Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network


     СПЕЦИАЛЬНЫЙ КОРРЕСПОНДЕНТ     

«Не дай мне остаться в донецкой траве!»

Мысль съездить в зону АТО и воочию увидеть, как там несут службу николаевские милиционеры, возникла у меня еще с начала лета. Но эта поездка откладывалась по различным причинам. Вскоре было объявлено перемирие, и руководство дало свое добро на мою поездку.

На плацу стоял автобус, куда бойцы специальной роты милиции (бывшая рота милиции особого назначения «Беркут») грузили ящики с патронами, рюкзаки с личными вещами с прикрепленными к ним карематами (ковриками для отдыха на земле), паки с водой. Часть бойцов была в уже знакомой пятнистой форме «Беркута» и в краповых беретах. Это были преимущественно те, кто прослужил в данном спецподразделении не один год. На других бойцах – полевая форма нового образца «горка». Все бойцы - в бронежилетах, разгрузочных жилетах с множеством карманов, вооружены автоматами и пистолетами. А в проходе автобуса замечаю пулемет РПК, который один из остряков окрестил «Федькой»…
Как оказалось, в этот раз в зону АТО сроком на месяц отправлялся взвод бойцов, среди которых 16 человек ехали туда впервые. Их пришли проводить матери и жены, некоторые даже с маленькими детьми. Среди провожающих своих воспитанников - бывший командир РМОН «Беркут» Иван Григорьевич Коленченко. Он дал бойцам напутствие: не уронить честь спецназа и главное - вернуться домой живыми и здоровыми… Вскоре прозвучала команда: «Становись!». Заместитель начальника УМВД, полковник милиции Сергей Драчевский доложил начальнику УМВД подполковнику Виталию Гончарову, что личный состав роты готов для поездки в район дислокации. Поздоровавшись с бойцами, В. Гончаров задал им вопрос: есть ли среди них те, кто передумал ехать в зону АТО? Конечно же, таких не нашлось. Затем начальник УМВД дал бойцам напутствие: нести службу строго по Уставу. И применять оружие на поражение только при крайней необходимости. После чего также пожелал им вернуться домой живыми и здоровыми. Отец Виктор прочитал благословенную молитву, после чего окропил бойцов святой водой и каждому подарил иконку, которую бойцы спрятали в карман бушлата, поближе к сердцу.
После соблюдения всех необходимых формальностей автобус тронулся. Провожавшие его женщины махали руками. Некоторые украдкой вытирали набежавшие на глаза слезы. Увидев это, бойцы вначале приутихли. Но стоило автобусу выехать на улицы Николаева, как они, пытаясь снять напряжение, стали подтрунивать друг над другом. А когда тот выехал за город, в руках одного из бойцов появилась гитара. И зазвучала песня Виктора Цоя «Капля крови на рукаве». При этом некоторые слова из припева были им несколько интерпретированы. Так, вместо слов: «Пожелай мне удачи в этом бою», звучало: «Пожелай мне победы в этом бою». А вместо слов: «Не дай мне остаться в этой траве», звучало: «Не дай мне остаться в донецкой траве!». Эту символическую песню исполняли даже те, у кого вообще не было голоса. И от ее слов, вырывавшихся из мужских глоток, дрожали стекла автобуса. Далее звучали лирические и народные песни. Благодаря им у бойцов заметно поднялось настроение.
Я же решил не терять времени и обратился к Олегу, сорокалетнему крепышу, за плечами которого уже свыше двадцати лет службы в данном спецподразделении. Узнав, что он ранее уже нес службу на блокпосту, я задал Олегу банальный вопрос, мол, не было ли ему страшно все это время? На что тот ответил весьма прямолинейно: «Не страшно только мертвым!». Лучше и доходчивее не скажешь…
Ехали мы всю ночь. Ранним утром скорость движения пришлось снизить из-за тумана. Но на подъезде к Славянску нас встретило яркое солнце и в багрянец одетые леса. Даже и не верилось, что недавно здесь шли боевые действия. О них напоминали лишь остатки уже разобранных на дальних подступах к городу блокпостов. А на полях, вплотную примыкавших к трассе Харьков-Ростов, чернели еще не засыпанные траншеи и окопы. Кроме этого бросилась в глаза такая особенность: на лобовых и задних стеклах многих встречных и обгоняющих нас легковых автомобилей были наклеены белые листы бумаги. А на них большими буквами было написано: «ДЕТИ». Бойцы объяснили мне, что таким образом водители стремятся обезопасить себя от расстрела террористами из «зеленки»…
А вот и наш блокпост, расположенный на окраине города. Здесь нас уже с нетерпением ждали бойцы, несшие тут службу целый месяц. Эта встреча была весьма эмоциональной: объятия, шутливые реплики, дружеские подначки. Но эту кутерьму пресекла команда: «Строиться!», которая была выполнена четко. После переклички бойцы, которые прибыли для ротации, быстро разгрузили автобус, а те, кто должен был уезжать, начали загружать его своими вещами. Мне сразу же бросилось в глаза, что почти все из них за этот месяц (оказывается, по негласной традиции), отпустили бороды. Поэтому со стороны в своей защитной форме и беретах, каждый был похож на легендарного кубинца Че Гевару…
Тем временем я решил осмотреться на местности. Но тут мой пыл быстро остудил командир блокпоста: «В «зеленку» не входить. Здесь вокруг поставлены «растяжки», мины и сигнальные ракеты».
Вняв его совету, я решил посмотреть на условия, в которых ныне живут бойцы. Конечно же, это не дом отдыха и здесь нет мягких кроватей с подушками. Ночевать доводится в помещении бывшей СТО, а пищу готовить во дворе на костре. И мыться в летнем душе, грея воду на том же костре. Но в таких спартанских условиях живут и несут службу на большинстве блокпостов: как работники милиции, так и военные. У наших бойцов хоть есть водопровод и электроэнергия, а значит и возможность зарядить мобильные телефоны. Поэтому они не ропщут: главное, что есть крыша над головой, возможность поесть горячего и попить чаю, а также благодаря зарядке мобильников, поддерживать связь с родными.
Затем, пользуясь моментом, я побеседовал с бойцами, которые честно отстояли на этом блокпосту целый месяц, и при этом никто из них не был ранен. Рассказы их похожи на сводки из района боевых действий. Вот лишь один их характерных примеров. Одной сентябрьской ночью шел проливной дождь. И наши бойцы, несшие службу на блокпосту, спрятались от него под навес из брезента, чутко прислушиваясь к звукам снаружи блокпоста, сложенного из мешков с песком. Ближе к утру они услышали подозрительный свист, но не придали этому значения. Ведь из-за шума дождя ничего толком не было слышно. Зато рано утром, осмотрев наружную сторону блокпоста, увидели, что в некоторых мешках зияют отверстия. А из одного из них выпала пуля от СВД. Посему выходило, что ночью по блокпосту вел огонь снайпер. Но тот, по-видимому, был не слишком опытным, ибо не сделал поправку на ветер. Поэтому ни одна из выпущенных им пуль не попала в амбразуру…
Но это были лишь «цветочки». «Ягодки» проявились следующей ночью. Как раз начало светать, и в это время через блокпост мчалась колонна из 23-х БМП. И вдруг бойцы, несшие здесь службу, услышали звуки: будто кто-то лупит молотком по железному листу. Выглянув из амбразуры, они увидели искры. И поняли: это рикошетят от брони БМП пули, выпушенные снайпером из «зеленки». Благо снаружи на их броне не было десанта, лишь экипажи внутри. Их реакция была мгновенной: развернув башни в сторону «зеленки», пулеметчики открыли по ней беглый огонь. В свою очередь, наши бойцы поддержали их огнем из РПК и подствольных гранатометов АК. От этой лавины огня стрельба из «зеленки» быстро прекратилась. Поблагодарив бойцов спецроты за огневую поддержку, военные, ехавшие в БМП, без потерь отправились дальше, в район боевых действий, где их с нетерпением ждали. А наши бойцы, остынув от этого скоротечного боя, тщательно проанализировали ситуацию. И сделали правильный вывод: раз сепаратисты не применили в этом нападении гранатометы, значит это не была ранее спланированная засада. Скорее всего, нападение - дело рук террористов, которые мелкими группами бродят в окрестностях. И лишь только рассвело, командир блокпоста дал команду своим бойцам тщательно прочесать «зеленку». Вскоре, метрах в 800 от него, была обнаружена «лежка» снайпера, расположенная на терриконе, господствующем над местностью. Затем при осмотре зарослей бойцы заметили в них троих человек. Быстро окружив их, бойцы предложили сдаться, иначе будет открыт огонь на поражение. Тут же из зарослей с поднятыми руками вышли двое мужчин с автоматами и женщина со снайперской винтовкой. В ходе беглого опроса было установлено, что автоматчики охраняли снайпершу. И это она прошлой ночью стреляла по нашему блокпосту. Но опыта у нее было еще маловато, поэтому и не была сделана поправка на ветер. Затем днем, отлежавшись в зарослях, диверсанты решили выбрать новый объект для обстрела. И когда следующим утром увидели мчащуюся через блокпост колонну БМП, то не сдержались и открыли по ней огонь из автоматов. Хотя и понимали абсурдность своей затеи. В горячке боя нападавшие расстреляли все патроны. Поэтому и не смогли оказать нашим бойцам должного сопротивления. В то же утро задержанные были переданы сотрудникам контрразведки для дальнейшего разбирательства. Те поблагодарили бойцов спецроты за умелые действия при задержании диверсантов.
Кстати, это не одиночный пример опасной «работы» снайперов в районе Славянска. На площадке возле нашего блокпоста мне показали автобус «ПАЗ», который стал объектом поражения снайпером. Ранее на нем из места дислокации АТО в городе Изюм доставляли бойцов на блокпосты в районе Славянска. Пуля, выпущенная снайпером из «зеленки» и предназначавшаяся водителю «ПАЗа», вошла в резиновый уплотнитель окна водительской дверцы и, просвистев над его головой, впилась в потолок автобуса. Водитель говорит, что он «родился в рубашке». Ведь по трассе они едут на предельной скорости. И об этом хорошо осведомлены снайперы. Поэтому и стреляют в водителя, рассчитывая, что тот выпустит руль, и это приведет к гибели находящихся в салоне бойцов. Водитель не потерял самообладания и прибавил скорость. Да и наши бойцы среагировали мгновенно: через открытые форточки открыли шквальный огонь из автоматов и не дали террористам возможности вести прицельную стрельбу. Благодаря чему никто из находящихся в автобусе бойцов даже не был ранен.
Ныне террористы почувствовали силу и возросший профессионализм наших бойцов, поэтому несколько изменили свою тактику. И все чаще в открытый бой не вступают. Наоборот, разбившись на группы по 10 – 15 человек, они бродят по окрестностям, выискивая подходящий объект для нападения. Затем подло нападают из-за угла, но встретив должное сопротивление, тут же отходят в «зеленку». Одним из таких объек­тов для снайпера стало помещение СТО, где ночью отдыхали от службы наши бойцы. Заметив в окнах отблеск огонька сигареты или блик от включенного мобильного телефона, снайпер стреляла в том направлении. На вопрос: зачем так делала, задержанная ответила, мол, идет зима и пусть ненавистные «укропы» померзнут.
Движение по автодороге Харьков- Ростов не прекращалось даже ночью. Так, одна семейная пара ехала в Изюм, чтобы там снять в банкомате свою пенсию и купить продуктов. Другая семейная пара заявила, что они бежали из Горловки, потому как их жилище не раз попадало под удары «Градов» и минометов. После чего заявляли, что им до смерти надоела эта кровопролитная война. И спрашивали бойцов: «Когда все это наконец-то закончится?». Однако все они прекрасно понимали, что ответ на этот вопрос может дать только Господь Бог.
Поведали мне бойцы и такую историю, случившуюся на этом блокпосту. Однажды ночью сюда притащили на буксире автобус, полный маленьких детей, которых вывозили из зоны активных боевых действий. И пока одни свободные от боевого дежурства бойцы помогали водителю его отремонтировать, другие - кормили детишек супом и вермишелью с тушенкой, чаем с печеньем и сгущенкой. Чем приятно удивили женщин, сопровождавших детишек.
Ближе к вечеру прозвучала команда на посадку в автобус, и мы отправились в обратный путь. Наш путь лежал через Славянск. В это время здесь светило яркое солнце. Люди как раз шли с работы, молодые мамы катили детские коляски, во дворах пенсионеры играли в шахматы и домино. А на летних площадках кафе мужики пили пиво. И о том, что здесь ранее шли бои, а город подвергался массированным обстрелам, свидетельствовали лишь дыры в стенах некоторых зданий, пробитые снарядами «Градов» и минами, да выщербленные пулями и осколками раковины в стенах панельных домов. Но особенно удивил свадебный кортеж, оглашавший улицы звуками клаксонов. Это свидетельствовало о том, что жизнь здесь продолжается. Далее мы проехали через Краматорск. Он в ходе боевых действий пострадал больше. Об этом свидетельствовали разрушенные здания (некоторые из которых уже начали восстанавливать), а на выезде из города - вдребезги разбитый артиллерией и сгоревший дотла рынок. И как-будто в кадрах фронтовой хроники: на фоне облитых золотом кленов валялась башня нашего разбитого танка Т-64, успевшая покрыться ржавчиной. А дальше, по направлению к Донецку увидели картину, ярко свидетельствующую о том, что война здесь еще не закончилась. На каждом шагу виднелись тщательно оборудованные блокпосты, которые наверняка будут стоять здесь долго. Об этом красноречиво говорила такая деталь: у них уже имелось перекрытие, из которого торчали длинные трубы буржуек. А в примыкающих к трассе Харьков-Ростов зарослях лесополос бойцы оборудовали огневые позиции, блиндажи, рыли окопы, маскировали боевую технику. Все понимают, что враг еще близко и от него можно ждать чего угодно. Поэтому, чтобы не подвергать наших бойцов опасности попасть под огонь бродячей шайки террористов, мы отправились в сторону Николаева по второстепенным дорогам. И далее ехали через безлюдные деревни, в некоторых из них даже не горел свет. Чтобы сверить маршрут, остановились в одном из таких сел. Здесь на обочине дороги пожилой мужчина сливал молоко вечерней дойки в цистерну скупщика. Один из бойцов задал ему провокационный вопрос: «Скажи, дед, ждешь в гости сепаратистов?». На что тот, убедившись, что мы «свои», ответил: «Чтобы они пришли и сожрали моих коров? За что же мы с бабкой жить будем?..».
Вскоре наш автобус выехал на трассу в сторону Днепропетровска. Здесь уже была цивилизация: горели яркие огни, работали магазины, АЗС. И люди даже не задумывались, что совсем недалеко отсюда идут жестокие бои: рвутся снаряды, льется кровь, гибнут люди…
Утром мы въехали в Николаев. Здесь люди спешили по своим делам: кто на работу или на базар, а кто и на дачу. И после картин разрушений, увиденных в Славянске и Краматорске, даже не хотелось думать, что такая же участь может постигнуть и наш славный город. А чтобы этого не допустить, и несут свою нелегкую службу на блокпосту в районе Славянска бойцы спецроты милиции Николаевского УМВД. И хочется пожелать им успешной службы, а также возвращения домой живыми и здоровыми.

Специально для журнала «Имена», Владимир Зацеркляный,
член Национального союза журналистов Украины (Николаев – район АТО – Николаев)

Обложка журнала №059
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005