Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              ИМЯ В ИСТОРИИ             

ТАНК Т-34: Николаевский след

Если глубоко проанализировать то или иное событие в истории, мы сталкиваемся с тем, что нам уже преподносят написанные аккуратно отретушированные модели событий и фактов, с перечислением их героев или антигероев, делаются утверждающие, претендующие на аксиому, их причины и выводы. Получается такой себе вердикт, к которому уже негоже подходить последующим поколениям со своими исследованиями, переосмыслением, оценками и т. д. Да и как «подойдешь», когда первоначальные документы находятся «под семью замками» или уничтожены. К большому сожалению, большинство населения такое положение вещей вполне устраивает, они с легкостью «потребляют» продукт чьих-то фантазий или домыслов, которые отвечали воле сильных мира сего в разные отрезки времени. Но, чтобы не привлекать внимание к переоценке и переписыванию отдельных фрагментов истории, подбрасывают идеи в виде сенсаций, уводящих в сторону от нужных направлений историческую науку.
Так уже много десятилетий «тлеют» вопросы: кто открыл Америку? были ли американские космонавты на Луне? где находится Атлантида? и др. По прошествии десятилетий устраивают дискуссии о приоритете на то или иное открытие среди ученых мужей. Порой это делается для того, чтобы если не опровергнуть, то хотя бы попиариться на фоне известных всему миру личностей. Взять, к примеру, направление эволюционной мысли, основанное на идеях Ч. Дарвина.
Аналогичная ситуация – в вопросе, кто же является создателем танка Т-34? Один, два, три «отца» у легендарного танка, а может, весь коллектив КБ, опытного производства? Или выгоднее отдать пальму первенства одному? Но обо всем по порядку.

ЭНа Харьковском паровозостроительном заводе имени Коминтерна (сегодня – завод транспортного машиностроения имени В. А. Малышева, – прим. авт.) поисковые работы по танкостроению начались еще в 1926 году, когда в КБ тракторного отдела было создано танковое специальное конструкторское бюро, а в тракторном цехе – участок сборки танков.
Во второй половине 1936 года ХПЗ имени Коминтерна был переименован в завод №183. Приказом наркома тяжелой промышленности СССР С. Орджоникидзе от 28 декабря 1936 года начальником танкового КБ завода №183 был назначен М. И. Кошкин. До этого он непродолжительное время работал заместителем главного конструктора Ле­нин­градского завода №185 и стал кавалером ордена Красной Звезды за участие в создании первого отечественного «толстобронного» среднего танка Т-46-5.
На завод №183 М. Кошкин приехал в тяжелый период «чисток» и «репрессий». Поводом послужили массовые поломки шестерен в коробках передач на танках БТ-7. Его предшественник А. О. Фирсов был смещен с должности, но продолжал работать в КБ вплоть до ареста, передавая кропотливо дела своему «преемнику».
Менее чем через год под руководством М. Кошкина, с участием его ближайших помощников А. Морозова и Н. Кучеренко, других конструкторов была выполнена модернизация танка БТ-7 с установкой в нем дизель-мотора В-2. Это был первый в мире танк с танковым дизелем!
Завершалась сборка опытных образцов нового среднего танка. Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года. Испытания, проходившие в феврале – марте, подтвердили их высокие технические и боевые качества. 5 марта 1940 года М. И. Кошкин отправился с танками из Харькова в Москву, чтобы продемонстрировать плоды творческой работы КБ и рабочих завода руководству государства. Ему предлагали отправить танки на железнодорожной платформе. Но главный конструктор отказался и лично возглавил этот пробег.
На Ивановской площади Кремля 17 марта 1940 года танки Т-34, а также другие боевые машины, изготовленные на других заводах, были продемонстрированы членам правительства. После смотра на высшем уровне танки прошли испытания на подмосковном полигоне и на Карельском перешейке. В итоге танк Т-34 получил высокую оценку самого И. Сталина, и ему была дана путевка в жизнь.
В апреле 1940 года, возвращаясь своим ходом в Харьков, под Орлом один из танков опрокинулся в воду. Помогая его вытаскивать, уже простуженный М. Кошкин промок, что усугубило болезнь. По возвращении на завод он был госпитализирован.
На заводе шла работа по подготовке к серийному выпуску Т-34. Напряженная работа окончательно подорвала его здоровье. Вызванный из Москвы хирург прооперировал его – удалил легкое. Но, к сожалению, это не помогло. 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом М. И. Кошкин скончался. Вместо него руководителем КБ стал Александр Александрович Морозов.
В 1980 году на большой экран вышел художественный фильм «Главный конструктор», снятый кинорежиссером Владимиром Семаковым на Свердловской киностудии. Фильм точь-в-точь повторяет все реальные события тех лет и право быть единственным создателем уникального танка отдает М. Кошкину. С этого фильма пошло и поехало: книги, статьи: Кошкин и никто другой – создатель одного из видов оружия Победы.
За появление первых ростков правды о настоящих «отцах» Т-34 мы должны быть благодарны Ларисе Николаевне Васильевой – известной советской и российской поэтессе, прозаику, драматургу, общественной деятельнице. Она первой в своих публикациях громко обозначила роль А. Фирсова во всей этой истории и место его в истории танкостроения вообще. 6 ноября 1988 года в газете «Правда» (№311) была напечатана ее статья «Без них нельзя». В ней она попыталась расставить правильные акценты и написала почти правдивую биографию Афанасия Фирсова. Подняла на поверхность еще десяток забытых фамилий, в т. ч. автора танкового сердца – Константина Федоровича Челпана.
Что подтолкнуло ее на этот путь воскрешения настоящей Правды? Наверное, ее отец и, безусловно, светлая память о нем.
Николай Алексеевич Кучеренко – советский инженер-конструктор, один из создателей танка Т-34. С 1 марта 1931 года после окончания института поступил в КБ на ХПЗ, где работал до эвакуации завода. Он с М. И. Кошкиным, А. А. Морозовым участвовал в создании опытных образцов А-20 и А-32, а также серийного среднего танка Т-34, принятого на вооружение 19 декабря 1939 года. Конечно же, он работал вместе с А. Фирсовым.
Наверное, нашлись и другие причины рассказать, как все было.
Здесь уместно привести строки из рукописи «Воспоминание о танкостроителях и дизелестроителях» Василия Никитича Васильева, стоявшего у истоков создания двигателя танка Т-34: «Официальная советская историография связывает создание знаменитого танка Т-34 исключительно с именем главного конструктора Михаила Кошкина, сменившего в декабре 1936 года репрессированного Афанасия Фирсова. Но основы для создания Т-34, его первичный технический облик, основные боевые характеристики были заложены еще при Фирсове. Уже в конце 1935 года на столе главного конструктора лежали проработанные эскизы принципиально нового танка: противоснарядное бронирование с большими углами наклона (эквивалентная толщина носа – 90 мм), длинноствольная 76,2 мм пушка, дизельный двигатель В-2, масса до 30 тонн, отказ от колесно-гусеничного движения в пользу чисто гусеничного. Ближайшими помощниками в этих разработках были Александр Морозов и Михаил Таршинов.
Такая же коллизия имела место и при создании знаменитого дизеля В-2, который до сих пор применяется на современных танках. Первопроходец – Константин Челпан, его преемник – Иван Трашутин».
Безусловно, сказанное выше не умаляет заслуг Кошкина, но и приписывать все лавры ему или еще нескольким инженерам, напрочь исключив из этого списка А. Фирсова, очень крупная, на наш взгляд, историческая и чисто нравственная ошибка.
11 июля 2013 года в статье «Очень красивое творение рук человека» нашей землячки Елены Васильковой, опубликованной в «Российской газете», сказано, что побудило Л. Васильеву разложить все по полочкам. В свое время она пообещала своему отцу написать о нем книгу: о его жизни, об истории Т-34. Он не возражал, но попросил, что если она будет писать, то чтобы никого не забыла и не обидела. Также он среди прочих фамилий назвал и Афанасия Фирсова: «С него все начиналось. Без него бы ничего не было».
Она исполнила данное отцу обещание – издала в соавторстве с коллегами не одну, а две книги об отце, построенных на архивных материалах: «Правда о танке Т-34» и «Николай Кучеренко. 50 лет в битве за танки СССР». По ее инициативе и при поддержке мэра Москвы Ю. М. Лужкова, губернатора Московской области Б. В. Громова был построен и в 2001 году открыт на 37-м километре Дмитровского шоссе в деревне Шолохово единственный в мире музей, посвященный Т-34. Лариса Васильева много сил и времени отдала на восстановление непростой истории и ее персон. Она встречалась с сыном и дочерью А. Фирсова, работая над материалами для книги, приезжала в город Николаев.
К сожалению, о периоде жизни и деятельности Афанасия Фирсова в нашем городе в тех публикациях, с которыми нам удалось ознакомиться, написано очень кратко. В одной из публикаций Л. Васильевой сказано дословно: «В Николаеве Фирсов проработал недолго. Его пригласили в Ленинград на завод «Русский дизель».
В упомянутой выше статье Е. Васильковой она со слов Л. Васильевой, констатирует, что до своего ареста в 1930 году в Ленинграде «Фирсов работал главным инженером на судостроительном заводе моего родного города Николаева» (он работал главным инженером по дизелестроению на заводе Андре Марти, - прим. авт.).
Поэтому, проанализировав и изучив имеющиеся материалы, нам хочется более подробно рассказать о жизни и инженерном пути А. Фирсова и, конечно же, о николаевском периоде его биографии.
Афанасий Осипович Фирсов родился в апреле 1883 года (к сожалению, дату рождения установить не удалось, месяц рождения дается впервые, - прим. авт.) в г. Бердянске в многодетной семье (с ним – одиннадцать братьев и три сестры) бердянского купца Осипа Фирсова. Отец имел несколько магазинов, владел восемью домами. Он хотел, чтобы Афанасий продолжил его дело. Но Афанасий, окончив железнодорожное училище, решил получить высшее техническое образование. Его поддержала и супруга Людмила Харитоновна. Продав ее свадебное приданое, они уехали за границу.
Афанасий окончил высшую техническую школу в Митвайде (Германия) и политехнический институт в Цюрихе (Швейцария) (Это высшее учебное заведение и сегодня является одним из самых престижных технических вузов мира; среди его выпускников – 22 лауреата Нобелевской премии, в том числе Вильгельм Конрад Рентген и Альберт Эйнштейн, - прим. авт.). Специализировался на дизелях. Получив высшее образование, чтобы набраться опыта, пошел на завод «Зульцер» рядовым сборщиком. Вскоре его перевели на конструкторскую работу.
Когда началась Первая мировая война (1914 г.), А. Фирсову предложили остаться в Швейцарии. Руководство завода гарантировало ему получение подданства и приличный заработок. Но он с женой, двумя сыновьями и дочерью вернулся на Родину. Инженер-конструктор Фирсов был принят на Коломенский машиностроительный завод и стал работать над созданием дизелей для подводных лодок.
После октября 1917 года, в течение первых пяти лет Фирсов – начальник губернского управления профессионального образования, затем пять лет – до апреля 1927 года – работал главным механиком завода «Красная Этна» в Нижнем Новгороде. Там он проживал по адресу: ул. Канатная, №30, кв. 2. В начале лета 1927 года коллектив завода торжественно проводил его на работу в Николаев на Николаевские государственные заводы имени Андре Марти (далее НГЗ).
В Государственном архиве Николаевской области (ФР.-571, картотека) хранятся четыре учетных и личных заводских карточки А. О. Фирсова. Они поведали нам пусть и небольшую, но ценную информацию о его периоде работы на НГЗ.
24 июня 1927 года он был принят на должность помощника главного инженера и заведующего дизельным строительством завода с окладом 450 рублей в месяц. Проживал А. О. Фирсов в гостинице завода А. Марти по адресу: ул. Московская, 57.
С 24 февраля 1928 года приказом № 192 от 27.02.28 он назначен главным инженером по дизельному строительству. На период работы ему выдавались нагрудные бляхи-пропуски на территорию завода за №№ 6, 1301, 1031. Если они имеются у кого-то в коллекции или среди экспонатов музеев, то теперь точно знаем, кому они принадлежали.
В Госархиве Николаевской области хранится дело (ФР.-5859, оп. 2, д. 6136, 103 л.) – «Обвинительное заключение по делу о контрреволюционной вредительской группе на Николаевских объе­диненных судостроительных заводах имени Андре Марти». Из проходивших по делу Николаевского окружного отдела ГПУ 17 лиц привлечены были к следствию и переданы дела суду на 10 человек, в т. ч. и на А. Фирсова. В деле написано: «…Большинство из них – бывшие дворяне, офицеры, ярые противники Советской власти. Вот краткое социальное прошлое и политическая физиономия их».
К большому сожалению, А. О. Фирсов попал под кампанию чисток среди представителей старорежимного сословия на предприятиях и в организациях города, к которому причислили и его как обучавшегося в свое время за границей. Им всем были предъявлены нелепые обвинения по 7 вредительским актам, в результате которых «…был разрушен завод «Темвод», построенный в 1916 году, стоимостью 12 000 000 рублей, разрушен завод «Ремсуд», оборудованный для постройки подводных лодок, а также проводилась работа по срыву и удлинению сроков строительства военных и коммерческих судов и перерасходованию денежных средств» и т. д.
Касательно Фирсова в деле говорится: «…прибыл на завод для развития работ по выпуску судовых дизелей мощностью 1400 сил фирмы «Зульцер». Является участником контрреволюционной вредительской группы на Николаевских государственных судостроительных заводах имени А. Марти, зная о том, что дизеля «Зульцер» можно начать работой и выпускать с имеющимся инструментом, настаивал на том, что для выпуска их необходимо заказать инструмент за границей, благодаря чему к выпуску дизелей приступлено не было».
В дальнейшем, указывается в документах следствия, «для выполнения заказов были закуплены четыре пары дизелей на фирме «Зульцер» стоимостью 1,5 млн. рублей золотом».
На листе 73 вышеупомянутого дела читаем следующее: «В июне месяце 1927 года для организации работ по изготовлению дизелей фирмы «Зульцер» по заключенному с ними лицензионному договору на НГЗ одновременно прибыли главный инженер по дизелестроению Фирсов, его заместитель Куприянов и нач. литейных цехов Лясковский. Причем с момента поступления было поставлено условие, по которому завод обязан был принять обязательно всех троих на вышеуказанные должности, в противном случае – ни один из них не согласится оставаться.
Фирсов в свое время несколько лет работал в Германии в фирме «Зульцер» и близко знаком с Куприяновым и Лясковским».
Вменялись ему в вину и другие факты, явно являющиеся плодом фантазий следователей. Да, действительно, ряд проходивших по делу лиц – выходцы из дворян, бывшие офицеры царской армии. Но все они были образованными и отвечали всем требованиям, необходимым для выполнения профессиональных обязанностей.
Как никто, наверное, имея опыт работы на фирме «Зульцер» за границей, А. О. Фирсов знал всю технологическую цепочку производства новых дизелей, но разве это имело значение, когда было открыто громкое дело по «группе вредителей»? К тому же ряд свидетелей дали абсурдные показания против Фирсова и его коллег. Притянутая «за уши» «деятельность группы» видна из схемы, составленной сотрудниками ОГПУ. В нее были включены: бывший директор-распорядитель завода «Наваль» Н. И. Дмитриев, проживающий во Франции, Германское консульство в г. Харькове, посольство Германии в Москве, непосредственно фирма «Зульцер» в Германии. В ходе следствия А. О. Фирсов и П. В. Лясковский виновными себя не признали. Большинство «вредителей» получили различные сроки заключения в тюрьме и лагерях, в ряде случаев – с конфискацией имущества.
Из учетной заводской карточки следует, что 30 августа 1929 года А. О. Фирсов уволился с завода имени А. Марти по собственному желанию. Он уехал к семье в Ленинград. Был приглашен на завод «Русский дизель».
Шел тридцатый год. Начался процесс над членами Промпартии. Среди обвиняемых находился близкий знакомый Фирсова, да еще было свежо в памяти ОГПУ «николаевское дело». Он был арестован и приговорен к заключению в концлагере на 5 лет.
Острый кадровый голод на равных ему специалистов решил вопрос в его пользу. 18 сентября 1931 года Фирсову заседанием комиссии ОГПУ оставшийся срок изоляции был заменен условием полной несвободы – работой в одной из первых появившихся «шарашек» в Москве (жаргонное название НИИ и КБ тюремного типа НКВД/МВД СССР, в которых работали заключенные ученые, инженеры, техники. Через них прошли многие выдающиеся ученые и конструкторы. Множество новых моделей военной техники и вооружения были созданы заключенными «шарашек», - прим. авт.). Из статьи Л. Васильевой узнаем: «…как рассказал он потом сыну», кормили хорошо, на столах стояли вазы с фруктами». Работа шла под непосредственным руководством С. Орджоникидзе. Именно здесь Фирсов стал заниматься проблемами танкостроения, отсюда в 1931 году был под охраной отправлен в Харьков на завод имени Коминтерна». Там в это время активно развивался один из центров танкостроения в СССР.
В КБ завода его встретил молодой, сильный коллектив конструкторов. С Фирсовым дело пошло быстро. 6 декабря 1931 года А. О. Фирсов возглавил специальное конструкторское бюро машиностроения – секретное танковое КБ.
По свидетельству современников, А. О. Фирсов с головой окунулся в работу. В воздухе витал дух войны, стране нужен был надежный щит. Таковым на то время были танки.
Он находился под круглосуточным контролем ОГПУ. Жил при заводе сам. Семья осталась в Ленинграде и проживала по адресу: Кронверкский проспект, № 27, кв. 8.
Афанасий Осипович был инженером с энциклопедическими знаниями, умел хорошо и четко организовать свой труд и труд подчиненных ему людей. Фирсовская аккуратность была примером, и многие старались перенять эту черту, учились любое задание выполнять тщательно и точно. Выдержанный, уравновешенный в общении, как высокий профессионал Фирсов стремился свой бесценный опыт передать подчиненным. По его указаниям конструкторы периодически в цехах следили за ходом сборки боевых машин. Отправлял конструкторов на курсы механиков-водителей. Таким образом, соединял теорию с практикой. Вместе с подчиненными изучал технические новинки зарубежных фирм, поощрял изучение иностранных языков и т. д.
Под руководством А. О. Фирсова были созданы танки БТ-5 и БТ-7. В 1935 году А. О. Фирсов был награжден одной из высших в то время наград – Почетной Грамотой Центрального Исполнительного Комитета СССР.
В 1935 году ХПЗ передал танк БТ-7 в серию. Завод наградили орденом Ленина, А. О. Фирсова – орденом Красного Знамени.
Большая дружба связывала главного конструктора с руководителем дизельного отдела завода К. Челпаном, почти его земляком, уроженцем села Чердакли Мариупольского уезда. Челпан не раз свидетельствовал, что для создания нового дизельного мотора много сделал А. Фирсов.
В 1936 году А. Фирсов обвинен во вредительстве из-за неполадок в коробках передач танков БТ-7, был отстранен от руководства КБ. В короткое время было рассмотрено несколько решений новой коробки передач, из которых в производство ушла конструкция, разработанная А. А. Морозовым под руководством А. О. Фирсова.
А. О. Фирсов проектирует установку огнемета и дымовых приборов на танк, лично встречает и вводит в курс дела нового руководителя КБ М. И. Кошкина.
Но «николаевское дело» сыграло роковую роль. 15 марта 1937 года А. О. Фирсов арестован. В группе «вредителей» из числа работников завода и военной приемки АБТУ РККА был директор завода И. П. Бондаренко и К. Ф. Челпан.
10 декабря 1937 года А. О. Фирсова расстреляли.
В 1956 году он был реабилитирован «за отсутствием состава преступления». Но даже после реабилитации его имя забыли до конца 80-х годов ХХ века.
Дети с достоинством и честью пронесли через всю жизнь его фамилию и память о нем. Старший сын Игорь с первых дней Великой Отечественной войны ушел добровольцем на фронт и погиб, защищая Ленинград. Дочь Ольга как первоклассная альпинистка в 1941 году маскировала шпиль Ленинградского Адмиралтейства от налетов немецкой авиации, награждена орденами. Сын Олег стал инженером-дизелистом, главным конструктором судостроительного завода в Ленинграде, лауреатом Государственной премии СССР.
Анализируя материалы, появившиеся за последние годы, ловим себя на мысли: а воздано ли должным образом создателям Т-34?
10 апреля 1942 года М. И. Кошкин (посмертно), А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко были удостоены Сталинской премии «За разработку нового типа среднего танка».
Указом Президента СССР № 824 от 4 октября 1990 года Михаилу Ивановичу Кошкину было присвоено звание Героя Социалистического Труда (посмертно).
Александр Александрович Морозов стал дважды Героем Социалистического Труда (1942, 1974), лауреатом Ленинской премии (1967), второй и третий раз удостоился Сталинской премии (1946, 1948), награжден одиннадцатью орденами СССР.
Николай Алексеевич Кучеренко еще дважды, в 1946 и 1948 годах, становился лауреатом Сталинской премии, награжден шестью орденами СССР.
В годы войны Первое городское кладбище в Харькове, на котором был похоронен М. И. Кошкин, немецкая авиация стерла с лица земли. Могилы Кошкина нет. Сегодня там – территория Молодежного парка.
Нет могилы и А. О. Фирсова. Какая могла быть могила и память о «враге народа»?
Н. А. Кучеренко похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. На его могиле – скромная надпись: «Создатель танка Т-34» (подчеркнем – не один из создателей, – а создатель! – прим. авт.). В правом углу нагробного памятника прикреплена выполненная в масштабе из бронзы модель танка Т-34.
А. А. Морозов похоронен на 2-м городском кладбище в Харькове. На памятнике без лишних слов выбито изображение Т-34.
Почему такой участи заслужил А. О. Фирсов – сегодня трудно объяснить, есть догадки, предположения. Если взять по опыту и стажу работы, качеству образования – ему не было равных среди его окружения, но это – повод для последующих дискуссий.
Да, вот еще о чем забыли сказать. Вышли на сайт workingmama за информацией о музее истории танка Т-34, где дословно говорится: «В музее Т-34 дети узнают, что этот удивительный танк был создан конструкторами Михаилом Кошкиным, Александром Морозовым и Николаем Кучеренко». А где же А. О. Фирсов?
Надеемся, что к 70-летию Победы заслуги Афанасия Осиповича Фирсова перед украинским народом, его вклад инженерной мысли в оружие Победы над гитлеровской Германией будет по достоинству оценен в нашем государстве.
А как вы считаете, дорогие читатели?

ИМЕНА - Евгений Горбуров, Кирилл Горбуров, кандидаты исторических наук, г. Николаев.

Обложка журнала №056
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005