Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

     НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ     

«Второе пришествие» Виктора Медведчука -
пиар-ход или реальность?

«Сик транзит глориа мунди», господа!

Всем, кто следил за перипетиями политической жизни Украины на рубеже веков и в период до оранжевой революции, знакомо это имя. Именно в это время — в эпоху «позднего Кучмы» взошла звезда Виктора Медведчука. И хотя как политик он сформировался гораздо раньше, события острого кризиса украинской государственности, как мы теперь понимаем, неизбежного в создавшихся условиях, позволяют рассматривать эту неоднозначную фигуру в качестве своего рода отражения сложных общественных процессов, не оставивших нашу страну и по сей день. Конечно, Виктор Владимирович Медведчук не достиг в своей личной власти и влиянии того положения, когда «раннего» Леонида Кучму называли «президентом в администрации Дмитрия Табачника». Но практически с начала второго президентского срока Леонида Даниловича и до событий Майдана, он, безусловно, входил в число наиболее влиятельных людей Украины. Кроме того, в отличие от того же Табачника, не был только чиновником, хоть и влиятельным. Нет, в его распоряжении было и весьма немалое состояние, собственный политический и медийный ресурс. Партия Медведчука — Социал-демократическая (объединенная) занимала вполне устойчивое положение в парламенте и в политикуме в целом. И это была отнюдь не «диванная» партия. И вот, в одночасье все рухнуло. СДПУ(о) скатилась до полного маргинеса, превратившись, как говорили злые языки, в СДПУ-ноль. А Виктор Медведчук ушел из публичной политики, хотя, как оказалось, оставался в политике непубличной. В частности, весной 2009 года он был замечен участвующим в процессе, домашними острословами названном «ПРиБЮТ». Видимо, и Виктору Федоровичу Януковичу, и Юлии Владимировне Тимошенко понадобились его немалый политический опыт и профессиональные знания юриста. И то обстоятельство, что в постмайданный период Медведчук был под жестким прессингом «патриотических» медиа и различных «компетентных органов», нимало не смутило высокие договаривающиеся стороны, но... Всем известно, как стремительно у нас вчерашние политические союзники превращаются в противников и даже врагов. Впрочем, всегда был вполне возможен и обратный процесс. Судьба Петра Алексеевича Порошенко тому примером и не только его. Как известно, проект «ПРиБЮТ» провалился, намечавшиеся конституционные изменения не состоялись. В отчаянной борьбе Виктор Янукович победил своих врагов-друзей, а Партия Регионов взошла на политический Олимп, сформировав парламентскую «більшість». Однако, по прошествии двух лет, становится совершенно ясно, что победные фанфары раздавались несколько преждевременно. И хоть стране под руководством регионалов удалось избежать худшего сценария, переломить ситуацию политического кризиса и экономической деградации не удалось. Кроме того, резко ухудшилось положение на внешнеполитическом фронте, причем, по обоим преобладающим векторам. И на восточном, и на западном направлении - стагнация и спад, подкрепленные ростом взаимного недоверия. Весь этот суетливый период Виктор Медведчук избегал появляться на авансцене общественно-значимых событий. И вот теперь, когда над христолюбивым воинством региональным замаячила тень разгрома на грядущих парламентских выборах, а президент фактически признал провал своей программы ускоренных реформ «по 17 направлениям» сразу, он прервал затянувшееся молчание. В обширном интервью изданию «Коммерсант» Виктор Владимирович заявил о своем намерении инициировать создание общественного движения под условным названием «Украинский выбор». Нельзя сказать, чтобы эти события наделали много шума. Конечно, за период независимости на слабую голову украинского избирателя обрушивалось множество политических заявлений, от которых большинству по сути было ни холодно, ни жарко. Но «во втором пришествии» Медведчука есть целый ряд факторов, которые не позволяют просто проигнорировать этот демарш.

Виктор Медведчук как зеркало украинской революции

Подобно многим субъектам украинской политики Виктор Владимирович Медведчук приобщился к ее священным таинствам через бизнес. Создав на пепелище рухнувшей империи свою собственную адвокатскую компанию «BIM» (Ben Israel – Medvedchuk) и ряд других «бизнесов», он, как и многие другие, вынужден был действовать на правовом поле новорожденного государства, более всего напоминающем минное. Если к этой картине добавить разгул откровенного криминалитета и «национальную идею» нарождающейся элиты в виде безудержного обогащения любыми путями за счет общественных фондов, то нет ничего удивительного, что очень многие крупные бизнесмены стремились обрести влияние в различных политических проектах. Именно в те времена и зародились большинство нынешних традиций украинского политбомонда. Среди них — идеологическая и идейная размытость, но четкая ориентация на «вождя». Этой участи избежали разве только коммунисты и национал-патриоты, то есть, идеологические партии. Все прочие, похожие своими программами на женские чулки — не поймешь, где левый, где правый — различаются в народном сознании только персонами «голів». К сказанному следует добавить, что никто из знавших Виктора Владимировича ни разу не упрекнул его в излишней скромности. Поэтому вряд ли стоит удивляться, что он, став в 1994 году членом Социал-демократической партии Украины, уже в 1996 году занял пост заместителя председателя партии, а еще через два года возглавил ее. Сама же СДПУ, пройдя череду «слияний и поглощений» приобрела в аббревиатуру своего названия букву «о» в скобках — объединенная. Но это еще не все. С момента обретения независимости на условно левом фланге политической жизни топталось множество партий и объединений, теперь почти забытых. Условно потому, что и в партийных документах, и в общественном сознании эти партии существовали почти исключительно для «створення соціал-демократичної альтернативи спробам комуністичного реваншу в Україні», в остальном практически не отличаясь от прочих. Этим и объясняются весьма скромные достижения социал-демократов на отечественном электоральном поле. Но постепенно социальная база коммунистов съеживалась, следуя процессу истребления украинской индустрии, с одной стороны, и «бронзовению» коммунистических вождей — с другой. Так или иначе, на выборах 1998 года, когда у руля СДПУ(о) стал Медведчук, партия впервые смогла провести своих представителей в Раду, набрав больше 4% голосов. Видимо, к этому моменту СДПУ(о) уже перестала восприниматься как простая партия-спойлер не только избирателями, но и властями (притом, что партийный еженедельник сохранил саморазоблачительное название «Альтернатива»). Вряд ли это явилось простой случайностью, а не было результатом серьезных усилий, со стороны того же Виктора Владимировича. Очень характерно, что уже через год, во время президентской предвыборной гонки Виктор Медведчук вместе со своим партнером Григорием Суркисом возглавлял один из избирательных штабов Леонида Кучмы. Усилия его не остались напрасны: в 2000-2001 годах Медведчук становится первым заместителем председателя ВР. А с 2002 и до конца каденции Кучмы наступает период пика его политической карьеры. Став главой Администрации Президента, а попутно - председателем целого ряда комиссий, носителем академических титулов, он еще и женился на одной из красивейших женщин страны, и венчал их сам Блаженнейший Владимир — Митрополит Киевский. Через год после свадьбы новорожденную дочь Дарью в Казанском соборе Санкт-Петербурга (кто не знает — это посредине Невского проспекта, бывший Музей религии и атеизма) крестили тогдашний президент России Владимир Путин и Светлана Медведева — жена нынешнего президента. Набравшие на выборах 2002 года уже 8% голосов, объединенные эсдеки стали фактически партией власти, несмотря на относительную малочисленность. При этом сам Виктор Владимирович Медведчук выгодно отличался от большинства персон политбомонда несравненно лучшей образованностью и культурой. Нет сомнения, что если бы он, а не Виктор Федорович Янукович стал бы соперником Виктора Андреевича Ющенко на всем известных выборах, у Виктора Андреевича было бы побольше проблем и гораздо меньше возможностей, но... и еще три раза, но…

К концу второго срока президентства Кучмы Украина окончательно сложилась как своеобразная конфедерация финансово-промышленных кланов. Политическая система не могла не учитывать этого, никакой Конституцией не учтенного факта. Медведчук же, насколько известно, всегда пытался играть собственную партию. Недаром же Леонид Данилович в свойственной ему косноязычной манере упрекал Медведчука в чрезмерных амбициях, а противники прямо называли «нарциссом». Справедливости ради следует признать, что и сам Виктор Владимирович не давал себе слишком большого труда скрывать свое истинное отношение к некоторым известным деятелям. И хотя, несомненно, большинство граждан Украины придерживаются того же мнения, поскольку не могут не видеть подлости, лакейства, лжи и скудоумия политического класса, в «высшем свете» этого не прощают. Что угодно, хоть ненависть, но лишь бы не холодное презрение. Но это, так сказать, субъективный фактор. Объективно же, к 2005 году Украина подошла с ясным ощущением произошедшей катастрофы и жгучим желанием что-то менять. Именно «что-то», потому что ясного представления о том, как же превратить реальный провал, «развитие наоборот», в обещанный рывок в «золотой миллиард», не было ни у кого. В представлении значительной части населения ответственность за положение вещей легла на Кучму и его окружение. К этому следует добавить, что для национально озабоченной части общества экономическая и культурная деградация страны были и поныне являются не логическим следованием бездумно-рыночного подхода к социуму, а неким предательством «украинства» со стороны «окупаційної влади». И уж тут-то Медведчуку не могли не напомнить кумовство с Путиным и Медведевым.

С другой стороны, агрессивная пропаганда оранжевых, направленная, кроме того, и на традиционно русскоязычный юго-восток, представляя индустриальное сердце страны в качестве «пятой колонны России», с неизбежностью вызвала ответную мобилизацию. И хотя власти, да и сам «претендент» Янукович вместе со своими регионалами сделали все возможное, чтобы эта мобилизация не стала слишком уж радикальной, между такими жерновами умеренные социал-демократы, «замаранные» сотрудничеством с властями, политически выжить не могли. К чести Виктора Медведчука следует заметить, что он как ответственный политик сложил с себя полномочия председателя партии и не стал как многие другие спешно менять камуфляж, лишь бы остаться в числе презираемых народом участников политтусовки. Но даже когда стал совершенно очевиден крах оранжевого проекта, СДПУ(о) так и не смогла восстановиться.

По стопам Путина?

Приход к власти Виктора Януковича и его команды не стал для Украины выходом из тяжелого системного кризиса, продолжающегося уже более 20 лет. Напротив, ряд аспектов и составляющих общественного и государственного бытия сегодня выглядят даже хуже, чем при Ющенко. Одним из таких аспектов стал уровень доверия к политическим и государственным институтам. Он никогда еще не был настолько низким. Вне всякого сомнения, такое положение вещей является отражением усталости общества от безответственности и неприкрытого своекорыстия политиков. Кроме того, отчуждению от власти и вообще от политического класса со стороны «широких масс» способствует то обстоятельство, что если, как показывают социологические исследования, среди этих самых масс господствуют взгляды, которые можно классифицировать как стихийно-социалистические, то среди «элиты», напротив, господствующими являются взгляды право-либерального толка. Также обстоят дела с направлением международного сотрудничества. Народ в пропорции 3 к 2 за союз с Россией, элита в подавляющем большинстве видит Украину только частью Запада. Все эти факторы, собранные вместе, и дают эффект глубокого отчуждения населения от политических институтов и, в частности, партий.

В соседней России происходят сходные процессы, с той, однако, поправкой, что там отсутствует «цивилизованный разлом», и господствующей, все-таки является одна культура, один менталитет, а у правительства несравненно больше ресурсов для гашения недовольства деньгами. И все-таки только что прошедшие парламентские и президентские выборы прошли под явным знаком кризиса политических структур. В результате, в настоящее время Российская Федерация переживает серьезную политическую реформу, включая и систему государственного управления. Вновь избранный на пост президента Владимир Путин одержал неожиданно уверенную победу, переиграв не только (и даже не столько) соперников, но и объединившуюся оппозицию, весьма активно поддержанную из-за рубежа. Правда, в этом ему помогла и сама оппозиция, которая так напугала общество, показав себя силой настолько деструктивной и настолько управляемой извне, что невольно мобилизовала неопределившихся не в свою пользу. Но очень характерно, что еще задолго до выборов, Путин, оставаясь председателем правящей партии «Единая Россия», инициировал создание широкого общественного движения «Народный фронт», всячески выдвигая на первый план его неполитический, надпартийный характер. В действительности эта структура в решающий момент оказала Путину именно политическую поддержку, поистине неоценимую в ситуации, когда оппозиция и вся мировая «демократическая общественность» шельмовала «Единую Россию» как «партию жуликов и воров». Попытка организовать в Москве нечто вроде оранжевой революции провалилась и провалилась с треском, не дав прозападной оппозиции даже видимости моральной победы. Виктор Медведчук выступил с инициативой создания мирного общественного движения уже после победы своего кума, дав таким образом повод думать, что эта инициатива является, так сказать, плодом коллективного разума. Тем более, что на «тэрэнах нэньки» давно известна манера повторять все, что происходит в Москве: от повышения тарифов и пенсий (но в разных масштабах) до отмены зимнего времени. Однако, бросается в глаза целый ряд отличий. Путинский «фронт» создавался явно под выборы, негласно подкреплялся партийными активистами, да и всей организационной структурой правящей партии. Виктор же Владимирович в своей любимой манере говорить о себе в третьем лице заявляет: «Медведчук не собирается избираться ни по одному из мажоритарных округов. Более того, общественное движение «Украинский выбор», создание которого инициирует Медведчук, не идет на выборы, поскольку общественные организации не являются субъектом избирательного процесса». Конечно, это только слова, гораздо важнее, что пока нет никаких признаков поддержки этой инициативы со стороны истеблишмента. А ведь подобная структура, умело раскрученная и поддержанная, могла бы оказаться очень нужной точкой опоры в обстановке углубляющегося кризиса и падения рейтинга партии власти. Да и с точки зрения бизнесмена-политика, которому безразлично, в какой костюм рядиться, лишь бы остаться «у корыта», надпартийная, новая и поэтому незапятнанная структура могла бы стать еще одной «корзинкой для складывания яиц». Но пока тишина...

Конечно, как и у Путина, у Медведчука проскальзывает нотка популизма. Так, Виктор Владимирович поспешно включается в мейнстрим информационного потока украинского разлива — проявляет заботу о невинно посаженной Юлии Тимошенко. Она-де незаслуженно пребывает в местах не столь отдаленных «и как лидер оппозиции, и как женщина, и как человек». Трудно, конечно, сказать, в чем же конкретно выражается незаслуженность наказания Тимошенко как женщины, но в инициативе Медведчука присутствует вполне конкретный элемент, которого как раз нет у Путина, и в котором, на наш взгляд, заключается наибольшая ценность. «Народный фронт» Путин позиционировал, прежде всего, как площадку для обсуждения общественно-значимых проблем, минуя официальные и во многом дискредитированные каналы. Виктор Медведчук обращается (и совершенно справедливо) к проблеме узости поля демократии в Украине. Правда, использует он при этом уже порядком набившее оскомину понятие «гражданское общество», которое наш народ уже давно понимает как сборище грантоедских НПО. Но Виктор Владимирович чуть ли не в первый раз обращается к проблеме прямой, «непосредственной» демократии через механизм всенародного референдума, приводя в пример Швейцарию, проведшую за 150 лет 170 таких референдумов. И тут нельзя не подчеркнуть своевременность такой инициативы. Каждый день и по нескольку раз мы слышим как политики объявляют свои действия волей украинского народа, делая вид, будто не знают, что мнение этого самого народа никто и не спрашивал. Меж тем, нет ничего опаснее для государства, чем отчуждение гражданина. Человек, не ассоциирующий себя с тем, что являет перед миром страна, в которой он живет, не будет самоотверженно трудиться ради ее блага, не станет защищать «их государство» в трудную минуту, быстро смирится с его утратой. Да, референдум дорого стоит, но общественное согласие стоит еще дороже. Проблема только в том, что, похоже, правящий класс смертельно боится давать народу такое опасное оружие. Потому как может оказаться, что воля народа Украины вовсе не в том, что провозглашал, бия себя пяткой в грудь, политик Имярек. За примером далеко ходить не надо. Сам Медведчук вспоминает судьбу подготовки референдума о членстве в НАТО, когда было собрано боле 4,6 миллиона подписей. Но президент Ющенко сделал вид, что ничего не произошло, и волосинки с его головы не упало. Мы уже говорили о том, что настроение «верхов» и настроение «низов»в нашей стране кардинально различаются. Поэтому у предложения о непосредственной народной демократии не так уж много шансов пробить себе дорогу через заборы законодательной власти, несмотря на всю его своевременность и ценность.

Есть еще ряд моментов в интервью Медведчука, явно диссонирующих господствующим настроениям «элиты». Так, он говорит: «Если мы уничтожим наши стратегические отрасли... если мы избавимся от этого наследия Советского Союза... то мы превратимся в страну, которая не будет иметь фундаментальных основ для экономического развития... и реальные результаты экономики возможны только тогда, когда мы будем это делать вместе с Россией, Белоруссией и Казахстаном». И совсем уж крамольные: «Немцы и французы не придут и не будут вкручивать лампочки в наших подъездах... И для этого, к слову, не нужно вступать в Евросоюз, который сегодня похож на тонущий «Титаник». Как будто Виктор Владимирович не знает, что для большей части украинского политикума эти вопросы принципиально не имеют критерия «выгодно-не выгодно». Когда любой союз с Россией подсознательно трактуется как провал проекта «независимая Украина», а недостаточность собственных ресурсов для прямой конфронтации воспринимается уже вполне осознанно, тогда вопрос членства на «Титанике» приобретает характер чуть ли не религиозный. Для значительной части украинского политбомонда согласиться на Таможенный Союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном означает отказаться от самого себя. Тем более, что давно и хорошо известно резко негативное отношение Запада к любым интегративным процессам на постсоветском пространстве. В составе нынешних правящих сил деятелей, «преклоняющих ухо» к Западу, явно не меньшинство. Однако, там и присутствуют люди, еще не разучившиеся считать. Ну, хотя бы деньги в собственном кармане. Благодаря им отношения Киева и Москвы свелись, по сути, к одному единственному аспекту — цене на газ. Причем, Белокаменная совершенно не склонна оплачивать путь Украины на этот самый запад. По этим причинам инициатива Медведчука в коридорах власти не может быть ни чем иным, как «гласом вопиющего в пустыне». Иное дело — все общество, социум в целом. Здесь призыв к прямой демократии может найти отклик. В Украине достаточно энергичных людей, не связанных непосредственно с политикой, но обеспокоенных состоянием страны. Обращение напрямую к ним, особенно по вопросам, близким «широкому загалу», будет иметь общественное значение, а значит, и может способствовать росту политического влияния инициатора. Похоже, что и сам Виктор Владимирович Медведчук это осознает. Во всяком случае, он, не таясь, говорит: «Я бы никогда не вернулся со своими идеями и убеждениями, если бы не знал, что это будет поддержано большинством». И тут он, безусловно, прав — при правильной подаче инициатива, затрагивающая интересы большинства, не может пройти незамеченной. Определенную проблему составляет разве что пресловутая парадигма «свой-чужой», накрепко засевшая в общественном сознании в результате «разлома по Днепру», но это отдельный разговор. Также, несомненно, имеет значение способность «верхов» саботировать не выгодные или просто неудобные для себя процессы. Все будет зависеть от того, воспринимает ли сам Медведчук свою инициативу как дело, достойное воплощения любой ценой, или же просто как популистский пиар-ход. Что касается партии власти, то мы уже не раз убеждались, что работать в общих интересах наши «можновладці» способны только в обстановке крайне нужды. Для того, чтобы в современных условиях это стало реальностью, нужна мощная встряска, мощный кризис. И он, похоже, не за горами.

Текст: Александр Карманов

 
Обложка журнала №049
Архив предыдущих номеров
2017 год:
01020304
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005