Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              ИМЕННОЙ РАССКАЗ             

Коррупция

Коррупция – подкуп, продажность политических деятелей и должностных лиц в капиталистическом обществе
(Блокнот агитатора. 1947г.)

Весна сорок седьмого года. После трехсот дней засухи и морозов вдруг небо «садится» на голову. Тяжелые капли ползут за ворот, грунт развезло, огороды и проселки затопило. Только ни соловый колхозный голова Погорелый, ни суетливый бригадир Наливайко не замечают потопа. Они перехватывают на пороге осевшей в землю хаты самого директора машинотракторной станции. Первый человек на селе похож на колхозника, исхудалый и обношенный, недавний техник-капитан, на протезе по самую ягодицу и с сучковатой палкой в руке.
Погорелый: Товарищ Андрей Семенович, май на носу: что посеешь, то и пожнешь. Знаем, что у вас на двадцать два колхоза девять тракторов, но мы же из одного околотка!.. Не, говори ты, Гриша. Семенович мне уже не верит.
Наливайко: Андрей Семенович, лето зиму кормит. Мы за то вам выписали постного маслица. Целых два литра, перебьетесь до нового. А уродит бахча, так завезем кавуна и дыньку… Нет, скажите вы, Иван Дмитрич, я все равно сбрешу. Нечаянно, а сбрешу. Такая проклятая натура!
Погорелый: Товарищ директор, мы вам кочанов для хрячка и яшней соломы, когда оклемаетесь и заведете живность. Только все то, когда, наконец, уродит. А с первого же помола – клумак муки сам вночи доставлю… Не встревай, Гриша, а то собьюсь… Трактора бы на недельку. Мы бы перетащили инвентарь на полевой стан. Хоть соломки бы завезли на конюшню: шкапы ясли грызут, совсем отощали – арбу не тянут. На сей раз Гриша не брешет: вот я прихватил для вас «вымогу» на маслице. Подписано в правлении и «комирныку» сказано. Пошлите своего парубчака за село с бидончиком…
Наливайко: Мы вот и кобылку ему приволокли. Ваш любит верхом…
Гнедая и тощая Кукла стоит за спинами колхозников, без седла, с обвислым крупом, со слипшейся от частых капель шерстью, прядает ушами в сторону каждого говорящего, авось, подадут на зуб. Она чем-то похожа на всех троих изведенных нуждой селян. У меня давно текут слюнки – взобраться на ее хребет наохляб и дать под бока, гляди, побежит. Жду позволения. На плечах у меня стеганая фуфайка, серая, прожженная у костра, с красной байковой латкой на спине. На худющей моей заднице отцовские, еще с фронта, галифе с грушами ниже колен, на ступнях - галоши на босу ногу.
Команды не помню. Но я уже верхом, бью савраску мягкими пятками галош – беру «под шенкеля». Кукла и ушами не прядет, слава Богу, хоть двинулась и плетется за село, к пустым овинам.

* * *

Добрый «комирнык» Чехман подслеповато и долго читает «вымогу», разглядывает подписи, самого головы Погорелого и бухгалтерши; потом старик доброй рукой наливает «олию», на грамульку больше, то есть, до краев, под крышечку, которая садилась в горлышко неплотно, болтается.
Забываю поблагодарить, хотя мама наказывала: «Сыночек, в случае таки отпустят жиру, ты кланяйся дяде Чехману, он еврей и бывает хорошим». С колеса порушенной бидарки осторожно взбираюсь на кобылу, левой рукой подбираю повод, а правой навесу, как миро или священную воду, держу «олию» в битом бидончике.
За селом еду с песней, как же – коржа испечем, малых сестричек покормим и мне перепадет. В топкой улочке нас догоняет крепкая морось, я примолкаю. Чтобы Кукла не чавкала по колено и не упала в болото, я шенкелями прижимаю ее к размежеванным еще при нэпе огородам. Колючий провод давно оброс дерезой, высокой, до холки лошади; я коленом касаюсь сухих склонившихся побегов. Надо же: ошметок провода выходит концом к дороге, а впереди, в двух метрах прячутся от дождя в дерезе воробьи!
Приспущенной грушей галифе я цепляю этот злополучный провод, он тетивой натягивается, дергается во всю свою длину, резко качаются кусты - большая стая воробьев взлетает вихрем… Кобыла, несмотря на то, что питается сухой соломой с пода, и то не всякий день, на видимую обморочную слабость, вдруг пружинисто бросается в сторону и назад.
К четырнадцати годам я уже привычный всадник, хотя и сижу наохляб. Удерживаюсь на ее хребте, даже приподнимаю дохлятину на дыбы… Однако – не все учитываю: не удерживаю бидончик на весу, в страхе утратить драгоценный груз прижимаю к себе, и изрядная доля, да больше половины постного масла выливается мне на грудь и на правую полу фуфайки.
Дома мама выслушивает мои стенания, охает, мол, снова не на чем ни испечь, ни поджарить, и тут же с понятной материнской радостью говорит:
- Слава Богу, не разбился сам… А фуфайка? Леший с нею, походишь пятый класс лощеным и с вкусненьким запахом, пусть пацаны глотают слюнки.

* * *

Недели две спустя – те же, но без кобылки Куклы. Дождик подобрел, потеплел, теперь он из тех, что «три дождика в маю – и агрономия… не нужна». Поздний рассвет, унылый дворик директора; измученное, после ночных болей в культе, лицо инвалида Семеновича, напротив - плаксивые мины головы и бригадира.
Погорелый: Товарищ директор, День победы на носу, выступите в клубе.
Директор: Дак парторг же у вас есть.
Погорелый: Болеет он… Скажи ты, Гриша.
Наливайко: Грыжей мается. Вылезла с утиное яйцо и никак не вправишь в мошонку. До лекаря двадцать верст, а баба его забоялась своей вины, совсем никудышная, тоже слегла.
Погорелый: Семенович, что вам стоит, вы же прошли от Сталинграда до Берлина…
Директор: Дак и Клименко прошел…
Погорелый: Скажи ты, Гриша.
Наливайко: Клименко перепрятался от первой мобилизации. Его сфаловали наши, когда уже вернулись.
Директор: А баянист Копийка?
Погорелый: Гриша, что там у нас с Копийкой?
Наливайко: Что ни слово, то и мат. Он умный при кнопочках, а так - дурак дураком.
Погорелый: Андрей Семенович, мы вам еще одну вымогу подпишем… из последнего маслица того. Говори ты, Гриша, мне уже нет веры.
Наливайко: А уродит бахча, завезем кавуна и дыньку, а с первого помола – клумачок муки сам Иван Дмитрич на горбу притащит…
Погорелый: Мы вот вам для куражу полненькую сулию прихватили. Моя выгнала. Из конфет подушечек и кирпичиков киселя. Продукт отборный, из американской посылки.

* * *

В перелицованном из довоенного магазина клубе комару некуда носик просунуть: недавние воины-победители, калеки и невредимые, солдатки, деды-бабы. Кто успел устроиться на трех длиннющих лавках, кто принес с собой «ослинчики» или подойники – чопорно сидят и - все в воспоминаниях. Только наш брат-подросток роскошно растянулся на битом и смоченном «для пыли» полу, между кирпичным помостом и ногами первых зрителей.
Товарищ директор на трибуне. Видимо, для смелости он заранее принял гранчак конфетно-брикетной горилки из сулии, естественно, без закуски, потому горяч и выразителен.
Директор: …Партия и лично товарищ Сталин создали несокрушимую и легендарную армию. Мы выиграли кровавую битву на Волге! (Мужик видит перед собой уважительный и душой слитый воедино зал, распаляется). Мы нанесли фашисту десять сталинских ударов. В Сталинграде, на Курской дуге, в Керчи, под Яссами - едри его мать! За годы войны мы вырастили великих полководцев. Это маршалы: Жуков, Конев, Рокоссовский, Малиновский - едри его мать!..
Понятно, автор прибегает к эвфемизмам – слушатели в то пресветлое время все получают натурой.
Чем больше вспыхивает и загибает докладчик, тем с большим пониманием, преданностью и восторгом слушает его публика. В конце - аплодисменты едва не срывают крышу магазина-клуба.
Могу свидетельствовать на любом суде, голова Погорелый и бригадир Наливайко, Царствие им небесное - люди слова. И арбузик-дыньку привезли в срок и «клумак» муки выписали чин-чином с первого помола…
Теперь мы, разумеется, пошли дальше. Чтобы получить справку, уже подписанную начальством, всякому мелкому клерку принеси не дыньку и «клумачок», а если валюту, то только зелененькую, родимой гривней брезгают.
Грехи наши тяжкие, грехи тяжкие!..

Текст: Анатолий Маляров

Обложка журнала №039
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005