Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

            ИМЕННАЯ НАГРАДА             

Доблесть, отлитая в металл


«Кинбурн. 1 октября 1787.»

14 октября (по новому стилю) 1787 года, на Покрова Пресвятой Богородицы произошла историческая битва русских войск с турецким десантом на Кинбурнской косе Днепровско-Бугского лимана. Сражение, победа в котором во многом предопределила дальнейшую судьбу великого полководца А.В. Суворова.

Этот первый бой в начале турецкой войны начался утром 1 октября (по старому стилю) 1787 года. На Кинбурнскую косу высадился турецкий десант - 5000 янычар. Русскими войсками руководил генерал-аншеф А.В. Суворов. Вся защита Кинбурна состояла из 1000 человек пехоты и 4-х казачьих полков. А.В. Суворов ожидал прибытия 10 эскадронов конницы, стоявших в 25-ти верстах, и по прибытии их хотел смять неприятеля ударом. Около полудня противник закончил уже 15-ю линию ложементов и, считая себя вполне укрепленным, пошел на крепость. Суворов полагал, что даже и при малочисленном войске внезапность удара послужит легкой победе. В одно время загремели выстрелы со стен Кинбурна, казаки ударили с флангов, из крепости выступила пехота и пошла в штыки.

Действительно, неприятель был сметен и бежал. В начале сражения Суворов не знал численности турецких войск, не знал и того, что французские офицеры предводили турками, и, что храбрость турок подкрепили фанатизмом, предоставляя им на выбор смерть или победу. Беснующиеся дервиши бегали по рядам и призывали турецких воинов на битву. По приказанию Очаковского паши после высадки войска все суда немедленно отчалили от берега. Все это только укрепило в турках необходимость победы, ибо спасения другого не было.

Турецкие корабли подошли к крепости и открыли страшную пальбу из 600 орудий. Мужественно стояла русская пехота. Руководивший ею генерал-майор Рек был ранен. Турки принялись за ятаганы и кинжалы, и с диким воплем: «Алла!» стали оттеснять русских. В этот момент отступающих остановил сам Суворов, бросился вперед, крича: «Ребята! За мной!» Ядром оторвало морду у его лошади, он упал, придавленный ею. Турки бросились к нему. Гренадер Шлиссельбургского полка Степан Новиков поверг штыком янычара, уже занесшего саблю над Суворовым. Турки были отбиты вторично, но они воротились еще раз, и третье нападение их было страшнее двух прежних. Все окружавшие Суворова были убиты или ранены. Пуля навылет пробила ему левую руку. Он вынужден был укрыться за крепостными стенами, истекая кровью. При нем находились ординарец Тищенко и казачий урядник Кутейников.

После оказания ему медицинской помощи он снова оказался в гуще сражения. Бой был рукопашный. В этой атаке при орудийном обстреле Суворов был ранен картечью в левый бок и засыпан песком, как сам он потом говорил: «Был от смерти на полногтя». Русские перемешались с турками так, что с крепости невозможно было вести прицельный огонь, и хотя выстрелами успели взорвать две турецкие лодки, но, казалось, дело было проиграно. Численное превосходство должно было, наконец, одолеть храбрость. В этот переломный момент русским на помощь прибыло 10 эскадронов конницы, которые немедленно были введены в бой. Ужасное поражение турок следовало, казалось, уже после их победы.

Турок погнали, били, топили в море, несмотря на отчаянное сопротивление. Едва 500 человек спаслось из 5000, вышедших на Кинбурнскую косу. Лучшая половина Очаковского гарнизона погибла в этой высадке. Из 600 взятых в плен турок умерли от ран до 500. Трупов дервишей насчитали до 50. Юс-паша, предводивший турками, был убит. Было захвачено 14 турецких знамен. Поражение турецких войск заставило султана распорядиться «отсечь головы одиннадцати военачальникам (и выставить их на обозрение перед дворцом на пиках) в назидание живым».

Дважды был ранен будущий генералиссимус А.В. Суворов. Погибло до 200 и ранено до 800 русских солдат. В 22 часа вечера сражение завершилось победой русского оружия.

Если бы турки захватили Кинбурн, гибели был бы подвергнуты Херсон и Николаев, и открылся бы свободный путь в Крым. Столь важны оказались последствия битвы.

Солдатская песня прославляла подвиг А.В. Суворова, и вся армия победителей пела:

Наша Кинбурнская коса
Вскрыла первы чудеса!

Екатерина II собственноручным письмом объявила А.В Суворову благодарность. «В первый раз по началу войны, - писала она, - благодарили мы Бога за победу и одоление над врагом, и читали в церкви деяния ревности, усердия и храбрости вашей. Объявите всем наше усердие и благодарность. Молим Бога, да исцелит раны ваши и восстановит вас к новым успехам».

А.В. Суворов был награжден высшим российским орденом святого Андрея Первозванного. «Вы заслужили его верою и правдою, - писала Екатерина, - умножая заслуги свои, вы подтвердили мнение России о ваших военных достоинствах, и ваше бдение и неустрашимость доставили нам победу», - прибавил к тому Потемкин.

Царица пожаловала также полководцу золотой плюмаж на треуголку с алмазной буквой «К» (Кинбурн).

Суворовские солдаты преподнесли своему отцу-командиру «купленное в складчину, роскошное Евангелие, весившее тридцать восемь фунтов, и огромный серебряный крест».

Командующий армией Г.А. Потемкин выслал А.В. Суворову «девятнадцать медалей серебряных для нижчих чинов, отличивших себя в сражении». И велел: «разделите по шести в пехоту, кавалерию и казакам, а одну дайте тому артиллеристу, который подорвал шебеку… не худо б было призвать вам к себе по нескольку или спросить целые полки, кого солдаты удостоят между себя к получению медали».

Если в прошлых военных сражениях награждение за участие в них носило массовый характер, то эти девятнадцать медалей получили герои, на которых демократично указали однополчане.

Медаль эта по форме награждения являлась как бы прототипом солдатского Знака отличия Военного ордена (Георгиевского креста), учрежденного для нижних чинов армии и флота только 13 февраля 1807 года.

Сохранился документ о награждении этой медалью. Список награжденных начинается с капрала «Михайла Борисова», подбившего шебеку, о котором упоминал Потемкин. Судя по наградному списку, в каждом подразделении было отмечено медалями от одного до трех человек.

Впоследствии был дослан еще один «специальный» экземпляр медали для персонального награждения гренадера Шлиссельбургского полка Степана Новикова за спасение им в бою Суворова.

Медаль была отчеканена в серебре, диаметром 39 мм.

Лицевая сторона – идентичная лицевой стороне рубля того периода жизни уже немолодой императрицы. Портрет ее развернут вправо. Вокруг портрета - надпись: «Б.М. Екатерина II Имп. и самод. Всеросс.».
Оборотная сторона – во всю ширину медали крупная горизонтальная надпись в три строки: «Кинбурн = 1. Октября = 1787.».

Штемпели резал Т. Иванов. Носили медаль на груди, на Георгиевской ленте в петлицу.

«За = храбрость = на водах = очаковских = июня 1788»

Следующей весной после Кинбурнского сражения, военные действия развернулись на водах Днепровско-Бугского лимана под Очаковом. Очаков – турецкая крепость, которая возвышалась на тридцатишестиметровой высоте берегового откоса. «Естественный южный Кронштадт», - называла его Екатерина II.

18 мая в лиман пришел турецкий флот под командованием «непобедимого», «крокодила морских сражений», капудан-паши Эски-Гассана. В его составе насчитывалось более 60 судов, в числе которых было 10 линейных кораблей, 6 фрегатов и около 40 галер. 7 июня часть этой эскадры внезапно атаковала стоявшую в заливе на якоре русскую гребную флотилию численностью до семидесяти судов. Командовал гребной флотилией иностранец с длинным именем Карл-Генрих-Николай-Отто-Нассау-Зиген, неопределенного происхождения, но безрассудно храбрый контр-адмирал.

Несмотря на неожиданность нападения, русские моряки дали такой отпор, что турки потеряли две канонерки и одну шебеку.

Суворов, предвидя отступление турецкого флота из лимана, установил на самой оконечности Кинбурнской косы замаскированные две двадцатипушечные батареи и ядрокалильную печь. Эти меры впоследствии сыграли важную роль в разгроме турецкого флота.

Прошло десять дней с момента первого боя. К этому времени из Кременчуга прибыло в лиман пополнение из двадцати двух новых гребных судов. Русским парусным флотом в лимане, состоящим из двух линейных кораблей, трех фрегатов и восемнадцати мелких судов, на тот момент командовал приглашенный из-за границы американец, бывший знаменитый черный корсар Поль Джонс. Его имя было популярно на всех морях и океанах, особенно он прославился в войне за независимость Соединенных Штатов Америки. На русскую службу он был принят в чине контр-адмирала и поднял свой флаг на корабле «Св. Владимир».

Накануне сражения, ночью на легкой казачьей лодке, обмотав мокрыми тряпками уключины весел, Поль Джонс обошел под Очаковом турецкую эскадру и на борту флагмана Гассана-паши написал крупными буквами: «Сжечь. Поль Джонс».

Рано утром 17 июня из-под Очакова вышла турецкая эскадра в составе десяти линейных кораблей, шести фрегатов и более двадцати гребных судов с единственной целью – уничтожить весь русский флот.

В этом сражении вместе с гребной флотилией Нассау-Зигена приняла участие и парусная эскадра контр-адмирала Поля Джонса. Финал боя оказался для турок трагичным: они потеряли 19 гребных судов и два линейных корабля – 64- и 70-пушечных, из которых второй был флагманским. Сам «крокодил морей», адмирал Эски-Гассан едва избежал плена и с остатками флотилии укрылся под береговыми батареями Очакова. На следующий день М.И. Кутузов со своим подразделением уже вел работы по подъему сорванных с турецких судов пушек со дна лимана.

Потеряв надежду на успех, турецкий адмирал в ночь на 18 июня повел свой флот к выходу из лимана. Но в узкой горловине, где Кинбурнская коса замыкает залив, турецкие корабли попали под шквальный огонь замаскированной Суворовым артиллерийской батареи. Подоспевшая маневренная эскадра Нассау-Зигена довершила разгром турецкого флота. В этом четырехчасовом бою турки потеряли пять линейных кораблей, два фрегата, бомбардирский корабль, две шебеки, галеру и «шесть тысяч человек убитыми и утонувшими».

Потери русских были незначительны. Остатки турецкого флота вырвались в открытое море и ушли в Босфор. Главным героем всех трех сражений стал командующий гребной флотилией Нассау-Зиген. Он был произведен в вице-адмиралы и награжден орденом св. Георгия 2-й степени и «3020 крепостными душами в Могилевской губернии».

Все нижние чины гребной флотилии, участвовавшие в морских сражениях против турецкого флота в Днепровско-Бугском лимане под Очаковом 7, 17 и 18 июня 1788 года, были награждены серебряной медалью.

Лицевая сторона – погрудное, обращенное вправо изображение Екатерины ІІ в лавровом венке, короне, с орденской лентой через плечо. Вокруг портрета надпись: «Б.М. Екатерина II. Имп. и самод. Всеросс.».
Оборотная сторона – во все поле медали крупная пятистрочная надпись: «За = храбрость = на водах = очаковских = июня 1788».

Медаль носили на Георгиевской ленте, на груди.

Награда за взятие крепости Очаков. 1788 год.

Весной 1788 года Г.А. Потемкин со своими войсками осадил эту турецкую твердыню, но брать ее штурмом долгое время не решался, говоря: «Я все употреблю, надеясь на Бога, чтобы (Очаков) достался нам дешево». Он жалел солдат и боялся больших потерь.

Очаков считался в турецких владениях на Черном море главным портовым городом. Крепость представляла собой неправильный, удлиненный четырехугольник. Узкой, восточной стороной она примыкала к лиману, а три другие, обращенные в степь, имели мощные каменные стены с нагорным ретраншементом, покрытым камнем и земляным валом, а в самой южной части находилась цитадель, возвышавшаяся перед Кинбурном над высоким откосом лимана.

Предстоящему штурму мешала турецкая артиллерия на острове Березань – в море недалеко от Очакова. Нужно было захватить сначала ее, «но сия ничтожная фортеция была неприступна». По этому поводу Суворов, сочувствуя Потемкину, писал: «Боже, помози на Березань!»

Русские моряки пытались взять ее, но не смогли. Потемкин не хотел связываться с казачеством, напоминавшем о бунтаре Пугачеве, да некуда было деваться. Бывшие запорожцы, а ныне «верные казаки», проглотившие обиду за свою Сечь, умели издревле применяться к подобной обстановке. Им было не привыкать ходить даже на Константинополь в своих ладьях. А эта крепость на острове Березань была доступна только им.

Долго не решались бывшие запорожцы на операцию, но в одну из темных холодных ночей они изловчились и взяли эту «фортецию». Другая часть казаков сожгла в Хаджибее (там, где ныне Одесса, - авт.) турецкие склады с продовольствием, откуда шло снабжение Очакова.

К тому времени уже были выкуплены фортификационные планы Очакова у французских инженеров, которые вели работы по реконструкции крепости. Прошел еще месяц, но находящийся в кольце осады турецкий гарнизон не сдавался.

Наступившая суровая зима вынудила Г.А. Потемкина к решительным действиям. 6 декабря 1788 года, в метель и мороз, под покровом ночи, когда, как предполагал Потемкин, - «перед рассветом турки спят крепко», шесть колонн русских войск под командованием Н.В. Репнина и И.И. Миллера, одновременно с двух сторон Очакова – с западной и восточной, при поддержке флота, расположившегося у берега крепости, начали штурм. Турки встретили штурмующих мощным орудийным огнем. Жестокий кровопролитный бой завязался сначала на подходе, под стенами крепости, где находились полевые укрепления турок, и только после подавления их упорного сопротивления русские солдаты ворвались в Очаков через Стамбульские ворота. Тем временем казаки М.И. Платова сумели нанести сокрушительный удар с правого фланга, и турки покатились к цитадели, где атака завершилась жестоким штыковым боем.

Штурм Очакова продолжался 1 час 45 минут, и результаты его оказались потрясающими: «было взято 310 пушек и мортир, более 180 знамен.., турки потеряли убитыми 8700 человек, в том числе, 283 офицера… В плен сдалось 4000 человек». Потеря эта, говорилось в реляции, равна поголовному истреблению.

У русских погибли – 1 генерал-майор, 1 бригадир, 3 штаб-офицера, 25 обер-офицера и 936 солдат.

Здесь автор остановится на трех офицерах, геройски погибших при штурме крепости. Генерал-майор, князь Сергей Аврамович Волконский, потомок древнего боярского рода, ведущего начало от князей Тарусских – внуков князя Михаила Черниговского, - был известен в Российской империи. Погиб от смертельного ранения в грудь.

По плану взятия Очакова главный удар должна была произвести шестая колонна под командованием бригадира (промежуточное звание между полковником и генерал-майором) Ивана Петровича Горича-Большого (возможно, он же Горич-Бенесевский), по национальности – черкес. Погиб от пули в сердце, первым поднявшись на вражеский вал.

Полковник войска Донского Петр Дмитриевич Мартынов, уходя на штурм, оставил в кибитке вчетверо сложенный лист поверх седла, лежащего у выхода. А поутру, 6 декабря случилось то, что он предчувствовал. Он погиб от удара турецкого ятагана на крепостной стене. Ему был от рождения 21 год.

На его могильной плите высекли сочиненную им эпитафию. Вот некоторые строки из нее:

«…Я видел в жизни все, был генеральский сын,

Донским полковником Отечеству служил,
Близ стен Очаковских врагов карал, губил.
Но злой агарянин в Очакове, в бою
Коварно изо рта похитил жизнь мою.

Лишь к Отечеству любовь осталася со мной.

Остались сродники по мне отец и мать,
Которы будут ввек слез токи проливать».

Все они похоронены в ограде Екатерининского собора в г. Херсоне.

Во время осады крепости получил тяжелое ранение в голову будущий полководец, фельдмаршал М.И. Кутузов. За эту кампанию особо был отмечен командующий армией Г.А. Потемкин. Он был награжден высшей - 1-й степенью ордена св. Георгия, ему были пожалованы фельдмаршальский жезл, усыпанный алмазами, и именная золотая медаль (диаметром 80 мм) с изображением его персоны. Она была выполнена мастером К. Леберехтом. Надпись вокруг «монументального портрета» самого Потемкина гласила: «Князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический генерал-фельд­мар­шалъ».

На оборотной стороне изображен стратегический план штурма крепости Очакова и окрестностей, с указанием позиций российских войск и флота, действовавших при Очакове, в лимане и у о. Березань.

Надпись вверху на развернутой ленте: «Усердием и Храбростью». Под обрезом – «За взятие Очакова, крепости Березанской, и победе на Лимане в 1788 году».

А.В. Суворов получил в награду бриллиантовое перо на шляпу ценой в 4450 рублей.

М.И. Кутузов получил орден св. Анны 1-й и св. Владимира – 2-й степеней, М.Б. Барклай-де-Толли – орден св. Владимира 4-й степени.

Л.Л. Беннигсен получил орден св. Георгия 3-й степени.

Участники штурма Очакова: М.И. Кутузов, М.Б. Барклай-де-Толли, П.И. Багратион, М.И. Платов, М.Л. Беннигсен, Н.Н. Раевский позже вписали свои имена в героическую летопись войны 1812 года. М.И. Кутузов и М.Б. Барклай-де-Толли стали полными кавалерами Военного ордена св. Георгия.

14 апреля 1789 года именным рескриптом Екатерины II был учрежден золотой крест офицерам, «бывшим на Очаковском штурме». На лицевой стороне креста надпись – «За службу = и = храбрость». На оборотной – «Очаков = взят. 6. = декабря = 1788». Этот новый, впервые введенный знак, представляет собой нечто среднее между офицерским орденом и видоизмененной крестообразной медалью для награждения офицеров, не получивших орденов св. Владимира или св. Георгия за участие в штурме Очакова. Эти офицерские знаки размером 47х47 мм изготовлялись из золота не ниже 950 пробы. Вес – от 26,0 до 34,6 г. В последний раз об этом знаке сообщалось в аукционном каталоге в 1931 году. Подлинные офицерские золотые кресты сегодня – редчайшая награда, из-за их малого тиража – всего было изготовлено 410 экземпляров. Эти награды, согласно указам императоров Павла I, Александра I и Николая I, после смерти награжденного кавалера возвращались в капитул орденов. В случае невозврата золотого креста наследники кавалера обязаны были оплатить казне его стоимость. А это были немалые деньги.

Во время работы над данным материалом автором в Государственном архиве Николаевской области был найден любопытный документ (Ф. 169 – оп. 1 – д. 13) – Главного штаба Военного министерства Российской империи от 1 февраля 1889 года №4963

«С препровождением золотого креста, учрежденного 6 декабря 1788 года, в день взятия Очакова»

По случаю совершившегося столетия со дня взятия штурмом Очакова Государь Император Высочайше повелеть соизволил: препроводить в Очаковскую крепость хранившийся в Главном Штабе золотой крест учрежденный 6 декабря 1788 года, в день взятия Очакова, - для хранения его в виде памятника в местной соборной церкви, под одной из икон.

Приложение: золотой крест.

Военный Министр
Генерал-адъютант (подпись)
Начальник Генерального Штаба
Генерал-адъютант (подпись).

Какая судьба этой реликвии – стоит только догадываться. Может, сегодня этот раритет раскроет свою тайну? Не хочется верить, что в 20-х годах прошлого столетия, в период оголтелой антирелигиозной борьбы, при изъятии церковных ценностей, он пошел на переплавку.

Именным рескриптом Екатерины II от 14 апреля 1789 года была учреждена серебряная медаль для награждения всех нижних чинов, участвовавших в штурме Очакова. Медаль имеет форму узкого овала, размер 41х28 мм.

На лицевой стороне под императорской короной - крупное изображение вензеля имени императрицы Екатерины II, по обе стороны помещены пальмовая и лавровая ветви, перевязанные внизу лентой.

На оборотной стороне во все поле медали размещена горизонтальная девятистрочная надпись: «За = храбрость = оказанную = при взятье Очакова = декабря = 6 дня = 1788».

В период ведения военных действий на землях нынешней Николаевской области чеканились и персональные медали с указанием фамилии героя-владельца и за какой совершенный подвиг он жалован этой награды.

Награждение подобными медалями велось и в 1788 году, о чем свидетельствует письмо Потемкина Суворову, в котором он извещал о том, что за Кинбурнское сражение (под Очаковом) «…полковникам двум Донским пришлются золотые медали».

Золотая медаль, украшенная бриллиантами, была жалована атаману Запорожского войска Петру Калнышевскому за победу над турками.

Персональной медалью награжден и Г.А. Потемкин-Таврический за взятие Очакова, о которой говорилось ранее.

Рассмотренные нами награды – выдающиеся памятники не только русской военной истории, но и истории нашей области, напоминающие о боевой славе и преданной службе наших предков своему Отечеству, о том героическом прошлом, которое прокатилось по нашим землям и морским просторам.

Текст: Евгений и Кирилл Горбуровы, кандидаты исторических наук

 

Обложка журнала №042
Архив предыдущих номеров
2018 год:
0102
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005