Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

   НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ     

Возможен ли голод в Украине?

 

«У Бога добавки не просят»
Сергей Довлатов

Еще недавно такой вопрос показался бы абсурдом. Какой голод в «житнице Европы»? Но вот внезапно в урожайный год вдвое подскочили цены на гречку. За крупой, правда, не так шустро, потянулись другие продукты питания, и в общественном сознании явственно обозначилась тревога. Что творится с продовольственной безопасностью страны? От правительства невозможно дождаться ничего, кроме успокоительных заявлений, которые только усиливают беспокойство. А из сообщений зарубежных медиа следует, что история с украинской гречкой - отнюдь не исключение, а, скорее, правило, и проблемы продовольственного обеспечения в начале ХХІ века приобретают поистине глобальный характер. У проблемы нашлось даже готовое название, весьма неутешительное для стран с низкими доходами, к которым относится и Украина. Название такое:

«Прощай, дешевая еда!»

Сколько помнит себя человечество, столько оно и недоедает, а то и попросту голодает. И заметим, что число голодающих с доисторических времен не становится меньше в абсолютном значении, а, напротив, растет. Так, за последнюю четверть двадцатого столетия от проблем, связанных с голодом на планете Земля, умерло не менее 250 млн. человек. Другое дело, что в эпоху первобытных охотников и собирателей голод периодически был массовым. Теперь же он стал уделом наиболее слабых в экономическом отношении групп населения. Это относится как к целым странам, так и к отдельным слоям и классам внутри вполне или сравнительно благополучных государств. Наряду с неравномерностью экономического развития среди факторов, способствующих голоду, числятся неблагоприятные экологические изменения (эрозия почв, загрязнение или деградация источников пресной воды), хищнический характер хозяйствования (уничтожение лесов, истощение плодородия почв, уменьшение посевных площадей). Но наиболее весомым фактором, в той или иной мере обуславливающим все остальные, является рост населения Земли.

Историческая наука свидетельствует, что более 4 млн. лет ушло на то, чтобы численность людей достигла 2 млрд. человек. Для того, чтобы население удвоилось, потребовалось только 46 лет. А всего лишь через 22 года нашу планету населяло уже 6 млрд. жителей. И рост этот продолжается. Наиболее интенсивным он является в Африке. Там происходит удвоение населения за срок немногим более 20 лет. При этом площадь сельскохозяйственных земель практически достигла своего предела. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), за последние 30 лет доля пашни достигла 35% всей суши и увеличилась за этот период буквально на доли процента. Экстенсивный характер развития сельского хозяйства в глобальном масштабе себя исчерпал. Проблема, однако, в том, что, по-видимому, подходит к концу и потенциал интенсификации земледелия. В пятидесятые годы, благодаря достижениям науки, в мире произошел бурный рост эффективности сельскохозяйственного производства, получивший название «зеленая революция». Рост производительности труда и объемов производства зерна стал активно опережать рост числа едоков. Так, в период с 1950 по 1985 г.г. производство зерна на душу населения в мире возросло с 247 кг до 342 кг в год. Однако, к 2000 году этот показатель скатился до 317 кг. «Зеленая революция» выдохлась. Но она успела породить бум потребления продовольствия в прежде недоедавших странах. Например, в 1989 году среднестатистический китаец потреблял 15 кг мяса в год. Теперь он потребляет 49 кг, а если учесть, что каждый пятый человек - китаец и для производства одного килограмма мяса необходимо произвести 8 кг зерна, становится понятно то давление, которое в последние годы оказывается на зерновой рынок.

Кроме того, использование интенсивных технологий в сельском хозяйстве обострило проблемы водной и ветровой эрозии и привело (как ни странно) к падению плодородия на обширных пространствах. Согласно данным все той же ФАО, деградация почв и обеспечение водными ресурсами уже охватила 15-16% пахотных земель. Также подверглись деградации не менее 11% растительного покрова Земли, а это совокупная территория Китая и Индии. Поскольку для производства одной тонны зерна требуется около одной тысячи(!) тонн воды, то нет ничего удивительного, что в районах интенсивного землепользования почти повсеместно падает уровень грунтовых вод, мелеют реки и озера. На глазах одного поколения людей практически исчезло Аральское море. Мало того, что источники пресной воды истощаются, они еще и активно загрязняются, поскольку интенсификация сельскохозяйственного производства требует применения так называемого технологического пакета химической обработки - удобрений и пестицидов. Эти вещества смываются дождями в реки и в дальнейшем - в моря, вызывая бурный рост водорослей, в том числе, и вредоносных. В результате некоторые традиционные зоны рыболовства уже демонстрируют признаки коллапса. А в целом, несмотря на теоретически огромный потенциал, производство (а лучше сказать - добыча) морепродуктов остается на одном и, по-видимому, на предельном уровне.

Последствием «зеленой революции» стал резкий (в течение 2-3 десятилетий) сдвиг в рационе сотен миллионов людей в сторону увеличения продукции животноводства. Эта настоящая «мясная революция» привела к тому, что в 2000 году на планете обитало 1331 млн. голов крупного рогатого скота, 1 060 млн. овец и 905 млн. свиней. Этому поголовью требуется огромное количество кормов, для производства которых приходится отводить все больше площадей и все более расширять территорию для выпаса. Чтобы прокормить животных, человечество уменьшает свою собственную продовольственную базу, и еще больше усугубляет экологические проблемы. Ведь производство 1 кг говядины сопровождает «производство» 42 кг навоза, из которых утилизируется не более трети, а остальное является простым фактором загрязнения окружающей среды.

Возможно, по чистой случайности, но период «зеленой революции» почти совпал по времени с взрывообразным ростом стоимости энергоносителей, а, следовательно, с ростом стоимости топлива, средств химической обработки и удобрений. Попутно росла стоимость перевозок и сельскохозяйственной техники. Необратимое истощение источников ископаемых энергоносителей заставило мировую экономику обратить внимание на возобновляемые источники. В мире все больше посевных площадей отводится для производства биотоплива за счет производства продовольствия, и процесс этот только нарастает.

Сложившись вместе, все перечисленные факторы привели к тому, что человечество в начале ХХІ века перешло от относительного избытка продовольствия к его относительному недостатку при значительном росте издержек производства. Ведь технологическое развитие, которое на протяжении истории всегда стремилось к оптимизации производства, то есть, к увеличению количества и повышению качества продуктов при сокращении затрат, теперь (впервые!) вынуждено учитывать и экологическую составляющую. И это в глобальном масштабе. Повышение стоимости продуктов питания стало неизбежным и повсеместным.

Украинский аграрный капитализм есть глобализация плюс латифундизация всей страны

Как известно, несмотря на в общем нормальную среднюю температуру по больнице, одни пациенты умирают, а другие выздоравливают. В обстановке бурного роста населенности планеты, Украина быстро пустеет. В рекордные сроки наша страна сократила свое народонаселение с 52 до 45,8 млн. человек, а реально - менее 40 млн., ведь около 6,5 млн. постоянно находится за границей. С сельским хозяйством происходит аналогичный процесс. За прошедшие 18-19 лет зерновое производство сократилось на 20-25%, количество крупного рогатого скота сократилось с 25 194 тыс. голов до 5 079 тысяч, свиней же стало меньше в 2,6 раза. Украинское сало, которое возведено у нас в ранг национального символа, теперь завозят из Венгрии и Польши. Говядину приходится доставлять и вовсе с другого края света - из Аргентины и Бразилии. Собственное животноводство практически уничтожено. А поскольку мировые цены на мясо достигли двадцатилетнего максимума, взлетев только за август на 16%, и основные производители мяса - США, Австралия и некоторые страны Латинской Америки - значительно сократили его производство, не стоит удивляться цене в 55 грн. за свиную вырезку. Судя по всему, это далеко не предел. Правда, подорожание продовольствия коснулось и зерна. Сейчас на мировых биржах за тонну пшеницы дают от 250 до 300 долларов. А так как только в прошлом году зернотрейдеры вывезли из Украины на экспорт 21,2 млн. тонн зерна, это породило своего рода эйфорию у некоторых отечественных политиков. Один небезызвестный писатель-парламентарий (и очень большой патриот) даже заявил, что Украине-де не нужна теперь промышленность и наше будущее - это наши черноземы. Абсурдность таких сентенций даже не нуждается в комментариях, но приходится все же заметить, что даже при цене 1,8 - 2,0 тыс. гривен за тонну гречки, рентабельность ее производства в местных условиях где-то 0,5%. Полпроцента, кто не понял!

Пшеница стоит еще меньше - 1,3-1,6 тыс. грн. за тонну. Да, за последнее время Украина превратилась в крупного экспортера зерна, но достигнуто это было ценой «убийства» собственного товарного животноводства и резкого ухудшения структуры питания среднего украинца.

Когда в начале 90-х годов на селе производилась так называемая аграрная реформа, коллективные сельскохозяйственные предприятия были фактически безвозмездно переданы в собственность руководителям этих хозяйств. Считалось априори, что частный хозяин станет более эффективным собственником, чем коллектив или, тем более, государство. На деле же все случилось наоборот. Распаевание угодий было выполнено в бумажной форме, давая полную возможность людям, наделенным экономической или административной властью, осуществлять различного рода махинации «почти в рамках закона». Теперь ситуация в аграрном секторе достигла своего логического завершения: пайщику (крестьянину) платится в среднем 180 грн. за гектар в течение сезона, из них - только 19% деньгами. При этом арендаторы сдают арендованные земли в субаренду за 200 и даже 400 долларов за гектар. Уже один этот факт показывает масштабы сверхэксплуатации села. Крестьяне фактически согнаны со своей земли на 2,6 млн. приусадебных участков. Но эти, с позволения сказать, «фермы» дают в общем итоге 98% картофеля и до 70% молока, овощей и фруктов. Вот кто, собственно, и кормит Украину! Однако, доход сельского жителя составляет не более 62% от средней зарплаты по стране (и так не самой высокой), не говоря уже об отсутствии хороших дорог, больниц и современных удобств. Поэтому села пустеют еще быстрее, чем города. По мере обезлюдения украинских сел несомненно будет падать и возможность самообеспечения продовольствием, а критическая зависимость от импорта будет только возрастать.

Конечно, потенциал 32 млн. гектаров украинского чернозема еще весьма далек от исчерпания. Ведь урожайность у нас до сих пор одна из самых низких в Европе - около 2,5 т на гектар. Тогда как в США - 6,2 т на гектар, в среднем по Евросоюзу - 4,8 т и даже в Польше - 3,2 т на гектар пашни. Однако, в отличие от названных стран, где основное действующее лицо - фермер, живущий на земле, пользующийся поддержкой государства, но и вынужденный выполнять целый ряд жестких условий, в «украинских палестинах» правит бал крупный собственник, зачастую понятия не имеющий о землях, которыми владеет. Формальный запрет на продажу земли нисколько картину не меняет. Земля не может не находиться вне товарно-денежных отношений. Она уже находится в обороте, часто весьма непрозрачном, и от этого не слишком эффективном в общенациональном плане. С сожалением приходится констатировать, что ни о каком реальном контроле за сельхозпроизводителями со стороны государства говорить не приходится. Об этом свидетельствует как постоянно снижающееся качество продуктов питания, так и то обстоятельство, что в структуре посевных площадей на Украине колосовые и масличные культуры занимают 80-87%, что совершенно ненормально. Например, в США 60% пашни занимает кукуруза, 20% - бобовые и лишь 20% - колосовые. А ведь колосовые, а особенно, масличные культуры, такие как, подсолнечник и рапс, быстро истощают землю. По этой причине количество гумуса в украинском черноземе за десятилетие упало на треть. Хищничес­кое использование земли хозяевами-латифундистами, которые не желают знать ничего, кроме прибыли, дополняется еще и тем, что из 10-ти крупнейших зернотрейдеров, действующих в Украине, по крайней мере 7 - это компании-нерезиденты и владеют они, самое малое, миллионом гектаров. А как назвать страну, поставляющую на экспорт сырье, сельхозпродукцию и дешевую рабочую силу, поглощающую промышленные товары, земля которой в значительной степени принадлежит иностранцам? Правильно, это классическая колония. Остается добавить внешнее управление, но за ним, как учит история, дело не станет.

Перспективы ближние и отдаленные

Если обратить внимание на величину доходной части бюджета Украины и ее ближайших соседей на текущий год, то картина предстанет не просто удручающая, а позорная. У 30-миллионной Польши расходная часть бюджета - 139 млрд. долларов, у 143-миллионной России - 330 млрд. Украина, с ее «социально-перегруженным» бюд­жетом, может рассчитывать только на 39 млрд. долларов, при том, что 51% украинских промышленных предприятий убыточны. Эти цифры нагляднее некуда демонстрируют неприлично низкий для европейской страны уровень жизни, а значит, и емкость внутреннего рынка. В таких условиях производитель товарного зерна просто вынужден для сохранения прибыльности предприятия (главное условие капитализма) отдавать предпочтение внешнему рынку над внутренним. Подобное у нас уже ранее случалось. Например, в неурожайном 1911 году 54% собранной пшеницы было вывезено из страны при том, что не менее 32 млн. человек голодало, а 1,6 млн. умерло от голода. Приходится напомнить, что два правительства Украины - нынешнее и предыдущее - были вынуждены одолжить у международных финансовых институтов сумму, вполне сравнимую с расходной частью бюджета 2010 года. Не приходится сомневаться, что это заимствование не последнее, и для того, чтобы погасить старые долги, придется делать новые, потому как источников для опережающего развития пока не наблюдается. Что же касается сельхозпроизводства, то таковым оно никогда и нигде не было за все 10 тысяч лет земледелия. Особенно в Европе. Римский Иоанн ХХІІІ как-то заметил: «В Италии существуют три главных пути к разорению: женщины, азартные игры и земледелие. Наша семья выбрала самый медленный путь».

Представим на минуту, что Украину (а такое бывало) посетила засуха, вроде той, что терзала российское Поволжье в этом году, убившая половину урожая. Зернотрейдеры для выполнения своих обязательств вывозят оставшееся зерно за рубеж, а связанное по рукам и ногам долгами правительство не имеет рычагов, чтобы отстоять внутренний рынок... Скажете, что такое невозможно, что мировое сообщество ужаснется и не допустит. До косовских событий никто бы не поверил, что крупную европейскую страну могут разбомбить без объявления войны и по весьма сомнительному поводу. Ну, допустим, что мировое сообщество отреагировало, состоялось заседание Совета Безопасности ООН, вынесено решение об экстренной продовольственной помощи и т.д, и т.п. Сколько на это уйдет времени? Сколько процентов из выделенной квоты дойдет до голодающих? В Пакистане весной этого года дошло не больше четверти. Хорошо, не будем рисовать апокалиптические картины. Предоставим вконец обезлюдевшую украинскую деревню, где доживают свой век немногочисленные старики, а рядом, за высоким забором из колючей проволоки колосятся необозримые поля, зерно с которых прямиком уходит на экспорт. Местного населения за проволокой почти нет, «туземные» власти там не появляются, казне достается слабый ручеек налогов. Количества приусадебных хозяйств на селе так мало, что прокормить городское население оно уже не в состоянии и наполовину. Казна пуста и закупить продовольствие за рубежом не на что. Оставшиеся от «внимания» зарубежных фирм сельхозугодья предельно истощены, не представляют ценности и фактически брошены. Как вам такой сценарий? А ведь это привычная для некоторых стран Латинской Америки картина. Не худо бы так же вспомнить, что нынешняя Украина по показаниям экономического развития занимает место между Алжиром и Гондурасом... Да что говорить об отдаленном или даже недалеком будущем, когда уже сейчас рядом с нами с каждым годом множится отряд людей, хронически не получающих нормального питания. Вот попробуйте, заплатив пятьсот гривен за квартиру, прожить на оставшиеся при нынешней средней пенсии, не говоря уже о минимальной.

А если серьезно, то аграрный сектор страны нуждается в безотлагательном реформировании с ближайшей целью прекращения дальнейшей деградации, а с конечной - выведения его на путь устойчивого развития. Для начала необходимо навести порядок и хотя бы прекратить разграбление остатков основных фондов хозяйств, разрушение систем мелиорации и инфраструктуры различными временщиками. Крайне необходима система стимулов для оптимального землепользования, прекращения эксплуатации сельского населения, ориентации производителя на внутреннее потребление. Нужна системная борьба по очищению рынка от «многослойных» посредников, благодаря которым цена на конечный продукт возрастает в несколько раз. Должна быть не только прекращена, но и обращена вспять латифундизация села. Для этого необходимо законодательно ограничить количество сельхозугодий, находящихся в частной собственности, пусть и в аренде. В США, например, это 200 га, в Европе - 30-50 га. Более крупные хозяйства должны существовать на принципах партнерства. Хозяйственная деятельность сельхозпредприятий должна быть жестко регламентирована, при этом крупные (более 1 000 га земли) хозяйства не должны рассчитывать на государственную помощь. Правительство обязано жесткими мерами добиться равных для всех условий, честной конкуренции, и, в частности, равной доступности кредитных ресурсов. В целом аграрный сектор нуждается в постоянном внимании со стороны государства, в обоснованной системе субсидий и продуманного протекционизма, а с другой стороны - в продуманной же экспансии на внешние рынки. Так поступают все страны с развитым агропромышленным комплексом. Эти же страны в наибольшей степени обеспечены продовольственной безопасностью. В противном случае, может стать реа­льностью сценарий, по сравнению с которым приведенные примеры выше покажутся детским лепетом.

Текст: Александр Карманов

 
Обложка журнала №041
Архив предыдущих номеров
2018 год:
01
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005