Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

            НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ             

Куда бедному крестьянину податься?


«Благодаря ограничениям, я вытаскиваю себя из забвения и привожу в существование»
Карл Ясперс

Как же обстоит дело с экономическим и военным потенциалом независимой Украины? Мы можем наглядно судить об экономической мощи Украины на примере наших «лежащих» судостроительных заводов. В отраслях машиностроения дело обстоит примерно аналогичным образом. А что слышно о военном потенциале «нэньки»? В начале 90-х Украина благородно отказалась от 3-го в мире ядерного потенциала. Теперь мы знаем, что совершенно правильно. Страшно даже подумать, что нас ожидало бы при таком уровне деградации и огромном количестве ядерных боеголовок. А то, что деградация - самое подходящее определение, свидетельствует хотя бы тот факт, что, располагая в момент получения независимости примерно 2400 боевыми самолетами, ныне украинские ВВС не насчитывают и полторы сотни, и еще большой вопрос, сколько из них способны подняться в воздух. Итог ясен: нынешняя Украина не располагает ресурсами, достаточными для того, чтобы с ней считалось внешнее окружение. То есть, у нас недостаточно сил для самостоятельной, субъективной внешней политики. Это не имело бы существенного значения, если бы соседние государства после краха Советского Союза также значительно сократили вооруженные силы. Однако, хотя некоторое сокращение и произошло, но далеко не в наших «чемпионских масштабах».

Ясно, что с такими «блестящими» результатами нечего и думать об осуществлении собственного национального проекта, надо прибиваться к какому-то мощному объединению в надежде обрести доступ на емкий рынок, получить инвестиции для развития, а также прикрыться от недружественных действий военной силой коалиции. Естественно, придется поступиться частью суверенитета, пойти на какие-то уступки в экономической сфере, ведь альтруизм в межгосударственных отношениях – наименее распространенная добродетель.

Счастье не в хозяине, а в его отсутствии

Собственно, практически с момента получения независимости, определенная часть украинской элиты желала как можно скорее «отдаться в руки» Западу. Перед глазами был пример государств – бывших членов Организации Варшавского договора и даже бывших прибалтийских республик Советского Союза. Эти государственные образования в рекордные сроки стали членами Евросоюза и НАТО, внеся в качестве вступительного взноса свою территорию, рабочую силу и антироссийскую политику, которая совершенно определенно пользовалась (и пользуется!) спросом в Вашингтоне. И хотя этот процесс не был безболезненным, Прибалтика, например, почти полностью лишилась промышленного потенциала и понесла рекордные демографические потери (население Латвии за 20 лет сократилось на 16%) рост сферы услуг и торговли, а также прямая иностранная помощь позволили поддержать ВВП на определенном уровне, а с ним - и средний уровень жизни. При этом, в наибольшей степени выиграла национальная элита, допущенная в клуб европейского истеблишмента. Это обстоятельство привлекало (и привлекает!) новых хозяев жизни на Украине, нуждающихся в легитимизации своих капиталов и общественного положения. Отражением таких устремлений стала «оранжевая пятилетка» тандема Ющенко-Тимошенко. Но вот беда: основной закон капитализма гласит – «товар должен продаваться», в украинских реалиях означал невозможность разрыва с Востоком. Ведь главный рынок украинских товаров был и остается в странах СНГ. Оттуда поступают также комплектующие для промышленности, транспорта и вооруженных сил. А уж о полной зависимости от восточных (по большей части российских) энергоносителей и говорить не стоит. Резкий западный крен привел к тому, что в первый же год правления «оранжевых» рост ВВП сократился в несколько раз, а цена на газ выросла втрое.

Наивные ожидания наших «евроинтеграторов», что Запад компенсирует эти утраты, как и следовало ожидать, оказались тщетными. С неизбежностью резко ослабла поддержка курса Ющенко со стороны финансово-промышленных групп, а затем и политические симпатии электората. Отражением этих процессов стала бесконечная грызня в стане «оранжевых» и, в конце-концов, Виктор Ющенко покинул политическую сцену с рейтингом в пределах статистической погрешности. Сменивший его на посту президента Виктор Янукович был обязан своей победой в значительной степени обещаниям наладить отношения с Россией, надо сказать, что многое из обещанного он выполнил. Но очень скоро процесс сближения, резво стартовавший, замедлился, а то и вовсе остановился. Товарооборот вырос, но и не более. Во всяком случае, из объявленных широкомасштабных проектов в области машиностроения и инфраструктуры ни один не сдвинулся с места. Причем, как оказалось, искренние намерения украинских предпринимателей на российском направлении часто наталкивались на стену непонимания, а то и равнодушия. Апофеозом «заморозки» отношений стал визит премьер-министра РФ Владимира Путина, когда он предложил Украине членство в Таможенном союзе с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Его слова настолько не вязались с реалиями внутриполитической кухни Киева, что создалось впечатление неадекватного восприятия Украины со стороны российского руководства, либо какой-то дипломатической игры. Сворачивание сотрудничества с Россией чревато окончательным коллапсом остатков украинской индустриальной системы. При этом все прекрасно понимают, что никакого возврата к Советскому Союзу быть не может. Тем не менее, невозможно отрицать, что за годы независимости, а особенно, за последнее время в сознании достаточно широких кругов прочно укоренилось глубокое недоверие к постсоветскому пространству. Ведь повсюду - от Бреста до Владивостока экономическая деградация, культурный упадок, вопиющее социальное расслоение общества, эксцессы политики, отсутствие перспектив стали господствующим фоном, на котором протекает короткая человеческая жизнь. Ни одна из бывших союзных республик, и Россия отнюдь не исключение, не смогли представить привлекательную модель общества, конкурентоспособного с Европой, или хотя бы убедительный проект его. Несколько особняком в этом ряду стоит Белоруссия, которая смогла избежать большей части потрясений, тяжело ударивших по Украине. Но откровенная враждебность к белорусскому государству со стороны Запада исключает возможность «белорусского пути» для ориентированной на Брюссель и Вашингтон украинской элиты. Теперь к нападкам Запада на Минск присоединяется и российское руководство, раздраженное проявлениями нелояльности президента Лукашенко. Любопытно, что гораздо более старый и более жестокий авторитаризм властей Казахстана ни Запад, ни тем более Россию нисколько не смущает…

Все же немалая часть украинцев полагает, что в союзе с Россией и бывшими «братскими» республиками наша страна может получить опору для будущего развития. По-видимому, это люди, представляющие, в основном, юго-восток страны, еще помнящие Советский Союз. Сложение потенциалов трех славянских республик и Казахстана, восстановление прерванных технологических связей, общий рынок теоретически способны дать синергетический эффект, аналогичный тому, какой обеспечило европейское объединение угля и стали, из которого и выросло нынешнее межгосударственное объединение. Но, но, но… Торжеству Евросоюза предшествовала послевоенная накачка Европы долларами по плану Маршалла с целью не допустить распространения коммунизма, открытый американский рынок, который тогда казался подлинно бездонным и общая политическая воля европейцев положить конец взаимному уничтожению. Что же мы имеем на постсоветском пространстве? Постоянный, в течение уже десятилетий вывоз капиталов и материальных ценностей за рубеж (речь идет о триллионах долларов), почти наглухо закрытый для сколько-нибудь технологичной продукции (даже для качественной стали и проката) рынок Запада, постоянное и очень мощное давление китайской экономической машины. Беда всего постсоветизма в том, что в нем огромную, совершенно непропорциональную роль играет компрадорская буржуазия, никак не связывающая собственное благополучие и благополучие стран, где умножаются ее капиталы. Да и сам характер этих стран, где несмотря на постоянные обвинения в авторитарности на самом деле правительства с трудом справляются с ролью регулировщика или арбитра (а то и вовсе не справляются) финансово-промыш­ленных групп, располагающих собственным политическим, медийным, а иногда и территориальным ресурсом. Никакой постсоветский президент не сможет развернуть страну поперек сиюминутных интересов бизнеса ради далеких стратегических целей. Это китайский президент может, но там у власти компартия, и «свободолюбивый» Запад это нисколько не волнует.

Квазиимперия наносит ответный удар

Хотя в глобальном масштабе господствующей цивилизацией, за исключением некоторых нюансов, безусловно является европейская, сама Европа уже давно не господствует даже над собой. Тому было множество причин в прошлом, в будущем же перспектива выглядит еще более мрачной. Ведь помимо утраты военного доминирования (с огромным отрывом впереди - Америка и все еще Россия), экономического развития (не только Америка, но и Китай, в развернутом виде – Азия), огромные структурные перекосы экономики, так еще и проблемы с демографией (не как Латвия, в три-четыре раза медленне, но все же Европа вымирает). Объединение Европы было в значительной степени простимулировано и поддержано извне – Соединенными Штатами для противостояния «прорыва советских танков к Ла-Маншу», как экономической и политической опоры НАТО. Но у любой структуры есть своя внутренняя логика. Стремление к расширению и усложнению. Со временем, под действием мультиплицирующего эффекта общего рынка в конструкциях экономического объединения стали все более проявляться черты некоего сверхгосударства. Дальнейшие шаги (фактическая отмена границ по Шенгенскому соглашению, единая валюта, конституция, рост численности и влияния евробюрократии, пост председателя Евросоюза и т.д.) – вплотную подвинули Европу к созданию невиданной в истории конфедерации, которая реально была бы способна пресечь продолжающийся более столетия относительный упадок. Пока осуществлению этих планов воспрепятствовала мировая рецессия, которую некоторые аналитики поспешили сравнить с началом Великой депрессии 30-х годов. Но нет сомнения, что в исторической перспективе «Соединенным Штатам Европы» просто нет альтернативы перед лицом поднимающихся в полный рост азиатских гигантов, для которых европейцы - не друзья и не родственники, а бывшие жестокие колонизаторы. Соединенные Штаты Америки также смотрят на этот процесс без особого энтузиазма, ведь объединенная Европа, не уступая им экономически, превышает их по населению и емкости рынка. То есть, несубъективная, управляемая, ведомая Европа уходит в прошлое. Для того, чтобы стать по-настоящему империей, Евросоюзу не хватает только военной силы и природных ресурсов. И то, и другое Европа может получить, кооптировав каким-то образом постсоветские страны, и, заключив союз с Россией. И подобные умонастроения все более находят себе дорогу. Украина важна (все еще важна) из-за позиции… Соединенных Штатов. Для Америки объединенная Европа «от Атлантики до Урала» - наибольший липкий кошмар. Подобный альянс просто и прочно исключал бы всякие притязания на мировое господство для США. Но, к счастью для Вашингтона, Европа не едина. Для того, чтобы удерживать в «североатлантических рамках» слишком строптивую «Старую Европу», активно используется «Новая Европа», главная функция которой – быть непроницаемой границей между Евросоюзом и Россией. Бывшие «друзья навек» и, прежде всего, Польша, охотно берут на себя роль таких государств-лимитроддов в обмен на определенные политические преференции и экономическую помощь. Да и сама «Старая Европа» вовсе не желает противопоставлять себя Соединенным Штатам – основному покупателю европейских товаров и ведущей военной державе мира. Но Америка теперь, из-за глобального перераспределения сил и огромных финансовых проблем, далеко не всесильна. Поэтому борьба за влияние на постсоветском пространстве идет по большей части подковерная, неявная. Ясно однако, что превращение Украины в новую Белоруссию одинаково не обрадовало бы и Брюссель, и Вашингтон, а превращение ее в новую Польшу было бы без энтузиазма всречено и «Старой Европой», и Москвой. Но поскольку из треугольника Брюссель-Вашингтон-Москва слабым звеном как раз является «первопрестольная», а лишним – город на Потомаке, то наибольшие шансы заполучить Украину как приз остается за столицей Евросоюза.

Протекторат Украины

«Соединенным Штатам Европы» как нарождающейся империи необходимы окраины, нужны пограничные территории, нужен поглотитель недорогих товаров (или очень дорогих) и нужны рабочие руки. Эта задача уже частично решена за счет «фрагментизации» Балкан (а иначе, как можно объяснить активную роль Германии и Франции в расчленении Югославии), а также Прибалтики, но этого мало. Украина очень подходит на роль такого не совсем полноценного члена, на управляемую туземной администрацией территорию с внешними атрибутами самостоятельности. Вернее, подходила бы. Все-таки, слишком большая у нас страна, – больше Франции, самой крупной из всех европейских стран. А лишних денег у Европы сейчас нет. Более того, нелишних тоже нет. Огромные финансовые трудности накрывают континент. Сказываются годы жизни в долг, благодаря которым во многом и удалось свалить советский блок. Теперь за долги отцов приходится платить детям, в том числе, и нашим, не обольщайтесь. Украинская экономика уже никак не отделена от обслуживания мировой. Поэтому, скорее всего, кооптация нашей страны будет происходить постепенно, в течение десятилетий, фрагментарно (не по территории, этого не будет, а институционально), одна сфера жизни за другой. Платить за нас не будет никто, но гарантия на «благодетельные повеления» может быть полная. К этому идет.

Текст: Александр Карманов.

Обложка журнала №046
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005