Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

     НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ     

Демократура и Робинзон

В современном нам мире стоит только состояться разговору о любом значимом в общественной жизни событии, так немедленно поминают ЕЁ. Особенно, если публично и особенно в печати. Еще ни одно выборное должностное лицо не вступило в должность без торжественных клятв в верности ЕЙ. По большому счету, ОНА уже давно - одно большое общее место. Однако же ЕЁ именем бомбят и устраивают интервенции. ЕЁ же ценностями объясняют политики мелкое и крупное жульничество в цирковом представлении под названием «выборы». И совсем уж невозможно перечесть количество статей, монографий и прочих диссертаций. посвященных ЕЙ. Вы уже догадались. о чем речь. О ЕЁ тираническом величии Демократии.

С базарной площади начало

В истории всех без исключения народов модно проследить периоды, когда формировались, преобладали, а затем угасали порядки, которые теперь считаются демократическими. Во всех без исключения странах с более-менее продолжительным прошлым феодальная знать, абсолютная монархическая власть устанавливалась не сразу. Непременно было время, когда племенные вожди избирались из числа наиболее сильных и успешных воинов всего племени, затем уже из более узкого круга избранных, и лишь затем дело доходило до прямой неизбираемой королевской власти. Таким образом, демократия - это обязательное далекое прошлое всех людей, живущих на планете, кроме тех, кто и сейчас с копьем и луком продирается через дебри Амазонии. На Украине (в географическом, а не в политическом контексте) очень гордятся разбойничьей демократией Запорожской Сечи, но весь мир полагает родиной этого явления древнюю Грецию и Рим. И не беда, что политическое устройство большинства греческих городов-полисов сейчас бы ни в коем случае демократическими не признали. Еще бы! В Афинах, например, избирательный процесс сводился к крику и дракам на Агоре, а заниматься этим благородным делом могли только свободные мужчины не моложе 30-ти лет, обладавшие собственностью. Неважно! Главное, что не было одного человека, который бы на законных основаниях (на беззаконных - сколько угодно!) осуществлял бы полномочия власти. Должностные лица избирались по жребию, вращением специальных барабанов, почти как в спортлото. Ни о какой предвыборной кампании и речи быть не могло. А тех, кто оказывался слишком успешным, так сказать, избыточно, подвергали остракизму - писали его имя на черепках разбитых амфор и изгоняли лет на десять из города, чтобы не заносился выше ватерлинии. Сократа, который только то и делал, что ходил по городу босой и приставал ко всем с расспросами, и вовсе отравили. Чтобы не был такой умный. В Риме предвыборная борьба велась, еще как, с подкупом электората. С интригами и даже убийствами. Но зато всех избранных магистратов полагалось по два. И консулов, и преторов, и эдипов было двое. Даже военачальников-императоров было тоже два, и командовали они армией по очереди, через день. Кстати, такой порядок - два воеводы на войско на Руси почти до Петра сохранился. Закончилось все это, как известно, скверно. Блестящие, культурные, демократические Афины проиграли Пелопоническую войну неотесанной тоталитарной Спарте, а вскорости и вовсе были завоеваны Филиппом Македонским, который с демократией быстро разобрался. А Рим, с треском проиграв битву при Каннах Ганнибалу, оказался от практики двух императоров, оставив одного. И сразу наметился прогресс - Корнелий Сципион Ганнибала из Италии выпер, а затем и Карфаген сравнял с землей. Но зато в дальнейшем единоличные воины-императоры - то Марий, то Сулла, то Помпей, то Цезарь довели-таки республику до цугундера. И стал император просто самодержцем, начиная с Октавиана Августа. На том древняя европейская демократия и закончилась. Когда из болотистого дремучего бора повылезали бородатые варвары в рогатых шлемах и пошли грабить ослабевший Рим, все они уже были при королях-конунгах. Про Средневековье и вовсе умолчим. И никто о словосочетании «демос» и «кратос» не вспоминал до конца XVIII века. В веке ХІХ о нем говорили только на задворках цивилизации в далекой Америке, да на баррикадах многочисленных революций. В веке ХХ от этого слова и дела было просто не продохнуть. Мало того, что самые настоящие империи вроде Франции и Великобритании, давя железной рукой любое проявление самостоятельности колоний, внутри себя впали в демократию. Так и квазиимперия - Советский Союз на первой же странице своей конституции впечатал это слово. В наступившем ХХ веке будет, судя по всему, еще хуже.

О зеркалах и не только

Мало того, что демократия со всеми своими атрибутами - партиями, выборами, разделением властей уже окончательно «проела плешь» всему народу, да и не народ он теперь, а вовсе - электорат, так никто не может толком объяснить, а зачем она вообще нужна? Что, с водворением демократии на «теренах» Украины начался бурный рост всего и вся? Да нет. Или Украина как государство продвинулась по табели о рангах? Скорее, наоборот. Так в чем же дело? Неприлично теперь быть недемократичным, еще и разбомбить могут. Если ты, конечно, не Саудовская Аравия. Это да. И все-таки, по существу - что? Ах, «народовластие»! Давайте разберемся.

Не нужно быть «семи пядей во лбу», чтобы уяснить - нынешнее общественное устройство нашей страны, да и любой другой страны мира, ни в коем случае не предполагает осуществления полномочий власти не то, что народом, но даже сколько-нибудь заметным процентом населения в виде класса. Это все теоретические построения политологов, так сказать, фигуры речи. Власть везде в руках несменяемого и неизбираемого чиновника. В одних странах неявно, завуалированно, в других - ясно и открыто. В Великобритании, например, в каждом министерстве аппаратом руководит постоянный секретарь, а у избираемого парламентом премьер-министра всегда под рукой секретарь правительства. Поэтому у них правые, придя во власть, левеют, а левые - правеют. И вообще, министром обороны можно назначить беременную даму. Президент Кеннеди, ныне покойный, как-то сказал: «У нас любой шофер может быть президентом, потому что у нас есть система». У нас, то есть, в Украине (не «на», тут как раз политический контекст) системы нет, но к народовластию это отношения не имеет абсолютно аналогично.

Тоже самое можно сказать о системе выборов. Ну, кто теперь знает, что выборы - это спектакль, где в основе лежат различные технологии манипулирования общественным сознанием? Кто из рядовых избирателей способен уловить различие в программах десятка кандидатов? Тем более, что в этих программах - одна сплошная «демократия». Нет. Избирают того, кто сможет каким-то образом соответствовать ожиданиям большинства избирателей. Соответствие это может быть кажущимся, а то и вовсе обманным. Так, Джордж Буш был вынужден изображать в предвыборный период неотесанную деревенщину, несмотря на свое богатство и очень недешевое образование. Да что там Буш! У нас на глазах днепропетровская девочка Юличка Григян, став в достаточно солидном возрасте премьер-министром, с трудом и не до конца освоив украинский язык, вдруг перестала понимать родной русский. Политик - как женщина, обязан нравится, это его профессия. Поэтому не стоит удивляться появлению у профессиональных политиков некоторых не лучших дамских черт - многоликости, коварства и.., как бы помягче, соответствия одной древнейшей профессии. Но это еще полбеды. Беда в том, что вся сфера электоральных состязаний - ныне высокодоходный бизнес, а бизнес, как известно, предполагает забвение неких моральных категорий. Ну, вы понимаете, о чем речь. Тем более, что инструментами данного бизнеса являются технологии манипулирования массовым сознанием, то есть, обман, а объектом - мы с вами.

Может быть, в результате выборов на ключевые позиции в государстве отбираются наиболее способные, пусть и не очень достойные (обманом же попали) люди? Хм... Если вспомнить древнегреческий остракизм, да прибавить к нему Виктора Андреевича Ющенко... А вселенский позор заседаний Верховной Рады, а повсеместные следы продолжающейся деградации. Нет, демократия, по крайней мере в нашей стране, примера «положительной селекции» никак не являет. Может быть, в других странах иначе? На этот счет существует замечательное высказывание английского актера и режиссера русского происхождения Питера Устинова, как-то заметившего, что человек, успешный в своей профессии, вряд ли пойдет в политику. Например, квалифицированный и успешный юрист, скорее всего, так и останется в юриспруденции. А если юрист не слишком квалифицирован и не очень успешен, то из него получается...Ричард Никсон». Так что во всех странах процесс этот в общем-то идет в одну сторону. Украинская демократия приобрела гротескные черты не в результате злого умысла или какой-то особой ущербности, а в силу фундаментального свойства демократического устройства общества, представляющего поистине не непреходящую (но не последнюю) ценность. Демократия в абсолютно безжалостной форме показывает всему миру состояние правящего класса страны, да и общества в целом. Тут уж, в отличие от любой тирании, «неча на зеркало пенять, коли рожа крива». И в принципе есть возможность «рожу» подправить. Но возможность-то чисто теоретическая, либо, в лучшем случае, косметическая. И препятствием тут выступает сама демократия, поскольку является по своей сути орудием насилия правящего большинства над меньшинством. И именно правящего большинства. Так, по опросам общественного мнения, Украина - страна левых и левоцентристских убеждений. Но на политическом Олимпе и в медиапространстве почти безраздельно господствуют убеждения право-либеральные, а то и просто крайне правые.

Именно это обстоятельство, делающее социальное меньшинство правящим большинством, и обуславливает, с одной стороны, нарастающее отчуждение народа от власти и государства, а, с другой стороны, отчаянное желание правящей верхушки сохранить статус-кво ценой нехитрых манипуляций в виде «битвы нанайских мальчиков» - оппозиции с властью. По сути же ничего не меняется. Что, собственно, изменилось в судьбе Украины и ее народа, когда на место политических сил, представлявших финансово-спекулятивный капитал, ориентированный на подобные же круги на Западе, пришли более нахрапистые ставленники финансово-промыш­ленного капитала, ориентированного туда же? Поистине правы те, кто утверждают, что если бы от выборов что-то зависело, их бы немедленно запретили. На наших глазах происходит неотвратимое погружение в долговую яму целой страны. Речь идет, конечно же, о Греции, которая теперь уже не только тонет сама, но и тянет вниз весь Евросоюз. Причем, все политики и эксперты не скрывают, что дефолт Греции неизбежен, но упорно продолжают агонию, предлагая то режим экономии, то новые займы. О том, что страна на грани банкротства, заговорили еще года два назад и тогда еще можно было справиться с ситуацией. Требовалась лишь политическая воля, тем более, что дефолт - это не конец света, а необходимый шаг на пути к финансовому выздоровлению. Но кто же пойдет на такой шаг, если очень хочется быть избранным и на следующей срок? За популизм народы платят дорого, но без популизма, хотя бы на словах, не бывает демократии. Демократия, вернее, боязнь политической ответственности за решительные, но непопулярные меры, не раз приводила к бледной немочи государства перед лицом серьезной опасности. Ураган «Катрина» - наиболее близкий пример. Недаром в случае войны всякая демократия прекращается. Вы можете себе представить демократию в армии? Запорожские казаки в мирное время могли своему атаману грязи на голову накласть, а в военное - снимать шапку за сто шагов от «батьки». Ну, это, скажете, «чрезвычайщина». Но положение Украины все последние двадцать лет - сплошная чрезвычайщина. И выходить из него проще и легче было бы мерами чрезвычайными. Так зачем демократия нужна? Есть одна вещь, без которой государству никак. И еще одна, без которой можно, но не нужно.

Важнейшая функция

Что заставляет несколько миллионов (не говоря о десятках миллионов) людей составлять государство? Ведь согласитесь, государство - это не территория, а люди. Вернее, отношения между людьми, как собственность. Представьте Робинзона на необитаемом острове. Был ли Робинзон «собственником» этого острова? Конечно же, нет. Объявить-то он себя мог хоть императором, но никакого изменения в его бытие это бы не произвело. А вот, когда у него появился Пятница, тогда другое дело. Тогда Робинзон мог бы заставлять аборигена работать на себя, как собственник, и править им как правитель, милостиво разрешая ему есть выращенный им же хлеб. А чтобы он не вздумал бы не подчиняться, для этого есть «убивающий гром», то есть, ружье и соответствующее разъяснение - везде, мол, достану. Так вот, Робинзон, Пятница, остров и ружье - есть простейшая модель любого государства, остальное - детали. Причем, заметьте, Пятница подчиняется Робинзону не потому, что он ему ружьем угрожал, а в силу своей собственной убежденности в могуществе Робинзона и, следовательно, в его праве властвовать. Что же нас, нынешних Пятниц, убеждает признавать это право у нынешних Робинзонов, если мы не только не убеждены в их могуществе, а, напротив, в наш информационный век каждый день убеждаемся в обратном? А вот тут-то и являет демократия на свет свое важнейшее свойство и главнейшую функцию. Да, говорит она Пятнице-электорату, властвующий над тобой ничтожен и вообще управлять не способен, но ты сам виноват, потому что это ты его избрал и подчиняться ты ему обязан, но исправить свою ошибку можешь на следующих выборах. Вот для чего нужна демократия - для легитимизации власти и для перекладывания ответственности за ее ошибки на электорат. Эту функцию невозможно переоценить, свойство это бесценно в глазах государства. Ведь когда при монархии страной управляет никчемный правитель, и народ его свергает в результате революции, то рухнуть может все государство, придавив своими обломками и ниспровергателей. При демократии правительства и президенты могут меняться хоть каждый год, но устойчивость системы это нисколько не поколеблет. И еще, демократия - это, прежде всего, процедура, выраженная в законе. В отличие от живого закона-царя демократический закон обезличен, как бы ничей и «всехний» одновременно. Поэтому для него так важна форма, даже больше, чем содержание. Все действия, которые должны и могут совершать парламентарии, министры и даже оппозиция, легитимны только в той степени, в какой они соответствуют утвержденной процедуре. Если нарушена процедура голосования, она не может быть законной. Не может вступить в должность президент, не прошедший процедуру приведения к присяге и т.д. А так как процедура невозможна без бюрократии, то бюрократия неискоренима при демократическом строе. Это и хорошо, и плохо одновременно. Хорошо, потому что кормящаяся из рук государства. Стоящая на страже соблюдения процедуры бюрократическая машина, позволяет обществу существовать, не слишком опасаясь произвола политиков - им просто не дадут наломать слишком много дров. Плохо, потому что любая система обладает собственным произволом и стремлением к росту. В конце-концов она может разрастись до таких пределов, что не сможет выполнять никаких иных функций кроме самообеспечения. Характерно, что с обретением независимости Украиной число чиновничества у нас возросло многократно. Одних генералов стало в 7 раз больше. По опыту других стран можно сделать вывод, что наилучших результатов демократические принципы достигают на низовом уровне, при минимальном числе посредников. Улица, село, небольшой район, будучи наделены определенными ресурсами, показывают очень хорошие результаты, делая жизнь людей лучше. Чем выше по иерархической лестнице государства, тем скромнее результат. На самом верху о подлинной демократии уже как-то неловко говорить.

«Будьмо», Ваше Величество!

Отдельной темой выступает «управляемая» «как бы» демократия, «мягкий авторитаризм» и пр. Такая система возникает, когда у государства нет достаточных сил или времени для формирования более-менее устойчиво работающего национального истеблишмента. В переходных, кризисных состояниях социума кто-то, обычно харизматичный лидер, берет на себя функцию процедуры. Он, конечно же, не самодержец, он просто перелезает через заборы, вместо того, чтобы идти через все двери, долго согласуя маршрут с каждым ключником. Тут он, конечно же, подставляется. Поскольку в этом случае за свои ошибки, которые уже выглядят как злоупотребления, он отвечает сам, не имея возможности спихнуть ответственность ниже. Поэтому «автократы» обычно осуждаются историей, а плодами их деятельности пользуются уже «настоящие» демократические правители. И без всяких зазрений совести. В очень немногих случаях успешным автократам воздаются почести при жизни. Как, например, отцу сингапурского экономического чуда Ли Куан-Ю. И тут возникает вопрос: а нельзя ли объединить достоинства низовой, почти прямой демократии с успешным авторитаризмом на верхних этажах государственного здания в некой законной форме? Отчего же нет! Доносится ответ из-за Ла-Манша. Есть такие прецеденты, еще есть и недалеко от нас. Нужно сказать, что политики и журналисты оболгали английскую королеву как синоним политического бессилия при внешнем блеске. На самом деле, королева Великобритании является главой полутора десятков государств, может своим указом распустить парламент, «отставить» премьер-министра и вообще объявить войну. Без ее согласия не может быть избран архиепископ Кентерберийский, целый глава англиканской церкви. Словом, рычагов для воздействия на государство и общество у королевы не так уж мало. А главное - ей не нужно вести предвыборную борьбу, изображать «своего в доску парня», и никто при этом не усомнится в легитимности ее распоряжений. При монархии у элиты появляется дополнительный набор вполне безобидных игрушек в виде титулов, придворных чинов и расшитых мундиров. Согласитесь, это лучше, чем покупать футбольную команду на другом континенте. Говорят, монархи дорого обходятся. Если подсчитать, во что обошлись Украине все ее демократические «гетьманы», то сравнение напрашивается явно в пользу дома Винздоров. Поэтому, не завести ли нам короля? А что, прецедент был - Данила Романович Галицкий. Уверен, из оставшихся Рюриковичей вполне можно найти достойного кандидата. Привезти в Украину, научить «мове», а уж придворный штат он и сам наберет - желающих полно. Законодательство соответствующее особо выдумывать не нужно - есть еще европейские монархии - скопируем у шведов. Тем более, что у Украины и Швеции давняя любовь. Прекратится тогда «клоунада» под куполом Верховной Рады, а президентский пост останется в истории как анекдот. И нужно еще посоветовать будущему королю, чтобы дуэли разрешил. Уж больно противно смотреть на мордобой. А так, лайковой перчаткой по физиономии и - пожалуйте к барьеру!

Текст: Александр Карманов

 
Обложка журнала №048
Архив предыдущих номеров
2017 год:
01020304
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005