Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

   НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ      

Между трех сосен

 

«Украина — это польское слово и означает «восточные пограничные земли»

Юзеф Бек, министр иностранных дел Польши (1932-1939)


Назад в будущее?

Если верить официальным заявлениям, то в настоящий момент «Украина возвращается домой в Европу». Для людей, знакомых с географией, это поистине удивительное заявление, ведь по одной из версий, центр европейского континента находится как раз на территории нашей страны. Как можно возвратиться туда, где ты всегда был? Очевидно, имеется ввиду нечто иное, с чем ассоциируется слово «Европа». Остается предположить, что это нечто — политическая реальность и культурное пространство, к которым Украина желает быть причастной. Культура неразрывно связана с историей, и тут приходится признать, что Украина, как субъект европейской культуры, в своем историческом аспекте имеет целый ряд отличий. Так, у нас никогда не было в истории таких крае­угольных для европейской культуры явлений, как Римская империя с ее крушением, не было крестовых походов, не было Реформации, не было эпохи Возрождения, не было периода буржуазной индустриализации. Зато большая часть времени существования на землях нынешней Украины различных государственных образований ушла на беспрерывную войну с агрессивной степью, на борьбу с бесчисленными набегами кочевых и полукочевых племен грабителей и работорговцев. В Западной Европе подобные явления датируются ранним средневековьем. Коренная Украина жила жизнью боевого пограничья до второй половины XVIII века, а Приазовье и Кубань — до середины XIX века. Для истории это было буквально «вчера». Невозможно сбросить со счетов и тот факт, что почти половина земель современной Украины была заселена и освоена из почти безлюдного состояния в течение жизни одного поколения. Мировая история знает, пожалуй, только еще один подобный пример — это колонизация Северной Америки, но она произошла позднее. И, тем не менее, с очень недавнего времени государственность Украины имеет в своем составе элемент, так или иначе участвовавший в ином историческом контексте и до сих пор несущий на себе его следы, а лучше сказать — травмы. Это захваченная еще в XIV веке польским королем Казимиром Великим Галичина, которая с того времени и до конца Второй мировой войны существовала как колония Польши и, до некоторой степени, Австрии (но все равно под польским господством). Правление, характеризовавшееся настолько суровым национальным и религиозным гнетом, что первые проявления политической и культурной активности местного населения «королевства Галиции и Лодомерии» относятся ко второй половине XIX века. Неужели в этот период нам предлагают «вернуться»? Вряд ли, но дарованный австрийским правительством за верноподданство «Генеральной Руськой Рады» желто-голубой флаг, по цветам герба города Лемберга — золотой лев на голубом фоне, мы теперь вывешиваем по государственным праздникам. Само появление первого политического объединения западных украинцев «Генеральна Руська Рада» относится к событиям 1848 года. Тогда лишь с помощью войск русского царя Николая І австрийской монархии удалось подавить венгерское национальное восстание. Украинцы Галичины оказывали интервентам и центральным властям всяческое содействие, за что и были вознаграждены. А поскольку сами себя они тогда считали русскими — русинами, по-австрийски - «рутенами», то и название рады было «руська». После Крымской, а в особенности после русско-турецкой войны 1877 года, империя Габсбургов усмотрела для себя угрозу в наличии на своей территории «части народа русского», как об этом откровенно писали славянофилы, поддерживаемые официальным Петербургом. За «русинство» стали выгонять с госслужбы, а с началом Первой мировой войны - отправлять в концлагеря или просто вешать. Но к тому времени уже были люди, готовые воевать за «Украину под скипетром найсвентшного цысаря» под дарованным им флагом. Закончилось это, как мы знаем, поражением и развалом Австро-Венгрии. Но флаг остался.

Остается политический аспект. «Европейский союз», «объединенная Европа» или попросту «Европа» - это несомненная политическая реальность в непосредственной близости от наших границ. Объект пристального внимания и притяжения окрестных государств. Территория многолетней стабильности, экономического процветания и наивысших на земле социальных стандартов. И эта территория политически активно, а с исторической точки зрения - стремительно, изменяется. Разрозненные государства, проведшие большую часть своей истории во взаимной резне, объединились сначала в общее экономическое пространство, затем стали быстро продвигаться к созданию конфедеративного сверхгосударства. Буквально только что это сверхгосударство впервые обрело своего единого президента и министра иностранных дел, а также объявило о своей правосубъектности. То есть, о способности и праве заключать международные акты и проводить внешнюю политику от имени всех государств Евросоюза. А по принятой, опять же в этом году, единой европейской Конституции, правовые акты и законы ЕС имеют верховенство над национальным законодательством. И, наконец, это государственное образование проводит политику расширения, а правильнее сказать — поглощения окружающих европейских государств. И не всегда эти действия проходят мирно, как, например, на Балканах. В подобных и иных случаях, требующих принуждения, используется военный аппарат, к которому Евросоюз формально не имеет отношения, но большинство европейских стран в него включены в той или иной мере. Речь идет об Организации северо-атлантического договора, сокращенно - НАТО — крупнейшем военном блоке мира, который так же пытается распространить свою деятельность далеко за пределы своей задекларированной ответственности. В частности, контингенты стран НАТО действуют в Афганистане и Ираке.

Членство в Евросоюзе и НАТО официально находится в списке наивысших приоритетов внешней политики Украины. «Курс на Запад» обычно связывают с именем Виктора Ющенко, но это справедливо лишь отчасти. На самом деле, подобная цель была провозглашена еще при Леониде Кучме. Президент Ющенко всего лишь дополнил «евроатлантический выбор» сворачиванием сотрудничества с Российской Федерацией и явным креном в сторону Соединенных Штатов. Именно при нем послы США стали ездить по промышленным предприятиям и выступать с заявлениями, которые в другой стране или же в другое время были бы однозначно восприняты как грубое вмешательство во внутренние дела. Достаточно вспомнить посла Тейлора, прямо с территории одесского элеватора предупредившего правительство Украины о недопустимости введения квот на экспорт зерна. Или посла Пфайфера, выдававшего погоны будущим офицерам СБУ. Несмотря на эти шаги и безусловные преференции западному бизнесу, усилия Украины в евроатлантической интеграции нимало не увенчались успехом. Более того, если в 2002 году комиссар ЕС по расширению Гюнтер Ферхойген вполне благожелательно заявлял: «Европейская перспектива для Украины не означает обязательное членство в ближайшие 10-20 лет, хотя это возможно», то в 2007 году председатель Еврокомиссии (выборный глава организации в тот период) Романо Проди, был более чем категоричен: «Перспективы вступления Украины в ЕС такие же, как и у Новой Зеландии». С членством в НАТО дело обстоит аналогичным образом. Почему?

Конечно, не трудно заметить совершенное несоответствие уровня экономического развития Украины и «европейских стандартов». Очевидно так же, что этот разрыв не сокращается, а наоборот, расширяется. И если в конце восьмидесятых годов по большинству экономических показателей Украина находилась где-то между Венгрией и Чехословакией, а по ряду параметров превосходила такие страны, как Португалия или Греция, то теперь конкуренцию составляет Перу, Алжиру и Гондурасу. И это не анекдот и не фигура речи! С другой стороны, нельзя сказать, чтобы Румыния или Болгария, не говоря уже об Албании, сильно от нас отличались. И, тем не менее, указанные страны уже вполне обеспечили себе то место, которое для Украины становится все более проблематичным. Совершенно явный провал украинской внешней политики, не похоже, чтобы создал даже видимость коррекции курса. Напротив, новоиспеченный «шоколадный» министр иностранных дел Петр Порошенко едет в Германию, чтобы заручиться поддержкой стремления Украины в НАТО. А украинский МИД ведет переговоры с Евросоюзом об ассоциированном членстве, которого уставные документы ЕС просто не предусматривают. Нет никакого сомнения, что и эти усилия заранее обречены, но необходимо разобраться, почему так происходит.

Мы и наши соседи

Политику называют искусством возможного. Говоря иначе, политика - это выбор одного из возможных вариантов желаемого будущего. Ключевым здесь является понятие «возможно». Будущее ежесекундно создаем не только мы, но и наши соседи, друзья и противники. От их устремлений, сильных или слабых сторон, сотрудничества или противодействия оно и зависит в полной мере. Одного нашего желания абсолютно недостаточно, хотя без желания не существует действия. Внешняя политика в этом аспекте вряд ли отличается от другой подобной деятельности. Искаженные представления о собственных возможностях, неадекватное отношение к истинным намерениям партнеров, нереалистичность целей - в ней также наказуемы. Только характер наказания иной.

Для начала ответим на вопрос: кто мы? Это крайне важно. Неверная самоидентификация исключает целый пласт возможного, а главное, лишает инициативы в построении собственного будущего. Заявив о себе из идеологических соображений: «я бывшая колония», Украина сразу же поставила себя в положение страны, нуждающейся в посторонней помощи, а, возможно, и во внешнем управлении территории, которой только предстоит стать государством. Но каким? Недаром, германская газета «Rheinischer Mercur» писала в 2004 году о нашей стране: «Возможно, она никогда не станет социальным государством по образу стран Центральной и Западной Европы, скорее, будет развиваться по пути Бразилии и Аргентины. Но ведь те тоже считаются в мире вполне нормальными государствами». Сейчас только слепой не видит, что в политической и экономической жизни Украины гораздо больше черт, соответствующих среднеразвитым странам Латинской Америки, чем европейским странам. Получается, возвращались в Европу, а пришли в «третий мир»?
Меж тем, Украина - крупнейшее государство, полностью расположенное в Европе. Наша территория превышает территорию Франции (правда, без заморских департаментов) с населением, еще недавно превышавшим 50 млн. человек, с немаленьким, в общем-то, промышленным потенциалом, с остатками передовых технологий, не утраченных еще в аэрокосмической области и машиностроении. ВВП на душу населения в наилучшем за годы независимости 2007 году составлял 7 532 доллара. Это при том, что уровень производства в том году составил всего 70% уровня 1990 года. Украина - многонациональное государство с обширными историческими связями. А главное - она является сердцевиной отдельной восточнославянской цивилизации, вполне сравнимой в историческом контексте с окружающими. Однако, официальная политика позиционирует украинское государство скорее как «большую Галичину». Возникает несоответствие масштабов. Во внешней политике Киев ведет себя, похоже как Вильнюс и Тбилиси, но даже не так, как ведет себя Варшава или Анкара, не говоря уже о Москве.

Три главных города соседних государств появились в нашем повествовании совсем неслучайно. Это нынешние столицы бывших империй, в значительнейшей мере определивших траекторию развития Восточной Европы в прошлом и, без учета интересов которых, мы не можем построить будущего.

Краеугольной стороной в этом треугольнике для нынешней украинской администрации является, безусловно, Варшава. Польша, ставшая королевством в 1025 году и, бывшая в союзе с Великим княжеством Литовским, хозяйкой украинских земель в течение шести веков, оказалась слишком свирепым колонизатором, за что и поплатилась почти столетием восстаний и смут, упадком, а затем и потерей государственности. Будучи восстановленной по решению Версальского мирного договора в 1918 году, Польша быстро доказала, что из угнетенных получаются великолепные угнетатели. Новорожденная держава в кратчайший исторический период провела агрессивные действия против всех своих соседей - Германии, Литвы, Чехословакии и Советской России, попутно ликвидировав Западно-Украинскую Народную Рес­публику. В двадцатых - тридцатых годах XX века в мире было только две страны, где взрывали христианские храмы - большевистский Советский Союз и католическая Польша. Разница была только в том, что поляки взрывали исключительно православные храмы. Нынче демократическая Польская республика - член НАТО с 12 марта 2004 года и член Евросоюза с 1 мая 2004 года. Но и поныне официальное название государства - архаичное - «Rzeczpospolita Polska», как в 1505 году учреждения шляхетской республики, в которой пан был полным хозяином имущества, жизни и смерти своего холопа-крепостного. А что такое «кресы всходне», не нужно объяснять ни одному поляку. Потерянные «восточные земли» до сих пор вызывают чувственные вздохи польского политбомонда, а их крайне-правые откровенно выражают уверенность, что рано или поздно, но утраченное будет возвращено. К настоящему моменту, получив от Запада прямой помощи примерно на 20 лет в объеме не менее 100 млрд.долларов, польская экономика активно развивается, сохранив положительную динамику даже во время кризиса. ВВП страны - 632 млрд.долларов, почти вдвое превышает украинский - 345 миллиардов. С учетом меньшего (пока) населения - 38 миллионов человек, дает ВВП на душу населения 16 600 долларов. Польская армия значительно превышает украинскую - 418 тысяч человек против 191 тысячи - как численно, так и технически. Польша проводит активную внешнюю политику, стараясь распространить свое влияние на восток - на Украину, Беларусь и Прибалтику. Практически во всех проявлениях польская политика имеет антироссийскую направленность. Поляки не скрывают, что вопросы демократии и прав человека в их отношениях с востоком играют прикладной характер, просто они убеждены, что место, которое в мире занимает Россия, на самом деле по праву принадлежит Польше. Будучи исключительно мононациональным государством, польская республика использует труд значительного количества украинских гастарбайтеров. Гражданам Украины, доказавшим свое польское происхождение, может выдаваться так называемый «паспорт поляка», дающий его обладателю ряд преференций на исторической родине перед другими украинскими гражданами. В своих внешнеполитических устремлениях Польша стремится быть «бастионом демократии» на «диком востоке». В некоторых польских изданиях можно прочитать, например, что граница между цивилизацией и варварством проходит по Бугу. Польша видит источник своего возвышения в Европе и мире в роли проводника передового отряда Запада в освоении еще не до конца подконтрольных территорий. В этом она находит полное понимание со стороны Лондона и Вашингтона. Отношение к Украине - как младшему партнеру на пути к демократии, активный сторонник и «адвокат» Киева в процессе вступления в НАТО. Киев вполне доволен этой ролью.

Напротив, точкой отталкивания украинской внешней политики при президенте Ющенко стала Российская Федерация. За годы его президентства товарооборот между Украиной и Россией упал с 40 млрд. гривен до 13, почти до нуля сократилась военно-техническая кооперация. Две газовые войны нанесли существенный экономический ущерб обеим странам, но Украина пострадала больше, по собственной инициативе увеличив себе цену на газ в восемь раз. Киев активно поддержал режим Саакашвили в его военном противоборстве с Москвой и, как известно, вместе с ним потерпел поражение. Подобные действия относятся к близкому соседу и родственнику, стране, в которой проживает почти 3 миллиона украинцев и примерно такое же число находится на заработках. От поставок энергоносителей из РФ Украина зависит практически полностью, а враждебное отношение к стране с втрое большим населением и вшестеро большим ВВП, располагающей миллионной армией, имело бы смысл при росте политического веса и значимости, и при твердых обязательствах Запада компенсировать со временем материальные потери. Реальная позиция «свободного мира»: «Это хорошо и правильно, но мы вас об этом не просили». Вступление Украины в НАТО для РФ абсолютно неприемлемо, поскольку в этом случае оборона России на западном направлении лишается стратегической глубины, спасшей некогда и от Карла XII, и от Наполеона, и от Гитлера. Компенсировать такой ущерб обычными средствами невозможно. Остается оружие массового поражения. Киев обвиняет «северного соседа» в стремлении возродить империю. На фоне явной неспособности РФ за двадцать лет навязать свою волю более слабым постсоветским и вполне лояльным странам, таким как Беларусь, эти обвинения не выглядят убедительными. Хотя, в намерениях Москвы сохранить Украину дружественным и, по возможности, подконтрольным государством, сомневаться не приходится. Отношение к Украине со стороны первопрестольной претерпело за последние годы эволюцию от попыток прикормить украинскую элиту до настойчивой работы по ее дискредитации в глазах международного сообщества и собственного народа. Первое получается лучше.

Важное значение для Украины имеют отношения с сопредельной Румынией и почти сопредельной Турцией. Румыния - единственное на сегодняшний день государство, устами своего президента Траяна Бэсеску предъявившее территориальные претензии к нашей стране. Единственное же государство, отспорившее через международный суд часть украинского континентального нефтегазоносного шельфа, Румыния, также как и Польша, ведет активную работу среди украинских граждан на сопредельных территориях, выдает румынские паспорта и приглашает на учебу. Не следует также забывать о том, что Румынское королевство оккупировало часть украинской территории между двумя мировыми войнами и продолжило экспансию совместно с гитлеровцами. Не так давно, уже упомянутый Траян Бэсеску заявил, что не признает границу с Молдовой, поскольку «это означало бы признать пакт Молотова-Риббентропа». Но это также означает непризнание границ с Украиной, установленных одновременно. Украинский МИД тогда отделался молчанием.

Турецкая республика менее активна на украинском направлении, имея приоритетами Евросоюз и Ближний Восток, но располагает значительным влиянием среди крымскотатарского населения Крыма. Турция быстро развивается экономически, стремительно растет и население. Аналитики предсказывают Турецкой республике в будущем лидирующее положение среди азиатских стран, вплоть до Индии. Членом Евросоюза, куда Турция пытается вступить с 1963 года, скорее всего, она так никогда и не станет. Отношение к Украине вполне благожелательное. Отношения Украины и Турции - удивительно пассивные.
Но наивысшую ценность в глазах украинского правящего класса, безусловно, имеют отношения с Соединенными Штатами Америки. Это было еще при Кучме, когда, например, за четыре года американские военно-транспортные самолеты 3686 раз пересекали воздушное пространство Украины. Американцы за это не заплатили ни цента. С момента прихода в президентский кабинет Виктора Ющенко, внешнеполитический курс нашего государства стал не просто прозападным, а именно проамериканским, притом, что Ющенко вывел украинский контингент из Ирака и так и не признал Косово. В глазах информированной части мирового сообщества Виктор Ющенко - проамериканский политик в силу того, что он своей деятельностью помогает Вашингтону решать основную задачу американской внешней политики. Эту задачу аналитический центр «Stratfor», который еще иногда называют «теневым ЦРУ», определил так: «предотвращение появления в мире сущностей, способных бросить вызов национальным интересам Соединенных Штатов». Ключевым здесь является слово «способных». То есть, как только где-то на Земле появляется «сущность» - государство, коалиция государств, политическая партия или финансово-промышленная структура, вовсе не намеренная, но способная оказать противодействие соответствующим американским структурам и их интересам, так в ее сторону будут развернуты орудия. Например, когда в начале 90-х годов Япония, благодаря действиям правительства, вплотную подобралась к лидирующим позициям в мировой экономике - тогда из 12 крупнейших банков 8 были японскими - Страну Восходящего Солнца внезапно охватил финансовый кризис, последствия которого ощущаются до сих пор. Теперь известно, что в финансовую сферу Японии было искусственно закачано около 400 млрд. долларов, «бегство» которых обвалило токийскую биржу, обесценило акции крупнейших японских компаний и банков. Известно также, под чьим контролем находятся крупнейшие эмиссионные центры мира...

Ныне в числе таких «потенциальных сущностей» числятся Европа и Китай. Но им не хватает военной мускулатуры и природных ресурсов. В коалиции с Россией они могут получить и то, и другое. По этой причине американцам крайне важно, чтобы такие альянсы не могли состояться. Не случайно основатель и директор центра «Strafor», господин Фридман, будучи не так давно в Польше, буквально заклинал поляков проводить антироссийскую политику. По его словам, любая коалиция России и Западной Европы, или даже одной Германии, «совершенно неприемлема для Соединенных Штатов, поскольку такая комбинация была бы чрезмерно сильной». Объективно США заинтересованы не в тотально конфронтационной, а в аморфной, разноречивой и потому управляемой Европе. Для этого используются «молодые демократии» и их «куратор» - Великобритания. «Старая Европа», со своей стороны заинтересованна в том, чтобы США и дальше несли основное бремя военных расходов Запада - а Вашингтон тратит на войну столько, сколько весь остальной Земной шар - для нее важен так же американский рынок. Но в остальном мире американцы для европейцев - обычные конкуренты, зачастую к тому же слишком честные. Не следует забывать, что весь ХХ век прошел под знаком относительного упадка политического влияния, экономической и военной мощи европейских государств. Что, кстати, и послужило одной из причин основания Евросоюза. По этой причине появление в европейских структурах бедной страны, требующей значительных расходов для поддержки, но располагающей значительным населением - а, следовательно, имеющей право на крупную квоту в представительстве, и при этом проамериканской ориентации, никак не может радовать старожилов «европейского дома». Это же в полной мере относится и к НАТО. Хотя главнокомандующий силами блока в Европе назначается президентом и утверждается Конгрессом США помимо всякой «атлантической» демократии, но политические вопросы там решаются на основании демократического консенсуса стран-участниц. И кому в этом случае нужна будет страна, способная ради интересов Соединенных Штатов с готовностью пожертвовать собственными? Кто пойдет на такой подрыв интересов Европы? Кстати, о НАТО. Когда в 1949 году родился этот альянс, один из первых генеральных секретарей, Гастингс Исмей, так определил его основную цель: «to keep the Russians out, the Americans in, and the Germans down» - «держать русских вне, американцев внутри, и немцев - под». Неужели в Киеве кто-то думает, что с тех пор что-то изменилось? И неужели кто-то думает, что с этим до сих пор все согласны?

Итак:

Совершенно ясно, что правящая Украиной национальная буржуазия, не имея ресурсов для модернизации страны, но желая стоять на равных с европейскими элитами, предпочла пути самостоятельного развития «препадание к стопам свободного мира». Что не получило, однако, вознаграждения, поскольку этот самый «свободный мир», отнюдь, не един. А включает в себя сразу несколько центров принятия решений, как формальных, так и негласных с целями, которые далеко не всегда совпадают. Не умея учитывать это обстоятельство, Украина выступила фактически, как чужеродный и до некоторой степени, деструктивный элемент, генератор проблем. Украинская внешняя политика не показала высоко ценимого Западом умения отстаивать собственные интересы и добиваться результата. Что из этого вышло, демонстрирует недавнее решение Швеции разрешить прокладку через свою экономическую зону Балтийского моря газопровода «Южный поток» и решение Франции присоединиться к газопроводу «Южный поток». К 2015 году эти магистрали направят российский газ в обход украинской газотранспортной системы, и единственный наш геостратегический ресурс будет резко девальвирован, а с ним - и вес Украины в Европе. А все из-за того, что наша правящая элита за «деревьями» евроатлантической интеграции не смогла или не захотела увидеть «леса» европейских интересов.

Текст: Александр Карманов.

Обложка журнала №036
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005