Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              ИМЕННОЙ РАССКАЗ             

Игумен Варсонофий (Подыма)

Золотая стрелка

Империя Свалка

День для Васи-бомжа начинался традиционно. Кто-то пнул ногой в бок: «Не спи, Чапаев, замёрзнешь!»
Фамилия у бездомного была другая. «Чапаевым» его называли из-за имени-отчества «Василий Иванович». По отчеству его не называли уже лет двадцать. Какое там у бомжа-алкоголика имя-отчество! «Васька», «Чапай», «Чапаев» – и не иначе.
Вася еле-еле открыл глаза: «Чумной же самогон у Нилки. Раньше только табак добавляла. Теперь и карбид, и помёт куриный». Глаза всё-таки открылись широко, потому что мозг требовал похмелиться. Василий выбрался из-под старого пропаленного матраца и перво-наперво проверил свой участок. Всё чисто. Чужих нет. Только чайки-мартыны растаскивали его завтрак.
– А ну, кыш, проклятые! Летите рыбу на море ловить!
На участки была разбита городская свалка – её обитатели называли «империей». Обитали на ней не в морозное время бомжи. Зимой они перебирались на «зимние квартиры» – на теплотрассовые трубы.
Ковыряться на чужих участках было строго запрещено. Наказание – бланш под глазом. А за хороший, новый участок надо было платить Нилке – администраторше свалки, которая также промышляла «чемером» – самогоном. Платить «натурой». Но эта, предклимаксная, тучная, то ли бальзаковского, то ли доцарягороховского возраста, была такая страшная, что многие, даже совсем опустившиеся, бомжи предпочитали сдавать добытое где-нибудь в другом месте.
Добывали не только пищевые отходы для пропитания, бутылки, металл, макулатуру. Однажды Вася нашёл даже старинную Библию. Три дня всей империей гуляли. А в Нилкиной каморке были такие вещи, что им бы позавидовал любой антикварный салон.
Император свалки приезжал сюда раз в месяц на своём «Лексусе» для сбора дани. «Наезжал» он не только на Нилку, обдиравшую богатеев (строительный мусор надо было им где-то девать), но и на всех своих подданных, в том числе и на Васю.
А ещё жителями свалки были многочисленные собаки, кошки, вороны и такие жирные чайки, что не встретишь ни на одном море мира.

«Белочка»?

Василий с осознанием дела переворачивал палкой пакеты. Кусочки хлеба, колбасные шкурки, огрызки яблок он сложил в целлофан, а грязные бутылки – в раритетную «авоську». Чего-то подходящего для обмена на вожделенные 100 грамм не было, поэтому он осторожно взобрался на гору битого шифера и посмотрел на новый участок Светки-чекушки. Светка была подружкой Нилки, а «чекушкой» её звали за малый рост.
Только что отъехала мусорная машина. На «свежие» пакеты налетели птицы и звери свалки. «Чекушки» не было видно. Он прыжками перескочил на Светкин участок, разгоняя животных, и схватил первый попавшийся мешок, в нём что-то громко тикнуло. По весу давнишний специалист по мусору сразу определил – металл. Ещё три-четыре прыжка – и он с добычей уже на своём участке.
«Может, сразу к Нилке? За это целую бутылку можно выменять», – подумал Вася, но потом решил всё-таки перебрать содержимое. Это были часы. Много-много старых часов. Вася потряс будильник, завёл, и тот пошёл. «Может, себе один оставить?» – подумал он.
Но зачем они ему? У него давно уже не было часов. Для ориентировки по времени ему вполне хватало солнца. Он уже давно не задумывался, какое сегодня число, давно не спрашивал, какой день недели.
О, ходики с кукушкой! Точно такие были у них на родительской даче. Вася вдруг вспомнил детство, маму. Вспомнил, каким он был хорошим, подающим надежды художником. Жаль, что творческие люди часто пьют.
Казалось, чуть ли не от рождения его всегда сопровождала водка. Женился, стал отцом, но его семья выгнала из квартиры. Вернулся в отчий дом, но мама и сестра тоже выставили, купив ему коммуналку, «чтобы отцепился». Коммуналку он быстро пропил и оказался здесь – в империи Свалка.
Вася вынул из кармана осколок зеркальца. Давно не бритое, заплывшее от алкоголя багровое лицо – типичное лицо жителей империи. По такому лицу не скажешь, сколько его обладателю лет. Тридцать? Пятьдесят? Семьдесят?
«А сколько мне лет? Что-то около тридцати пяти или сорока, кажется». Вася вдруг вынул из мешка необычные часы.
– О, Господи! У меня что, «белочка»? – на часах была золотая стрелка. Фальшивка, наверное, или позолота.
Как бомж ни старался, он не смог оторвать её, даже с помощью ржавых плоскогубцев.
«Что за хрень? Неужели это такая белая горячка?» На часах он разглядел деления на годы, месяцы, дни от 1961 г. до 2060 г.
– Это что-то типа машины времени, – сказал громко Вася, добавив: – Надо бросать пить.
«В каком году я родился? В 1975-м вроде. Точно! В 1975 году. Месяц? Апрель вроде. День?.. Нет, не помню. Проклятый Нилкин самогон», – думал Вася, вертя часы, пока случайно не нажал на кнопку сверху крышки. Стрелка быстро завертелась так, что испуганный бомж бросил часы на кучи мусора. Остановилась она на отметке «1975».
«Горачий, совсэм бэлый, – вспомнил Вася из известной кинокомедии и добавил: – Будем бросать пить!»
Он опять взял часы. Громко сказал слово «апрель», потом – «первое» и невольно засмеялся. Потряс, потёр часы и нажал на другую кнопку.

Мир иной

Как хорошо и уютно! Вася долго думал, что просто спит под своим пропаленным матрасом, что это некая новая форма алкогольного синдрома – «белка-шутка», пока не понял: он в утробе своей мамы.
Это был иной мир – тепла и уюта. Неужели ему дан шанс начать всё сначала?! Неужели Бог дал ему машину времени, чтобы изменить жизнь? Ведь так всё просто: отказаться от рюмки водки на банкетах – и у тебя семья, дом, здоровье, любимая творческая работа.
Но жизнь эта будет не совсем с нуля, ведь он всё помнил. Он вернулся в утробу матери из империи Свалка. Вспомнив империю, Вася сильно топнул своей ножкой.
– Ой, толкается! На белый свет хочет.
– Лисипетидистом будет.
– Не лисипеидистом, о, Господи, а велосипедистом.
– Мама, а как вы его назовёте?
– Если мальчик – Васей, в честь деда, а для девочки мы имя ёще не придумали. Просохнет твой папа, вот тогда и придумаем.
– Он, наверное, никогда не протрезвеет, – вздыхая, сказала девочка.
Вася опять пошевелился. Это же разговор его мамы и старшей сестры. Так вот откуда у него гены алкоголика! Его отец, который бросил их сразу после его рождения, был пьяницей. Вдруг что-то нарушило его идиллию уютной утробы; ему стало очень плохо.
– Мама, тебе рожать скоро! Брось эту проклятую сигарету! – услышал Вася опять голос сестры.
– Ничего, я только пару затяжек. О, явился – не запылился!
Вася вдруг ощутил какое-то напряжение. За тёмной, тёплой стеночкой – скандал и ругань; ему стало очень больно; мама упала на твёрдый пол. Идиллия иного мира окончательно рухнула. Васе было больно, очень больно. Правильно, что его выгнала из дома жена, отреклись от него дети, избавились от него мать и сестра. Разве можно вытерпеть пьяницу?
– Ой! Воды отошли! Ой! – крики матери резали по ушам. Что-то больно-больно сжало его мягкий череп…
Через миг он опять сидел на своём участке возле необычных часов с отметкой «1 апреля 1975 года». Не получилось в прошлом остаться, но и сном это не было. Вася теперь это точно знал.
– Чапай, а ну бегом сюда! – император стоял у дороги, брезгливо отмахиваясь от мух.
– Анатолий Петрович, простите, за месяц – ни копейки, но через неделю отдам.
– А бухать есть за что? Сейчас мои ребята тебя слегка отрегулируют.
– Не надо! Прошу, не надо! А хотите, я вам машину времени подарю? Только год, число и месяц назовите, а потом на эту кнопочку нажмите.
– Ты что?! Совсем мозги пропил! Совсем… А ну, стоп! – императора явно заинтересовала золотая стрелка. – Машина времени, говоришь?
Хозяин свалки что-то шепнул часам и нажал на кнопку…
Исчез он всего на шесть секунд; Вася засёк время по идущему будильнику. Вернувшись, император долго смотрел на бомжа с широко открытыми глазами.
– Как твоё имя, Чапаев? Ах, вспомнил, – Вася. Подожди, Вася, – император достал из кармана купюру в сто долларов, но потом положил её обратно.
– Вот, что, Вася. Можешь не платить мне целый год. Понял? Целый год!
Он уже говорил это на бегу, неся часы к своему крутому авто. Обгоняя всех уже на трассе, император свалки обдумывал бизнес-планы и выгоды от перемещения в прошлое. На заднем стекле обгоняющего его автомобиля лишь на мгновение увидел надпись: «Едешь лихо – пронесут тихо».
Так оно и получилось. Бизнес-планы ушли вместе с императором в могилу. Там, в мире ином, не было царства, империи – была ДЕМОноКРАТИЯ. Вася же раз и навсегда бросил пить со всеми вытекающими отсюда последствиями, а золотая стрелка опять попала на свалку. На этот раз – на свалку покорёженных автомобилей.

 

Обложка журнала №053
Архив предыдущих номеров
2017 год:
01020304
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005