Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

            ИМЕННОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ             

Размышления о Тарханкуте

Впервые я попал на Тарханкут еще в 2000 году с группой коллег-аквалангистов. Знаменитый крымский полуостров считался «Меккой» для подводников, самым интересным местом для погружений во всем Черном море.
Чудесный подводный мир запомнился на всю жизнь. На камнях среди подводных «лужаек» важно возлежали головастые, отъевшиеся бычки, лениво снимавшиеся с места при появлении человека. Крупными стайками, неутомимо работая челюстями, передвигаясь, будто на усах-щупальцах, чистили галечниковые россыпи полупрозрачные барабульки. В Крыму их еще называют «султанками» - султанской рыбкой. Можно было встретить стремительных, с голубым отливом кефалей. Осенью начиналась их миграция на восток, вдоль берегов Крыма и тогда, встретившись под водой с большим косяком, можно было десять-пятнадцать минут наблюдать, как тянется нескончаемый поток сотен рыб, которых прижимали к берегу их вековые «пастухи» - дельфины.
Населенным был и берег. Обрывистые утесы, чем так славен мыс Тарханкут, осаждали голуби, бакланы, чайки. Иногда казалось, что от их суетливой жизни шевелится весь берег.
Множество крабов, от крупных до самых мелких, затаившихся в момент появления человека на берегу, начинали выползать на свет, осторожно поднимая над краем камня бусинки глаз-перископов.
И каких только не было среди них! Черные, словно кусочки угля или комочки мазута, сплошь коричневые и с крапинками, серые в рябь, мраморные – испещренные жилками, отдающие синевой или, наоборот, с теплыми розовыми подпалинами, напоминающие непрозрачные коктебельские сердолики. Мириады этих реликтовых созданий деятельно копошились на берегу и в прибрежной полосе, уничтожая каждую крошку гнилья, плесени, выстригая до основания погибшие водоросли, набрасываясь всей оравой на сбитую прибоем или болезнью морскую собачку, бычка, на студенистое тело медузы. Наблюдая за ними, я мог только дивиться изяществу и совершенству этих природных «мусорщиков», которые неустанно трудились над вечным обновлением берега.
Потому и сохранялась здесь чистой морская вода, устремлявшая свой поток вдоль известных скал Тарханкута, вымывая в них пещеры и гроты, арки, извилистые тоннели, в которых всегда оказывалось достаточно простора и пищи для всех – больших и малых обитателей Черного моря. И, радуясь жизни, размножаясь, наполняя собой пространство вод, все они занимались общим делом: мели, скребли и чистили свой огромный подводный дом…
Но экологическая ситуация на Тарханкуте все ухудшается. Недавно побывав на полуострове, я увидел совсем новую, удручающую картину. Возле основных достопримечательностей понастроены кафе, где распивают вездесущее пиво и другие напитки покрепче, шумит музыка и рассекают водную гладь скутеры. Понятное дело, добавилось мусора, но, увы, не добавилось построенных туалетов. Они-то прибыли не приносят… Кто-то скажет – хорошо, пришли блага цивилизации, а мне печально, что постепенно «уходит» тот девственно чистый, загадочный, сакральный Тарханкут, который населяли романтики-аквалан­ги­сты.… И когда вечерами вместо шансона и попсы негромко и проникновенно звучала потертая походная гитара…
Не подведи, мой старый верный акваланг! Трудно передать волнующе-восторженное состояние нового погружения, своеобразного перехода из одного мира в другой! В опасный, но такой манящий, интересный, неизведанный мир… На дне у берега становится понятно, что крабов почти не осталось. Биологи разъяснили, что крабы погибли от того же, от чего болеем и гибнем мы, люди – от нервного стресса. Привычные к покою берега, к равномерному звуку прибоя, они не выдержали шума и постоянного беспокойства от цивилизации, которые обрушиваются на все черноморские берега в течение летнего сезона, и умирают…
Теперь, когда стало мало крабов, сократилась и видимость под водой. Сама вода полна взвеси, создающей плотную зеленовато-сизую дымку. С очисткой воды не могут справиться даже колонии мидий. Да и сами колонии изрядно прорежены. То там, то здесь в глаза бросаются белые проплешины, указывая места, где «потрудились» подводные сборщики.
Одно из двух погружений в день я посвящал сбору подводного мусора. К сожалению, гораздо чаще, чем рыб, можно увидеть банки, кульки, бутылки и самое страшное для подводных обитателей – брошенные сети. Если бы моему примеру последовал каждый аквалангист! В июле-сентябре этот участок степного берега оказывается заселен так же плотно, как пляжи Южного берега Крыма. По самым скромным подсчетам – более 3000 человек. В субботу и воскресенье это количество утраивается… Но и под водой, как и на суше, работает правило – чисто не там, где убирают, а там, где не сорят.
Кстати, именно с тотальной уборки мусора начали наводить порядок на Карадаге. Привлекли студентов-биологов, приезжавших на практику, которым захотелось побывать на знаменитом потухшем вулкане, добровольцев, ученых.
Конечно, ветер, дожди и волны счистят, соскребут дурацкие надписи (типа «Здесь был Вася»), зимние штормы выметут и сбросят в лощины и в то же море мусор цивилизации, но морю-то что с ним делать? И что делать со степью, которая за последние годы разъезжена машинами так, что нужны десятилетия, чтобы затянулись эти раны? Разрушается и сносится в море почва. Ее-то уже не восстановить… Как и популяцию тюленя-монаха. Да-да, поразительно, но еще в шестидесятые годы прошлого века вдоль берегов северо-западного Крыма жили около 500 особей. Как бы хотелось увидеть это живое чудо под водой! Но будет ли это когда-то? А ведь еще перед Второй мировой войной на них даже охотились. Тюлени-монахи попадали в рыбацкие сети в Килийском гирле Дуная, их замечали с обрывистых берегов Змеиного острова, на полуострове Тарханкут…
Уникальны и первобытные каменистые, полынные, ковыльные степи Тарханкута – без единого деревца, мягкие волны гряд с невысокими каменными курганчиками, над которыми можно увидеть истерзанный ветром куст шиповника или силуэт сидящего сокола. А еще лет десять назад – и мелькнувший пламенный хвост рыжей лисицы. Или остатки древнегреческих сооружений…
В течение десятка лет я приезжал сюда летом, и за это время Тарханкут менялся на глазах. Его села разрастались, обстраивались новыми домами, вытягивались старые улицы. Ранее маленький, пыльный, сложенный из глыб такого же известняка, на котором он стоял, городок Черноморское мог похвастаться разве что небольшой круглой бухтой, которую древние греки называли «Калос лимен», что означает «Прекрасная гавань», и остатками древнегреческого поселения на берегу. Сейчас это, как и Оленевка, крупный курортный город, напоминающий Алушту или Морское. Со всей полагающейся «инфраструктурой»…
Трудности были здесь такие же, как и в любом отдаленном сельском районе, но были и свои, специфические. Не хватало пресной воды. Большая часть земель в районе была представлена скудными почвами. Хозяйство долгое время велось по старинке. Осваивая все новые и новые площади, люди подрывали остатки плодородия, разрушали слагавшиеся тысячелетиями биоценозы. Земля скудела на глазах, «черные бури» уносили в море верхний, распаханный теперь плодородный слой. Химические удобрения и гербициды уничтожали флору и фауну участков, прилегающих к сельскохозяйственным угодьям. На них замирала жизнь и начиналось разрушение…
А ведь анализы пыльцы растений в слоях древних поселений показали, что еще сравнительно недавно полуостров представлял собой не степь, а лесостепь. В образцах присутствовала пыльца дубов и вязов как основных пород деревьев. Под их пологом росли клены, тополя, ясени, повсеместно встречались заросли ольхи и лещины. Так что же произошло? Как утверждают археологи, преобразование Тарханкута в пустынную степь начали древние греки, которые повели беспощадную войну с лесом, занимавшим лучшие, наиболее пригодные для земледелия каштановые почвы. Кустарники просто выжигали. Все остальное довершили многочисленные стада излюбленных греками коз. Все, до чего они могли дотянуться, съедали, остальное вытаптывали, оставляя после себя голую степь, беззащитную перед дождями и ветрами… Но, похоже, история никого не учит…
С каждым годом я замечал на полуострове все меньше и меньше животных и птиц. Совсем исчезли дрофы, перепела, почти перевелись зайцы, а вместе с ними – множество мелких видов, которыми питались степные хищники.
Думаю, что выход - в создании заповедника. Причем комплексного, объединяющего в себе защиту уникальной природной «архитектуры», флоры и фауны, исторических объектов. Он поможет спасти то, что пока еще можно спасти, начав планомерное наступление на пустыню. Сначала -восстанавливая древесно-кустарниковую растительность по склонам и верховьям балок, используя воду из подземных резервуаров (скважины были пробурены еще в середине двадцатого века). Оттуда посадки шагнут в долины, даже если придется поступиться какой-то частью пахотных земель. Все это окупится очень скоро, когда взметнувшиеся леса станут естественными конденсатами влаги и смогут вновь оживить давно пересохшие источники. Разумеется, нужна государственная программа с немалым финансированием. Важно, чтобы создание заповедника не ограничилось постройкой заборов, шлагбаумов и наймом неприветливых личностей в камуфляже. С последующим вымоганием неизвестно куда идущих «рекреационных» (?) и других сборов. И чтобы сознательные, уважающие чистоту и природу любители подводного спорта и далее могли наслаждаться красотой полуострова, по возможности помогая в его очистке. Подобная практика с успехом применяется в Непале при выдаче разрешений на восхождение на Эверест и другие горы. Альпинисты обязаны вынести с горы определенное количество скопившегося там мусора.
Как своеобразный символ возрождения и надежды на мысе Тарханкут, в районе Большого Атлеша появилась первая православная церковь необычной формы. По-прежнему привлекают туристов знаменитые «Арка», «Блюдце любви», старинный маяк – неспроста здесь снимали знаменитые фильмы «Человек-амфибия», «Акваланги на дне», «Пираты ХХ века». Как своеобразная компенсация за обедневшее море прибавились интересные объекты, созданные человеком – подводные «Аллея вождей» и музей якорей, расположенные на глубине 15-20 метров. Приезжайте, пока еще нет кордонов! Но, пожалуйста, ведите себя не как хозяева природы, а как ее друзья!

Текст и фото – Игорь Ермолаев

Обложка журнала №054
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005