Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

             СКАЗОЧКА             

Если мы ее повесим, получится, что она сказала правду. А за правду нужно топить...

Известие овладело всеми и в одно утро.
Проснулась страна – нет Жанны д’Арк. Не ночевала в кабмине, в пять утра не подошла к визажистке, не подъехала в шесть к парадному на Грушевского, с десяти утра не устроила разнос граду и миру… Нет человека!
Секретариат Президента наговорил шефу на диктофон:
- Нет человека – нет проблемы.
Однако шеф побледнел:
- Убедитесь, что таки исчезла. Это не женщина, а явление. Відьма! В таком обличии может явиться, что святых выноси…
А сам задумался: какую свою важную мысль сегодня публиковать? Чем оправдывать свою должность? Что из ранее сработанного премьером отрицать? Первое лицо в стране лишено работы. Хоть беги в отпуск.
Штаб оппозиции засел готовить тронную речь своему лидеру. Пошли по проторенной дорожке трех писем, помните: вначале вали все грехи и прорехи на предшественника, потом… и т.д. Далее – программа: говорить на двух языках одновременно. А если не получится, возвращаемся на суржик, как оно было, есть и будет у нас при любых языковых раскладах. Далее – вектор на сближение - во все стороны одновременно, то есть, растаскивать нэньку-риднэньку, как это делалось допреждь, делается ныне и будет присно. Впрочем, какая там программа! Какой Македонский, Наполеон или Шухевич воевал программой? В общем, набросали кое-что для разговора о выходе из кризиса на ближайшие пять-десять лет. Осталось найти ритора для ее сбивчивого прочтения на форуме.
Оппозиция всегда держала малостоящего, но видного мужчину, не виноватого в творческих идеях, не замешанного в производстве новых мыслей и не опасного – что дашь, то скажет, своего не добавит. Вот только бы не оговаривался.
Ринулись искать своего лидера. Ни в его, экспроприированном у державы имении под столицей, ни в его замке на полуострове, ни в яхте сына, нигде нет…
Лидер же забился аж под Донецкое, в «льох» к давнему дружбану, задвинул засов изнутри и в темноте думает:
«Не надо быть проф-фесором и дважды бывалым мужиком, чтобы понять, что править градом и весями на порушенном кризисом земном шарике да в разворованных своими же руками пределах – смертоубийство! Или суицид, сублимация, армагеддон, как поучала та Цезарша. Вот каналия, пусть бы уже и правила, пока кончится этот «мор на люди», или как там мудро глаголила эта Цицеронша…Пересижу в тенечке, пусть поищут дурня не столь битого! И угораздило эту прохиндейку слинять в такое грозное время! Я же не очень громко на нее наезжал. Напротив, смиренно ходил по святым местам да Бога молил о ее здравии и долготерпении, а когда дело наладит – о передаче власти нам на кормление... На кого же она нас покинула!?»
Закопошились и соратники Жанны. Где тот изящный клюв, в котором эта птичка-невеличка каждое утро приносила нам идейки, где это громогласное «карр!», которым она как-никак приводила в движение все шестьсот двадцать тысяч квадратных километров наших угодий и сорок шесть миллионов тех еще казаков!? И как здорово догадались те из нас, кто смылся от нее «до того»! Что делать, куда податься теперь?
Еще хуже смерду. Проснулся, включил телевизор, пощелкал программами – нигде нет привычной и желанной физиономии в новых доспехах и при всеоружии на любой призыв судьбы. Нет голоса, коему худо-бедно, а внемлешь. Кликнул соседа: у него тоже исчезла кормилица и защитница, и не только с экрана – голоса ее не услышишь по радио, словом ее не окропишься с полосы прессы.
Злорадцы возопили:
- Насовсем унесло вещунью! А может, ее и вовсе никогда не было. В общем кошмаре привиделась!
Что делать? Как быть?! При правлении Жанны было равновесие: знай, выщелкивай пенсийку с ящика на углу - в твой день, посещай рыночек на другом углу, включай струйку газа у себя на кухне, готовь и ешь. Бедно, но надежно, к лучшему мы не привыкли. Никто нас не упрекнет за безынициативность, да душевную и физическую лень. Только непременно тебя призывают: как мусульманин творит намаз - по пяти раз на дню – ты обязан поносить эту несносную Жанну. Ее все равно не проймешь, в ней так много всего, что отнимаешь, а к ней прибавляется, похоже на яму: чем больше из нее вынимаешь, тем больше она становится. Все такое весьма подходило нашему менталитету: и рубим сук, на котором сидим, и кусаем руку дающего и далее по Далю.
А тут: проснулся казак – нет Жанны. Ура или караул? Вроде бы мы именно о том дружно молили Всевышнего. Будто бы удалил Он занозу из общей нашей пятки. Но с другой стороны, как же теперь? Кого громогласно поносить, на кого втайне надеяться? Выключили те ящики, что дома, откуда рожицы и треп злокозненный – нет базара, пропал интерес к массмедиа. И бросились к тем ящикам, что на углу, где нажмешь три кнопки – и сыплются сотенные и помельче. Нажимали и раз, и два, и три.
- Кум, кума, у вас сыплется?
- Нет, дорогуша, ни фига нет!
Воспрянули мытари на границе и в налоговой тоже - дальше своего поста и своего кармана валюту не пускают. Егеря сами заряжают дробовики и палят по идущим к ним за подкормкой зверушкам. Высшая рада поспешно утверждает закон о взимании налога со взяток и о праве депутата не платить их, а еще - не переписывать на тещу свои владения. Служба контроля за качеством пищевой продукции упраздняется; гаишники забрали права в свои руки и выше своего жезла власти не признавали; как грибы после дождика в четверг поднимались публичные дома, исподволь укоренялось многоженство; каждому двору вменялось открывать свой игорный подвальчик, каждая улица получила квоту на гоп-топников, воспевается институт альфонсов…
Но самое жуткое - мор на телевидении и радио. Один за другим закрываются каналы. Как следствие, верные борзые-журналисты за шиворот спускались с лестницы да на улицу.
- За что, родимые? – взывали наши классики риторики к своим содержателям.
- Нет заказов, - был холодный ответ.
- Неужели всю стотысячную армию оратаев держали против одной Жанны?
- А ради нее, белосердешной…
- Так что же нам делать?
- Идите в сферу материального производства.
- Мы же ничего не умеем делать…
- А вы полагали, что вы умели теле и радиовещать?
- Мы выйдем на улицу!
- А мы вас туда и выставили.
Все было бы вери вэл и олл райт, но тут выступил пан Президент:
- Надо бы найти взамен другую… На худой конец – другого.
- Кого другого?
- Нужен нам работник: повар, конюх и плотник, да со словесным даром, да крепким с плеча ударом, да чтобы - вид и стыд, да в миру был знаменит.
- Найдется ли среди нас такой.. такая?
- Пока та прохиндейка правила, мы атрофировались душой и мыслью, а тело вельми обвисло. Ищите, ищите замену.
.- Объявим кастинг. Где те отечества отцы, которых мы могли бы взять за образцы?
- Ничего подходящего не придумаешь. Пишите на бигбордах физиономию все той же Жанны, пока что человечество не придумало ничего круче.
И пошли приглашения и пробы, и разочарования.
У одной оказалась коса пожиже, у другой - жемчуг покрупнее, третья училась у одного ритора с главой оппозиции. Четвертая вообще похожа на президента. Ну, ни одной подходящей натуры.
А тем временем от массмедиа осталась только ОБС ( одна баба сказала), в каждом городе устраивался Майдан. Раздрызганные власти пытались повернуть митинги в сторону «торжеств по случаю избавления», не вышло. Народ требовал уже не сто и не двести гривен, а тысячу за участие в массовке. Потом в каждом городе водрузили виселицу, а рядом выкопали ров и наполнили грязной водой. Требовали сюда каждый день подводить нового политика с мешком на голове. Страстотерпцу задавали вопрос: «Ты зачем сюда пришел?» И если он говорил правду, его решили топить во рву, а если он лгал, его определяли вздергивать на рее.
В Секретариате подбили бабки: на сколько же это хватит вождей?
Вся Рада - это четыреста пятьдесят голов на заклание; весь уряд - это еще два-три десятка… Эдак очень скоро доберутся до Мариинского дворца, а потом пойдут по местным властям… Стоп!. Объявили траур, объявили ночь на круглые сутки… Думайте, серые, думайте.
И тут к знатной визажистке, потягиваясь, вошла ее постоянная и единственная Клиентка. Потом Она подъехала в своем лимузине к зданию правительства. Потом вошла в кабинет премьера.
- Жанна! – вскричали измученные, почерневшие с горя члены кабинета. – Вы где того? А мы уже того?!
- А может, это нам чудится? Двойник! Жанна или не Жанна? Проверим!..
Но как?
- А просто,- нашелся низкооплачиваемый простолюдин. – Подведем ее к виселице и рву с водой, и зададим вопрос: «Зачем она сюда пришла?» Если выкрутится, значит, она таки Жанна.
- Ур-ра!
Подвели женщину к месту казни, задали неразрешимый вопрос:
- Жанна, вы зачем сюда пришли?
Она, ни секунды не задумываясь, ответила:
- Я пришла, чтобы быть повешенной.
- Ой, панове… Выкрутилась! Если мы ее повесим, получится, что она сказала правду, а за правду надо топить… А если мы ее утопим, то получится, что она солгала, а за ложь надо повесить..
- Ур-ра! Ни повесить, ни утопить эту женщину невозможно! Значит Она – Жанна!! Виват!!
- Все олл райт! Но Жанна, где же вы были все это жуткое время?
И снова ответ самый исчерпывающий:
- Решила хоть однажды выспаться. И заодно посмотреть, как вы тут без меня.- И сразу к делу:- Кар-р! Кар-р!!
И жизнь вернулась на круги своя: загомонили рынки на одном углу, посыпались купюры из тех ящиков, что на другом углу, засветились те ящики, что дома, а журналисты вернулись в свои программы и взялись за косточки Жанны; обыватель пуще прежнего навалился на эту несносную, опасную и далее по Далю – Жанну! Бизнес депутатов хоть на время, пока Жанна до него доберется - в тень, зарплаты – в конверты, таможенники – в уныние, лидер оппозиции вышел из подполья и – к помощникам за какими-нибудь завалящими мыслишками…

В общем, многим стало плохо. Одному мне хорошо: сочинил анекдотец и – получил горстку гривен на краюху серого и кефир.

Текст: Анатолий Маляров

Обложка журнала №036
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005