этого обвала придется долго, если не случится нового.
К этой картине следует добавить запредельный износ инфраструктуры и основных фондов предприятий, вызванный хроническим недофинансированием. Недофинансирование идет как по линии предприятий и корпораций из-за нежелания собственников уменьшить свои доходы, так и по линии государства из-за недополучения налогов. Нет никакого сомнения в том, что техногенная катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС - не последняя в скорбном ряду, который нас ожидает.
Сложившаяся система, к тому же, активно, хотя, конечно, неосознанно препятствует притоку инвестиций в реальный сектор экономики, но поощряет рост фондового рынка, а, значит, и приток спекулятивного капитала. Однако, «глупые деньги» не способны решить ни одной задачи структурного характера, а тем временем производственный сектор страдает от нехватки средств. Финансовый голод заставил наши компании влезть в долги западным банкам на десятки миллиардов долларов, тогда как прямых иностранных инвестиций мы за все годы независимости получили всего лишь по 792 доллара на каждого жителя Украины. За все 18 лет! И это совсем не случайно.
Итак, совершенно очевидно, что наша буржуазия не только не имеет ресурсов для развития украинской экономики, но и неспособна просто удержать статус-кво. Созданная ею система противоречит не только национальным задачам, но и самим классовым интересам капитала.

Изменить систему

Есть основания полагать, что оживление мировой экономики, на которое возлагает такие надежды украинское правительство, увеличивая внешний долг вдвое за полгода, на самом деле является закономерной ремиссией, следствием колоссальной денежной накачки. Нет, мировой кризис не преодолен, а лишь смягчены его проявления на первом этапе. Деградирующая украинская экономика в силу своей буквальной «распахнутости» перед внешними факторами и в силу перечисленных причин находится в критически опасной зоне. Но, возможно, ремиссия будет достаточно продолжительной и тогда есть надежда избежать худшего. А именно: коллапс производства, огромный дефицит бюджета, инфляция в десятки процентов, массовые корпоративные дефолты, рост «серого» сектора экономики, безработица и обнищание населения, ускорение депопуляции. На фоне запруженных машинами улиц и полок магазинов, ломящихся от товаров, такая перспектива может показаться фантастической. Да, рост потребления, особенно элитного, скрывает проблему, но беда в том, что эти товары произведены не в Украине, и для их приобретения нам также нужно что-то производить и продавать.
То, что когда-то было задумано как системный проект для рывка вперед, оказалось прыжком назад, ну, разве что в некоторых аспектах - в бок. Но из этого вовсе не следует, что мы должны отказаться от реформ. Напротив, созданная экономическая модель должна быть срочно модернизирована. Конечная цель вполне ясна. Это: инновационная экономика, честная конкуренция, демонтаж клановой системы. Для этого необходимо, прежде всего, укрепление государственных институтов. Через них учреждение четких честных, долговременных и всеобщих правил делового поведения. Желателен механизм смены экономической элиты. В стране с рыночной экономикой не может свыше 40% предприятий быть нерентабельными, как у нас в Украине. Такие структуры должны подвергаться принудительному банкротству. Деятельность компаний необходимо сделать более прозрачной. Коммерческая тайна должна быть поставлена в жесткие правовые рамки. Сокрытие имен подлинных собственников недопустимо.
Не менее важной задачей является снижение социального расслоения общества и политика солидарности. Чудовищная дифференциация в доходах оказывает на общество деморализующий и разлагающий эффект. Снижает «вертикальную мобильность», которая побуждает представителей низших слоев подниматься вверх. К чему напрасные усилия! «Культура» демонстративного элитного потребления должна быть заменена ростом низового потребления. Для этого необходимо прогрессивное налогообложение и увеличение фонда заработной платы до цивилизованных пределов. В Украине доля зарплаты в себестоимости продукции в 2,5 - 3 раза меньше, чем в странах Евросоюза.
Коррупция есть везде. Но в наших условиях она стала не просто рыночным ответом на недопоставку государством услуг управления, а неким самоподдерживающимся институтом. Коррупция и теневая, «серая» экономика идут рука об руку, обескровливая общество и государство. Кланово-олигархическая система не может существовать без коррупции. По сути - это и есть коррупция в государственном масштабе. Лечение недуга - дальнейшая демократизация. Передача большего объема функций государства в руки местного избираемого самоуправления. Упрощение процедур, большая свобода, безбумажный электронный обмен. И, конечно же, улучшение антикоррупционного законодательства.
Наконец, крайне необходима поддержка реального сектора экономики. Здесь центральное место занимает доступность кредитных ресурсов. В обеспечении такой доступности должна сыграть свою роль законодательная база и регулирующие действия государства. Нельзя отдавать дело национального возрождения в руки коммерческим банкам. Свою безответственность они уже доказали в глобальном масштабе.
И, конечно же, реформирование экономической модели с целью уменьшения рентной составляющей бизнеса, придания ему большей социальной ответственности, невозможно силами политических структур, аффилированных с кланово-олигархической системой. То есть, чем быстрее мы заменим политическую верхушку страны, тем лучше. Вот только кем ее заменить?

Текст: Александр Карманов.

Обложка журнала №035
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005