Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

             ИМЕННЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ             

УЧАТ В ШКОЛЕ

Ботанику я забыл, а спроси, зачем я помню, что Селевк Первый в триста шестом году до нашей эры победил какого-то Чандрагупту…
И.А. Гончаров. Обломов

Что вам легче вспомнить: самое полезное, что вы учили в школе, или самое бесполезное?
Из бесполезного мне сразу вспоминаются «Апрельские тезисы» и планы школьных сочинений (никогда не пользуюсь планом), а из полезного… хороший устный счет, грамотность и способность трудиться при отсутствии интереса к изучаемому предмету. Не так мало, но и не так много. Не стоило десять лет тратить, чтобы научиться грамотно писать и считать в уме. Остальные знания, полученные лично мной, составляют балласт – нельзя сказать, чтобы они были бесполезны, но и пользы они мне не принесли. Когда дети задают вопрос по истории, биологии, физике или географии, я только смущенно покашливаю. У меня ощущение, что я в школе не училась. Я не помню почти ничего. Даты и научные термины вызывают в голове какие-то смутные ассоциации – и не более того.
Почему такой чудовищно низкий КПД? Как и предсказывали мне родители, в университете мне было учиться значительно легче, и КПД усвоенных знаний на порядок выше. Университетскими знаниями я живу по сей день. «Красный» диплом университета достался куда легче, чем троечный, кровью и потом добытый аттестат. Наверно, дело в заинтересованности и более узкой специализации, а главное – в осмысленности обучения. Разница между дифтонгом и дифтонгоидом куда понятней моему гуманитарно заточенному мозгу, чем между пестиком и тычинкой, и между параболой и гиперболой.
Британские ученые недавно сделали открытие. Оказывается, вся система школьных поощрений и наказаний весьма неэффективна. Увеличение количества вручаемых грамот и золотых звездочек не повышает успеваемость, увы. Приятно принести родителям награду или показать очередной стикерс в тетради, но это никак не стимулирует мозг школьника. Стимулом, наградой для мозга является интерес. Конечно, мы всегда об этом знали. Но как-то недооценивали.
На курсах повышения квалификации теперь твердят о практическом применении знаний, об их немедленном использовании, об осмысленном обучении. «Embedding», одним словом. «Встроенная» грамотность, «встроенная» грамматика, «встроенная» арифметика. Не отдельно взятая, оторванная от жизни арифметика, а поданная на примерах из жизни. И это работает. Не будет 18-летний парень, с грехом пополам окончивший школу, заморачиваться с абстрактными задачами. Он в школе благополучно от них отлынивал. А в ПТУ, обучаясь на слесаря или электрика, ему предлагаются задачи, непосредственно связанные с его ремеслом. От них зависит его сегодняшняя, а не завтрашняя-послезавтрашняя зарплата. И он их решает.
Я всегда подозревала о необходимости осмысленного обучения. Помню, прочитала в детстве рассказ времен Великой Отечественной войны о мальчике, которому надо было решить задачу об апельсинах, а он, голодающий малыш, и представить себе их не мог. Тогда учительница заменила апельсины на снаряды, чтобы разить врага, и он сразу посчитал.
Есть дети, которые хорошо учатся просто потому, что это от них требуется. Полно детей, не нуждающихся в дополнительных стимулах, прекрасно вписывающихся в систему, понимающих инструкции и отвечающих требованиям.
А я хочу высказаться от лица не вписавшихся. Такие люди не выносят формализм, не понимают формат, отказываются сотрудничать, если не видят целесообразности обучения. Их способности не бывают оценены, и они уходят в «подполье». Для себя, ради собственного интереса они способны на многое, горы свернут и ночей не будут спать, пытаясь постигнуть интересное.
Например, старший сын всегда любил и чувствовал музыку, играет на пианино, слушает классику. В школе по музыке выше «тройки» никогда не получал, потому что «школьная музыка ничего общего с настоящей музыкой не имеет». Учительница подозревает о неординарных способностях, но не будет же она давать ему индивидуальные задания в ущерб учебному процессу. Сказано: написать очерк о творчестве Боба Марли – пусть пишет и не выпендривается. А Шостаковича мы в школе не проходим.
Я робко поинтересовалась у сына, не может ли он, просто ради оценки, написать злополучный очерк хотя бы на «четыре» и вообще соответствовать школьным требованиям, но ответ был отрицательным. Я на него не сержусь. Он – в маму.
С одной стороны, я давно разочарована в массовом обучении. Как можно одновременно обучать тридцать очень разных человек? С другой стороны, я никогда не уйду в диссиденты и не переведу детей на домашнее обучение, потому что школа дает навыки общения и худо-бедно готовит к жизни. Я насмотрелась на детей, обучаемых дома, и меня не оставляет ощущение ущербности и искусственности этого выбора (я не говорю о детях, для которых домашнее обучение является вынужденным).
Потом, всегда есть надежда, что среди десятков учителей найдется хотя бы один, который сыграет добрую роль в жизни детей, заразит живым интересом к своему предмету и, возможно, предопределит выбор профессии.
Покойный дедушка мужа, лауреат Сталинской премии, всегда вспоминал школьного учителя математики с благодарностью: «Мы быстро решали положенные задачи, а остаток урока играли в шахматы». Это было не в ущерб обучению. Учитель так организовал учебный процесс, что всё предписанное программой решалось с энтузиазмом и легко. Мои дети прощают учителям тяжелый характер, вспыльчивость, эксцентричность и даже порой несправедливость. Не прощают одного – равнодушия. Да, равнодушное отношение и есть самая большая несправедливость.
Как могут родители помочь детям, сгладить негативные стороны массового обучения? Создавать обучающую среду дома с раннего возраста, поощрять детский интерес к окружающему миру, читать, рисовать вместе, играть (многие дети не умеют играть, а это отразится на обучении). А главное – почаще выключать телевизор и компьютер.
В кружки раннего развития я не верю. Я думаю, в раннем возрасте внимание мамы или бабушки (при выключенном телевизоре) гарантирует успешное развитие, прочее – от моды или тщеславия. Я также считаю, что у детей обязательно должно быть свободное время: нагрузив ребенка занятиями и знаниями, надо дать ему время переварить их в тишине, наедине с самим собой. Все эти «мамы-тигры» и «папы-орлы», безусловно, добиваются больших результатов и гарантируют успешную карьеру своим детям, но чего-то важного они их лишают. Дисциплина здесь совсем замещает творчество. А без творческого начала нет ни ученого, ни художника, хотя спортсмена вырастить можно.
Еще важно поддерживать своих детей, быть на их стороне. Если ребенок чувствует понимание со стороны родителей, ему будет легче справиться со школьными трудностями.
В свое время меня очень поддер­живал отец. Получив очередную «тройку» по математике или физике – без пяти минут «четверку», я очень расстраивалась: учишь-учишь, трудишься-трудишься, а опять «четверка» сорвалась. Папа меня утешал: «Главное, что ты трудишься на "пять", а что получишь – не столь важно. Труд не пропадает». И такое отношение давало мне силы идти дальше.

Автор: Людмила Селенская

Обложка журнала №056
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005