Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              ИМЕННЫЕ ЗНАКИ              

Маленькие истории большой войны

1 августа 2014 года исполнилось 100 лет со дня начала одной из трагедий земной цивилизации ХХ века – Первой мировой войны. Ее называли по-разному в разные времена: «Великой войной» – европейские государства, в Российской империи ее также называли «Большой войной», «Второй Отечественной» (первая – 1812 года, - прим. авт.), «Великой Отечественной», а также неформально в народе – «германской», затем в СССР – «империалистической войной».
Но, как говорится в народной пословице, «Сколько не говори на соль сахар, она слаже не станет». Так и война: какое ей название ни дашь, от этого она не станет менее кровавой и зловещей.
Затянулись на земле раны войны от окопов и воронки от разрывов бомб и снарядов. Стерты с лица земли большинство кладбищ и братских могил павших в той войне, не осталось в живых ее участников. Время постепенно стирает из человеческой памяти кошмары и ужасы тех лет. Но жуткая статистика останется навсегда для нынешнего и последующих поколений.
Все страны – участники этой мясорубки, потеряли убитыми более 10 миллионов военнослужащих, 12 миллионов мирных жителей. Голод и болезни стали причиной смерти, как минимум, 20 миллионов человек, около 55 миллионов были ранены, многие из них до конца своих дней остались нетрудоспособными калеками. Сотни тысяч человек пропали без вести.
Разрушены тысячи городов и населенных пунктов, миллионы беженцев метались в поисках спасения своих жизней от холода и голода. Навсегда для цивилизации было утрачено огромное количество культурных ценностей и исторических памятников, произведений искусства. Это лишь краткий перечень «достижений» той войны.

Из рода казаков

В моем роду эта война оставила тоже свою отметину. Отец моей мамы, Галины Георгиевны Горбуровой – Георгий Михайлович Николаев (02.04.1891 – 29.01.1968) принимал участие в Первой мировой войне. Сам он родом из Кубани, корни его предков уходят в Запорожское казачество. Несмотря на то, что дед разговаривал на русском языке, он знал множество украинских народных песен и замечательно их пел. Помню песни, которые с тех пор больше нигде не слышал.
К весне 1915 года Кубань направила на фронт 58543 казака, и к августу того же года на европейском и восточном театрах военных действий находилось более 97 тысяч кубанских казаков, а к концу войны – более 107 тысяч. Большинство кубанских полков воевало на Турецком фронте.
Будучи 10-12-летним мальчиком, помню рассказы деда о жизни турок, в незнакомых для солдат климатических условиях, гористой местности, отсутствии дорог и т. д., с которыми пришлось столкнуться на чужой земле. Жаль, что я больше слушал и, по молодости лет, не задавал деду вопросы. Но, к сожалению, это все уже – утраченные возможности.
За участие в Первой мировой войне кубанцы заплатили дорогую цену: около 4 тысяч убитых, 23 886 раненых и более 2,5 тысяч пропавших без вести или попавших в плен.
Все казаки сражались с присущей им храбростью и отвагой. За годы войны 30,5 тысяч казаков были отмечены различными наградами, т. е., почти каждый третий, участвовавший в боевых действиях. Мой дед был награжден Георгиевскими крестами ІІІ и IV степеней, медалями.
В годы гражданской войны Георгий Николаев сражался в отряде под командованием легендарного Олеко Дундича.
В 60-х годах ХХ века переехал в г. Снигиревку по месту работы дочери-врача. В 1968 году дед умер и похоронен на Снигиревском старом кладбище. В 2011 году на новом надгробном памятнике появилась надпись: «Николаев Георгий Михайлович, участник 1-й Мировой войны» и выбито изображение Георгиевского креста. Вечная ему память!

Подарок от благодарных раненых

Начало Первой мировой войны сказалось и на жизни такого промышленного, портового и торгового города, как Николаев. Предприятия города, в первую очередь, судостроительные заводы, были переориентированы на производство военных кораблей и продукции.
На заводе «Руссуд» шла полным ходом достройка первого дредноута Черноморского флота «Императрица Мария» водоизмещением 22 600 тонн, скоростью хода до 21 узла. На дредноуте установлены 44 орудия разного калибра, четыре торпедных аппарата и четыре пулемета. Спущен на воду 1 ноября 1913 года (20 октября 1916 года дредноут погиб на Севастопольском рейде от взрывов пороховых погребов в результате пожара. До настоящего времени нет окончательной причины: либо это диверсия немецкой разведки, либо трагическая случайность, - прим. авт.).
До наших дней среди немногочисленных реликвий этого корабля сохранилась боцманская дудка.
14 августа 1916 года на судостроительном заводе «Наваль» спущен на воду эсминец «Калиакрия», принимавший участие в Первой мировой войне.
29 июля 1914 года (по старому стилю), через 10 дней после начала Первой мировой войны, на немецкой мине подорвался и затонул у Кинбурнской косы пассажирский пароход «Экспресс», шедший из Одессы в Николаев. Жертвами стали 48 пассажиров и членов команды. Более ста человек были спасены экипажами проходящих вблизи пароходов. Около 40 человек доставили в Николаев, часть спасенных – в Херсон, Очаков и Одессу. Это были первые жертвы среди николаевцев с начала объявления войны.
За несколько дней до этой трагедии на морской мине мог подорваться шедший из Николаева в Одессу пароход «Император Александр ІІ». Только бдительность сигнальной береговой станции, успевшей вовремя предупредить сигналами капитана, спасла людей и судно от неминуемой гибели. Об этом написала «Николаевская газета» за 30 июля 1914 года (№ 2542).
Параллельно с этими и другими событиями в городе началась мобилизация. Все это происходило на патриотическом подъеме, припудренном романтической эйфорией. Однако вскоре с противоположного направления, куда в свое время ушли эшелоны с новобранцами, стали прибывать на станцию города военно-санитарные поезда с ранеными.
10 ноября 1914 года (по старому стилю) на Николаевском кладбище были похоронены первые погибшие в той войне морские офицеры-николаевцы: лейтенант Е.А. Мязговский и мичман С.А. Григоренко. Они пали смертью героев на корабле «Св. Евстафий» во время боя у Херсонского маяка с крейсерами турецко-германского флота. (Турция вступила в войну на стороне Германии 16 октября 1914 года, по ст. ст., - прим. авт.).
Появились первые фамилии погибших, это стало началом большого списка жертв той войны среди николаевцев. Раздел «Могилы воинов Первой мировой войны» хорошо подан в книге Т.Н. Губской «Город мраморных ангелов» (2010 г.).
В октябре 1915 года в городе уже оказывали помощь раненым в 17 лазаретах и трех частных домах, приспособленных для лечения воинов. В городе появились беженцы. Вскоре начались трудности в обеспечении населения продовольствием, топливом и т. п. Желающим подробнее узнать о событиях того периода рекомендую прочитать книгу николаевского историка В.А. Пархоменко «У войны забытое лицо» (2011 г.).
В годы войны в Николаеве дважды побывал царь Николай ІІ. Первый раз – 15 апреля 1915 года (по ст. ст., - прим. авт.). Помимо других посещений он побывал в лазарете имени наследника Цесаревича Алексея Николаевича при заводах «Руссуд» и «Наваль». Этот визит в наш город хорошо описан в книге под редакцией генерал-майора Дубенского «Его Императорское Величество Государь Император Николай Александрович в действующей армии январь – июнь 1915 г.» (Петроград, 1915).
Второй раз царь посетил Николаев 11 ноября 1915 года. Во время этого посещения он провел смотр на площади около флотских казарм 4-й Финляндской стрелковой дивизии, смотр ее артиллерийских подразделений и 51-го Донского казачьего полка.
Исторической реликвией сегодня для нас является памятный жетон, подаренный ранеными солдатами неизвестной для нас сестре милосердия.
Прямоугольный жетон размером 19х15 мм, выполнен из золота 56 пробы, вес 1,8 грамма.
На лицевой стороне – шестистрочная надпись штихелем: «На память=доро­гой=Анне=Александровне=«сестрице=на­шей».
На оборотной стороне – трехстрочная надпись штихелем: «Благо­дар­ные=1914=ране­ные». Внизу – клеймо в форме лопатки, цифра – 56, женская головка, повернутая вправо, и буква  ν  (ню) греческого алфавита, обозначающая Киевский пробирный округ.

Кресты из клада

По прошествии 90 лет после начала Первой мировой войны в г. Николаеве, в конце лета 2004 года произошел случай, тесно связанный с ней. В старом центре города, во дворе дома дореволюционной постройки по улице Инженерной, убирая старые хозпостройки, хозяева обнаружили в земле сверток. В истлевшей тряпке были завернуты около 80 солдатских Георгиевских крестов. На каждом кресте было промзвено и истлевшая георгиевская лента. Большинство крестов из-за хранения в земле и влаги покрылись коричневым налетом, на них были неглубокие следы коррозии.
Кресты изготовлены из белого металла, размером 34х34 мм. На лицевой стороне креста в розетке диаметром 14 мм изображен Георгий Победоносец верхом на коне, повернутый вправо, поражающий копьем крылатого змея.
На оборотной стороне креста: на верхнем вертикальном конце выбит указатель «1/м», который означает «1 миллион». Это значит, что крест своим порядковым номером перевалил за миллион. Остальные же порядковые цифры, следующие за миллионом, выбиты, как и ранее, на горизонтальных концах креста слева направо.
На нижнем луче креста выбито «4 степ.» - крест является низшей, четвертой степенью. В розетке на оборотной стороне диаметром 14 мм – монограммы из двух переплетенных букв «С.Г.» (Святой Георгий, - прим. авт.).
Внешне, на первый взгляд, эти кресты ничем не отличались от образцов 1913 и 1915 годов. Отличие их заключалось в том, что они выполнены в недрагоценном металле, по цвету напоминавшем серебро, и в мелких монограммах «Б» и «М» (сокращенно – белый металл, - прим. авт.), проставленных, соответственно, в нижних углах на левом и правом горизонтальных концах оборотной стороны креста.
Решение о выпуске данной награды из белого металла вступило в действие 10 октября 1916 года – «Высочайше» утвержденное Положение Совета Министов «…о замене золота и серебра, употребляемое при изготовлении… орденских знаков, иными материалами».
В феврале 1917 года стали чеканить эти кресты на Санкт-Петербургском монетном дворе. Описываемых крестов 4-й степени было выпущено 89 тысяч штук с № 1 210 151 по № 1 299 150. Использовались такие кресты по прежнему статуту 1913 года.
Носили Георгиевский крест четвертой степени на левой стороне груди на ленте ордена Св. Георгия Победоносца (черно-желтой ленте, - прим. авт.) правее всех медалей.
Согласно статье № 368 «Свода Законов Российской империи», «Каждому, удостоенному Знаком отличия Военного ордена (согласно Положению от 10 августа 1913 года он получил официальное название – «Георгиевский крест», кроме официального, у него было еще несколько названий: Георгиевский крест – 5-й степени, солдатский Георгий, «Егорий» и др., - прим. авт.) унтер-офицеру, рядовому или матросу, назначается в прибавку одна треть годового оклада», которая «продолжается во время состояния на службе в виде прибавочного жалованья, а по увольнении в запас, в инвалиды или в отставку, в виде пенсии по смерть… Вдовы мужей… пользуются оным… еще один год…»
Ценность и уважение к этой награде среди военнослужащих была высокой. Так как в первых правилах, касающихся Георгиевского креста, указывалось: «Он приобретается только в поле сражения, при обороне крепостей и в битвах морских. Им награждаются только те из нижних воинских чинов, которые, служа в сухопутных и морских русских войсках, действительно выкажут свою отменную храбрость в борьбе с неприятелем».
Заслужить такую награду – солдатский Георгиевский крест – можно было, лишь совершив боевой подвиг, например, захватив вражеское знамя или штандарт, взяв в плен вражеского офицера или генерала, первым войдя во время штурма во вражескую крепость или при абордаже - на борт неприятельского корабля. Получить эту награду мог солдат или матрос, спасший в боевых условиях жизнь своему командиру.
Так, в газете «Одесские новости» за 5 сентября 1914 года (по ст. ст., - прим. авт.) приведен такой пример: «22 августа, при осмотре санитарного поезда, Верховный Главнокомандующий соизволил пожаловать рядовому Давиду Выжимок, из крестьян Полтавской губ., Георгиевский крест 4-й ст. Выжимок состоял вестовым у гусарского офицера, тяжело раненного в голову в бою с германскими войсками и оставленного на поле боя при отходе гусар. Под сильным огнем Выжимок разыскал своего офицера. Выжимок, скрываясь под мостами и в канавах от неприятельских дозоров, нес офицера под огнем на протяжении 6 верст» (1 верста – 1,0668 км, - прим. авт.).
Очень красиво сказала об этом знаке солдатской доблести белоэмигрантская казачья поэтесса Мария Волкова, вот строки из ее стихотворения «Знак избранных»:

«Беленький крестик на ленте двойной,
Скромной, оранжево-черной,
Знак, издавна освященный войной,
Символ отваги упорной…

…Четко изящен и вместе суров,
Горд и исполнен печали —
Как он отличен от всех орденов,
Пестрых эмблем из эмали!..»

У кого хранятся эти награды – помните об этом.
Но вернемся к крестам из нашего клада. К большому сожалению, большая часть этих наград была распродана хозяевами находки различным покупателям. Я лично видел около 20 крестов. У одиннадцати из них переписал номера и шесть – сфотографировал.
Вот номера увиденных мною крестов: 1/м – 232 000, 232 004, 232 023, 232 106, 232 629, 232 632, 232 957, 232 964, 233 123.
У николаевского коллекционера В.И. Коренюгина в коллекции находились кресты под №№ 1 232 961, 1 232 962. Это доказывает, что в кладе были кресты с последующей нумерацией.
Как они могли оказаться в Николаеве? Версий может быть много. Судя по тому, что они, как уже сказано выше, выпускались с февраля 1917 года, то могли быть доставлены в Николаев из Капитула Российских орденов (орденская администрация, - прим. авт.) в сентябре – октябре этого же года для награждения раненых, находившихся в николаевских госпиталях или воинов, расквартированных в городе частей. Но надвигающиеся революционные события – большевистский переворот 1917 года – не дали этого сделать. Тот, кто спрятал кресты, надеялся вернуться за ними, но, наверное, погиб, так и не раскрыв своей тайны больше никому. А почти 80 героев той войны не получили заслуженную награду.
Интересно другое. Наверное, впервые в истории этой награды мы столкнулись с таким количеством выпущенных, но неврученных наград. Жаль, еще раз подчеркну, что большая часть крестов разошлась без детального изучения и фиксации номеров каждой неврученной награды.
Убежден, что в историческом плане и, в частности, в мире фалеристов это – событие, а ведь оно могло бы стать еще большей сенсацией: если бы этот клад был сохранен и описан специалистами в полном объеме. Потому что это первый и единственный найденный клад из Георгиевских наград.

Евгений Горбуров, кандидат исторических наук,
доцент Николаевского национального университета им. В.А. Сухомлинского.

 

Обложка журнала №059
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005