Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

   НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ      

В новый год со старыми иллюзиями

 

«Пожалуйста, найдите мне одноглазого экономиста. А то я только и слышу: «Если посмотреть с одной стороны....», «Если посмотреть с другой стороны...»

Герберт Гувер, президент США

«В политике есть своя невидимая рука, действующая в направлении, противоположном тому, в котором действует невидимая рука рынка»

Милтон Фридман, экономист

«Самое надежное лекарство от иллюзий — взгляд в зеркало»

Олдос Хаксли, писатель


Вот и настал новый год. Именно «под елочкой», как нигде более уместны планы на будущее и надежды на лучшее. Это касается и отдельных частных граждан, и всего человечества. И уж, тем более, нашего государства, заканчивающего в далеко не лучшем состоянии период правления сил, назвавших себя «национальными» и «патриотическими». Украина с разгону вкатывается в новую эпоху в обстановке жесткой борьбы за ресурсы власти между двумя политическими структурами крупного бизнеса, а фоном этой борьбы является цивилизационный разлом между, собственно, Украиной с Галицией и Подольем, и Новороссией со Слобожанщиной и Крымом. Вместе с предвыборными обещаниями и неизбежным популизмом «цветет и пахнет» целый набор неоправданно оптимистических надежд, которые мы, по сути, уже не можем себе позволить. Ведь обстановка, как ее ни прикрывай тряпьем политических лозунгов, настолько тревожная, что лишь быстрые и скоординированные действия власти и всего общества могут увести страну с той траектории, которую ей придали судорожные движения безответственных болтунов и экономических гангстеров, и которая, без сомнения, ведет на задворки цивилизации. А между тем, все что нам предлагается политическим классом - это надеяться и верить, что «все будет хорошо» и даже лучше.

Кое-какие итоги

В спектакле кукольного театра Образцова «Божественная комедия» Господь Бог сотворил мир «и увидел Он, что это хорошо». Но затем захотел посмотреть, а хорошо ли это. Вот и мы посмотрим.

Вся последняя пятилетка для Украины была топтанием на месте. Это отлично видно из динамики экономического развития в относительных (в процентах к предыдущему году) цифрах. Возьмем для наглядности десятилетний период. В 1999 году, впервые с момента обретения независимости, был отмечен рост промышленного производства в 4 процента. В следующем, 2000 году, было уже плюс 12 процентов, а 2001 год принес невиданный рывок в 14,2 процента. 2002 охарактеризовался относительным спадом — всего плюс 7 процентов, зато 2003 дал целых 15,8 процента! Неплох был и 2004 — 12,5 процентов. А вот потом: 2005 — рост упал до плюс 3,1 процента, незначительно увеличился в 2006 — до 6,2, затем почти нормальный 2007 — плюс 10,2 процента. И обвал: 2008 — минус 3,1 процента, 2009 — целых минус 21,9 процента. Нетрудно увидеть, что период нахождения у власти Виктора Ющенко охарактеризовался резким замедлением темпов производства, который с лихвой перекрыл последовавший спад. Слов нет, в последние два года мировая экономическая конъюнктура не была благоприятной. А разразившийся в Америке финансовый кризис больно ударил по всей мировой экономике. Однако, наибольшего падения внутреннего валового продукта в Европе достигла именно Украина. Кризисные явления в нашей экономике проявились практически немедленно, как только летом 2008 года стали падать мировые цены на черные металлы. Как результат, общее падение украинской металлургии за полтора года составило около 40%. Химия и нефтехимия «усохли» на 23,2 процента. Но рекордсменом оказалось машиностроение. Так, производство автотранспорта сократилось на 84(!!!) процента. В целом, украинская промышленность сейчас находится где-то на отметке 84 процента от уровня 1990 года. И это после двадцати лет, девятнадцать из которых Украина была независимой.

Как говорится в известном анекдоте: вы будете очень смеяться, но это были еще цветочки. Скромные ягодки произросли на финансовом грунте. Практически каждая вторая компания в Украине сейчас является убыточной. В наших реалиях это не означает финансового коллапса половины экономики. Ведь не менее 30 процентов украинского ВВП находится в «тени». Но это означает ее предельное истощение. Просто-напросто. К этому следует добавить, что если доходы украинских банков в 2009 году оставили 143,1 млрд. гривен, то расходы — 171,1 млрд. гривен. Отсутствие доступных кредитных ресурсов внутри страны заставляет отечественный бизнес кредитоваться за рубежом. В долги залезают не только компании, но и правительство. А долг, как известно, платежом красен. Только по кредитам Международного Валютного Фонда Украина должна будет в 2010-2014 годах выплатить около 11,4 млрд. долларов. Консолидированный внешний долг вместе с корпоративным потребуют в несколько раз большей суммы. Для сравнения, финансовый результат всех украинских компаний в 2008 году составил всего около 110 млрд. гривен. В 2010 году он неизбежно будет существенно меньшим. А это означает одно: чтобы расплатиться с долгами, придется делать новые, другого выхода нет. Конъюнктура мирового рынка может быстро измениться, безработица может экспортироваться, а может и быстро рассосаться, а вот долги останутся.

Приказано — верить!

Тем не менее, украинские правящие структуры, президент и правительство, допустив такое положение вещей, вместе с необъяснимой двукратной девальвацией гривни в очередной раз предлагают народу поверить в светлое будущее. Премьер-министр Юлия Тимошенко даже поспешила заявить, что кризис заканчивается, и к весне о нем Украина забудет. Какие для этого есть основания? На первый взгляд, основания имеются. Произошло оживление на мировом рынке черных металлов, соответственно, повысились цены на сталь. За счет прямого государственного вмешательства в экономику в ряде ведущих стран удалось предотвратить банкротство крупнейших финансовых и промышленных учреждений и не дать, тем самым, кризису набрать стихийную силу. Небольшой рост прослеживается в объеме перевозок всеми видами транспорта. Есть и сугубо украинский фактор. Наибольшую устойчивость проявил аграрный сектор. Хотя в 2009 году Украина собрала урожай на 13,7 процента меньше, чем в 2008 году, место в первых рядах мировых экспортеров зерна она сохранила. Выращенное на наших землях зерно закупают не только ближневосточные страны, Филиппины и Бангладеш, но и Южная Корея с Испанией. Причем, на первое место по экспорту вышел наш хороший знакомый «НИБУЛОН» с 4 млн. тонн товарного зерна. Вот только аграрный бизнес - сезонный. И еще одно (внимание!) - почти все ведущие операторы на рынке сельхозпродукции — транснациональные компании. Начиная с «НИколаев-БУдапешт-ЛОНдона». А затем: «Луи Дрейфус Украина», «Альфред С. Топфер Интернешн», «Бунге Украина», «Кернел» и т.д. Бизнес, принадлежащий резидентам в этой среде, занимает очень скромное место. В отличие от России, где как раз все наоборот. Аграрные транснациональные компании играют определяющую роль в мировой торговле сельхозпродуктами, приходя в страну они создают рабочие места и инфраструктуру, и на этом все... Если аэрокосмическую отрасль, автомобилестроение и судостроение справедливо называют индустриеобразующими, поскольку они замыкают на себя тысячи предприятий-смежников практически всех отраслей экономики, то об аграриях этого никак не скажешь. Судостроительный завод даже частями не вывезешь за границу, это не три мешка картошки. Как бы ни была страна наделена природными ресурсами (а земля есть природный ресурс), для их использования со временем требуется все больше средств, а отдача относительно все меньше. Притом, основное условие развития капитализма — это расширенное воспроизводство. По этой причине за последние сто лет ни одной аграрной стране мира не удалось сделать свои природные ресурсы инструментом ускоренного, обгоняющего развития. А вот обратные примеры есть. Наиболее наглядный из них — Аргентина. Независимая с 1816 года, малонаселенная, огромная страна с гигантскими природными ресурсами, Аргентина в начале ХХ века опережала по ВВП Францию и была одной из десяти богатейших стран мира. Она обеспечивала 7 процентов мирового экспорта, и немалую долю в нем составляли сельхозпродукты — зерно и мясо. Сейчас этот латиноамериканский гигант находится где-то в девятом десятке, задыхается под бременем внешнего долга, периодически сотрясаясь от социальных катаклизмов, аргентинцы горько шутят, что их страна совершила развитие наоборот. Причинами упадка стали: аграрная ловушка, слишком большая зависимость от иностранного капитала и долги. Тем не менее, среди отечественного правящего класса находятся умники, которые утверждают, что индустрия, например, «суднобудування» - нашей стране вовсе не нужна, и что будущее Украины — ее черноземы. Вам не стыдно, господин Яворивский?

А как «там у них»?

Полная безответственность украинской квазиэлиты уже даже не вызывает удивления. Но вот почему наш «уряд» в то время, когда правительства других стран принимали экстренные меры по локализации последствий финансового кризиса, вплоть до национализации крупнейших компаний, фактически самоустранился от принятия решений? Ну, не считать же антикризисной программой поспешную накачку ликвидностью нескольких коммерческих банков с переводом денег в офшоры... Почему не было даже попыток спасти производственную сферу, реальный сектор, где производятся товары? Можно, конечно, кивать на непрофессионализм, низкую квалификацию министров, на политическое противостояние. Но действительная причина гораздо более неприятна. Дело в том, что на Украине не осталось законченных технологических цепочек даже в оборонке. Объем участия украинских предприятий в производстве продукта, потребляемого нашим населением, очень мал. Поэтому, поддерживая реальный сектор, а не малый и средний бизнес, который в основном занят строительством и перепродажей, украинское правительство поддерживает, скорее, немца и китайца, чем украинца. Что же касается тех предприятий, которые действительно обеспечивают валютную выручку, то есть, металлургию, нефтехимию и аграрный сектор, то влияние на них внутреннего рынка попросту ничтожно. Остается уповать на изменение мировой конъюнктуры, на глобализованный рынок. И как там обстоят дела?

Если верить сообщениям информагентств, то дно рецессии уже пройдено, и мировая экономика начинает восстанавливаться. Администрация президента Обамы только на финансовое оздоровление потратила 787 млрд. долларов, фактически национализировала крупнейшие ипотечные агентства и собирается разукрупнять банки, чтобы их спекулятивные игры не могли пошатнуть всю экономику. Вроде дела налаживаются. Однако, люди, которых не упрекнешь в неинформированности, не склонны, в отличие от политиков, к лучезарным оценкам. Так, небезызвестный финансист Джордж Сорос полагает, что: «Мы пережили тяжелейший со времен Второй мировой войны финансовый кризис. Его можно сравнить только с лопнувшим в 1991 году пузырем на рынке недвижимости Японии и Великой депрессией 1930 года. Однако, нынешний кризис был иным по масштабам... В 1929 году совокупный объем выданных кредитов в США составлял 160% от ВВП, а в 1932 году эта цифра увеличилась до 250%. В 2008 году мы вошли в кризис, уже находясь на уровне 365%, и это еще без деривативов, которых в 1930-х годах просто не было». К сентенции господина Сороса можно добавить, что Америка вошла в новый 2010 год, имея дефицит платежного баланса в 1,4 триллиона (!) долларов, планируя на текущий год дефицит в 1,5 триллиона. Президент Обама был вынужден подписать указ об увеличении потолка внешнего долга до 14,4 триллиона долларов, иначе перед США вставала реальная угроза технического дефолта, что означало бы полный крах мировой финансовой системы. Соединенным Штатам все более неохотно дают в долг и под все более высокий процент. То есть, убегая от долгов, Америка влазит во все большие. Но это Америка, которая последние десятилетия живет явно не по средствам, производя 20% мирового ВВП, а потребляя 40% мировых ресурсов. Может быть, в Европе дела обстоят иначе? Отнюдь. Ряд стран Евросоюза находятся в еще худшем положении. Например, Греция должна порядка 300 млрд. долларов при ВВП страны в 240 миллиардов. Латвия за год набрала кредитов в 10 млрд. при численности населения всего в 2,1 млн. человек. Немногим лучше обстоят дела у Ирландии, Бельгии, Португалии и Испании. Внешний долг Британии стремительно приближается к 100% ВВП. Только за год корпоративный долг России вырос с 440 до 500 миллиардов долларов. Почему так происходит? Сейчас принято во всем винить финансовых спекулянтов. Но они — только верхушка айсберга. На самом деле, причина кроется в самой природе капитализма, который добился того, к чему всегда стремился — глобальной гегемонии.

Что творят невидимые руки

Единственная цель деятельности собственника активов — центральной фигуры капиталистической системы — максимальное увеличение личного дохода. Других целей нет. Созданная в процессе производства добавочная стоимость, изымается им для личного потребления в той мере, в какой это не оказывает губительного действия на производство. В результате товарное предложение со временем начинается опережать оплаченный спрос. Возникает затоваривание, кризис перепроизводства. Падают цены, закрываются предприятия. Часть компаний, наиболее слабых, разоряются, происходит самоочищение рынка. Срабатывает «невидимая рука» рыночной экономики. Затем все повторяется снова. Этот закон цикличного развития капитализма открыл еще в первой половине ХІХ века Пьер Жозеф Прудон. С тех пор его никто не опроверг и, тем более, не отменил. Все, что удалось сделать — это разработать меры, которые сглаживали бы наиболее разрушительные последствия кризисов. Прежде всего, антимонопольное законодательство и меры социальной защиты. Причем, не все знают, что эти меры в историческом плане появились «буквально вчера». Но капитал, как известно, умирает при отсутствии прибыли, подразумевающей устойчивый спрос, а при изъятии части добавочной стоимости выручить может только растущий спрос. Здесь пути всего три. Первый: экспансия, колониальная, военная или экономическая, борьба за «свободу рынка», а также за «демократию». Вторая — рента. Рента — это добавочная прибыль сверх рыночной. Но рента ренте рознь. Одно дело, когда инновационный предприниматель создает новый вид товара или даже новую отрасль, новую технологию, резко снижает издержки производства и в результате изымает ренту. Другое дело, когда собственник активов, пользуясь экономической властью, вынуждает поставщика сырья продавать его по заниженным ценам, навязывает наемному персоналу эксплуатационные условия труда, используя политическое влияние, безнаказанно уклоняется от обязательных социальных платежей и налогов. Если в первом случае рента является мощным стимулом развития, а, собственно, ради нее и ведется инновационная деятельность. То во втором случае рента становится инструментом деградации. Не только в Украине, но и на всем постсоветском пространстве господствующим является как раз второй способ извлечения ренты. У нас он к тому же определяет в значительной мере и политическую жизнь, поскольку экономической власти не бывает без политического господства. И, наконец, третий путь — это кредит. Любой, еще даже не существующий спрос, можно прокредитовать. И любой кредит можно обеспечить еще не существующим спросом. Постепенно жизнь в долг становится нормой. Более того, не только юридическое, но даже физическое лицо без кредитной истории вызывает подозрение. Способы кредитования совершенствуются, становятся все изощреннее. Кредиты обеспечиваются, обслуживаются все более сложными финансовыми инструментами, создавая материальную среду для многоуровневых сделок да и просто махинаций. Рука об руку с финансовой шагает и политическая мощь. Банковскими процентами уничтожают конкурентов, учетными ставками устанавливают контроль или разоряют целые страны. И все это ради того, что председатель Совета директоров Федеральной Резервной Системы — частной организации, заменяющей Соединенным Штатам Центробанк — Алан Гринспен назвал разбрасыванием денег с вертолета. То есть, обеспечения платежеспособного спроса. Но настает день и становится ясно, что экспансировать больше некуда, что снижать учетную ставку ниже нуля невозможно, и никаких инновационных прорывов не предвидится. Тогда масса виртуальных денег, спасаясь, бросается в наиболее устойчивую, лучшую часть экономики, например, в ипотеку. И последняя всплывает «кверху брюхом». И очередной кризис, невидимый ранее за частоколом цифр статистики, становится явным настолько, что его даже признают правительственные чиновники Украины. Затем правительства развитых капиталистических стран предпринимают лихорадочные действия вполне социалистические по своему содержанию. Среди них: меры внеэкономического принуждения, национализация, скупка долгов, накачка ликвидностью проблемных банков. Маяком мирового капитализма служит коммунистический Китай с его планово-рыночной экономикой, ухитрившейся не только не рухнуть, но и расти до 8 процентов ВВП в год. Очень неплохо выглядит Бразилия, уклонившаяся от объятий МВФ и сохранившая свои органы государственного планирования, свой Банк Развития (БНДЕС) для поддержки реальных секторов экономики. Но это лишь у некоторых. Верная либеральной модели путинская Россия «проседает» на 8 процентов. Украина фактически терпит крах и удерживается на плаву только сверхлояльным кредитованием МВФ и отказом «Газпрома» от штрафных санкций за невыбранный объем газа. Этому мы все свидетели. Но вот что симптоматично: никакого самоочищения рынка не происходит. Невидимая рука бездействует.

Лекарство от иллюзий

Скажем прямо — кризис никуда не делся. Причины его не устранены. Он лишь временно задавлен огромной денежной массой, вброшенной в мировую экономику. Сыграло свою роль и то обстоятельство, что в отличие от периода холодной войны не существует глобальной силы, заинтересованной в немедленном разрушении современного финансового порядка. Однако, сторонников ее постепенного демонтажа становится все больше. Дело не в доброй или злой воле, а в жестких законах все того же капитализма. Китай и другие растущие экономики достигли момента, когда они уже не могут искусственно занижать курсы своих валют для поддержки экспорта. «Развод этих экономик и доллара неизбежен», как пишет английская «Дейли Телеграф». Совокупный спрос неминуемо будет падать, вопрос лишь в том, насколько быстро. Америка вплотную приблизилась к пределу своих возможностей. В закупках Центробанков ведущих стран доля доллара сократилась с 63% в 1999 году до 37% в 2009-м. Гособлигации США еще рассматриваются как весьма надежное средство, но некоторые аналитики уже начинают рассуждать о ранее немыслимом. О сворачивании этого рынка. Другими словами, поведение нашего истеблишмента по отношению к ближайшему будущему Украины напоминает перестановку стульев на «Титанике».

Есть ли у нашей страны реальная возможность избежать окончательной деградации и съезда на обочину жизни? Ведь надежды доморощенных «евроатлантистов» на то, что Запад «возьмет нас на буксир» в награду за безграничную сервильность, потерпели еще больший крах, чем экономика Украины. Это может показаться фантастикой и, тем не менее, она существует. Далеко не все потеряно. Сейчас трудно поверить, но в середине шестидесятых годов экономика Южной Кореи отставала от экономики Сомали. В число развитых стран Корею вывела политическая воля и продуманная стратегия. Началось все с беспощадного самоанализа, определения приоритетов, обеспечения преемственности и стабильности. Огромное внимание было уделено доступности кредитных ресурсов и приобретению новейших технологий. И в этом немалая заслуга военного правителя, генерала Ро Дэ У и его весьма недемократичного правительства. Южные корейцы «отплатили» за это генералу, отдав его под суд за расстрелы демонстрантов в городе Кванджу. Нам нет нужды отправлять в места не столь отдаленные ни Ющенко, ни Тимошенко, ни кого бы то ни было еще. Но если мы хотим жить в нормальной стране, нам не избежать повторения пути Кореи или Тайваня. Об европейском опыте, в частности, об опыте послевоенной Германии тоже не стоит забывать. Но также стоит помнить, что и Германия, да и вся Западная Европа длительное время фактически находились под внешним управлением Америки. Это было бы желанной целью наших «евроатлантистов», но, к счастью для Украины, нереализуемой. Хорошим примером для нас был бы прагматизм скандинавов, участвующих только в тех международных альянсах, которые не тешат уязвленный комплекс национальной неполноценности, а приносят конкретную пользу, которую можно посчитать. Например, Швеция — член Евросоюза, но не член НАТО, а Норвегия наоборот. И каждая страна извлекает пользу из этого положения. Воевавшая с Россией Финляндия сохраняет с ней прекрасные отношения и немало на том зарабатывает.

Но первое, что Украине следует сделать: не принимая униженных или героических поз, посмотреть на себя в зеркало и готовиться к тяжелому труду в непростые времена.

Текст: Александр Карманов.

Обложка журнала №037
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005