Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

     ИМЕННАЯ ИСТОРИЯ      

Герой «Огненной земли»

Как волны на песке стирают следы, так с годами в нашей памяти все меньше остается места для многих исторических событий, информации о героях тех лет. Написать о человеке интересной судьбы, мужественном и отважном, меня побудили несколько причин. Первая: весной 1980 года я был с экскурсией на месте высадки десанта в районе пос. Эльтиген. Вторая: хоть и не был с этим человеком знаком лично, но много раз встречал его на городских праздничных мероприятиях, на улицах нашего областного центра. Третья: его подвиг был тесно связан с подвигом нашей землячки, санинструктора батальона морской пехоты Галины Петровой, которая погибла смертью героя на том клочке земли, которую они вместе защищали.

В годы войны военные моряки, кроме боевых действий на море, принимали активное участие и в боях на сухопутных фронтах. Из них формировались отдельные бригады морской пехоты (ОБМП), десантные и разведывательные отряды, диверсионные группы, которые, как правило, при форсировании водных преград шли впереди армейских частей, захватывали плацдармы на вражеской территории.
Только на Черноморском флоте в период войны было высажено 13 десантов, а Днепровской, Азовской и Дунайской флотилиями – 37. Об одном из представителей морских пехотинцев – наш рассказ.
13 октября 1943 года командующий Северо-Кавказским фронтом генерал-полковник И.Е. Петров представил в Генеральный штаб план операции по освобождению Керченского полуострова. В ходе десантной операции планировалось захватить два плацдарма на Керченском полуострове с последующим накапливанием на них основных сил 56-й и 18-й армий. Но расчеты штаба, синие и красные стрелы на штабных картах – это одно, а реальные боевые действия на море и на суше – совсем другое.
Нашему десанту противостояла керченская группировка войск противника, состоящая из 5-го армейского корпуса 17-й армии, которая имела в своем составе 98-ю немецкую пехотную дивизию, 3-ю горнострелковую и 6-ю кавалерийскую, румынские дивизии и одну танковую группу – от 40 до 60 танков. В действиях против наших десантников противник привлекал до 70 процентов находящейся в Крыму авиации. Противодесантная оборона врага состояла не только из позиционных средств, но и располагала маневренными силами флота: 37 торпедных катеров, около 30 быстроходных десантных барж, 25 сторожевых катеров и 6 тральщиков.
Рассказывать о высадке всего Керченского десанта в данной статье – не является целью, так как этому посвящено много военной мемуаристики. Я хотел бы еще раз подчеркнуть – это рассказ о тех военных эпизодах, в которых участвовал наш Герой.
Около 4 часов 50 минут 1 ноября 1943 года началась переброска десантных войск в район Эльтигена, а сама высадка десанта – в 5 часов 20 минут. Это был незабываемый десант. Сто кораблей разных типов двинулись через Керченский пролив. Гитлеровцы осветили район высадки прожекторами и, обнаружив наши корабли и суда, открыли прицельный артиллерийский, минометный и пулеметный огонь.
Весьма серьезным и неожиданным препятствием при высадке был прибрежный песчаный бар у Эльтигена. Он был обнаружен, подчеркну, только в момент высадки, в 30-50 метрах от песчаного берега, на который высаживались наши войска. Наименьшая глубина на нем была около 50-80 см. В темноте командиры десантных катеров и ботов, моторных баркасов, выскочив на бар, полагали, что они достигли береговой отмели, и высаживали десантников в воду (и это в ноябре!). Идя в студеной воде к берегу при сильном накате, десантники переходили бар и тут же неожиданно проваливались в ямы, глубина которых – 2,5-3 метра. Воины достигали берега вплавь, при этом избавляясь от оружия и снаряжения, многие утонули. Первыми ступили на берег батальон из стрелковой дивизии и рота морских пехотинцев. Сразу же закипела жестокая схватка с противником.
Бар сыграл и злую шутку с нашими плавсредствами. Глубокосидящие катера, попадая на бар, теряли остойчивость, опрокидывались на борт и гибли от огня противника, либо волнами выбрасывались на берег. Многие суда подорвались на морских минах. Всего к рассвету 1 ноября 1943 года в районе Эльтигена, коммуны «Инициатива» высажено около 3 тысяч десантников. Это подразделения 1339-го стрелкового полка и 386-го отдельного батальона морской пехоты.
На следующую ночь, 2 ноября, удалось высадить 3270 бойцов и офицеров. Десантников высаживали с кораблей Новороссийской военно-морской базы (командир – контр-адмирал Г.Н. Холостяков).
Попытки высадки десанта днем успеха не имели. В ночь на 3 ноября удалось высадить только 840 человек и доставить на плацдарм 7 орудий и чуть более 10 тонн боеприпасов.
Всего на участке в районе Эльтигена в общей сложности удалось высадить более 6,5 тысячи десантников и выгрузить 29 орудий и 24 миномета.
Много наших десантников пало в первые ноябрьские дни. Эвакуировать раненых не было возможности, и они гибли под неистовым огнем противника. Море, по словам очевидцев, на расстоянии нескольких сотен метров от береговой линии было красным от крови погибших бойцов, а земля «горела» от крови. Днем 2 ноября морские и армейские саперы отрыли в обрыве над морем ниши – маленькие пещерки для раненых.
Среди высадившихся бойцов был уже опытный командир взвода, лейтенант К.Ф. Стронский. Он принимал участие в обороне Севастополя, освобождал Новороссийск. Это была его вторая десантная операция. Первый раз он высаживался в г. Анапа, за что был награжден орденом Красной Звезды (№ 1003108). Сразу после высадки на берег 1 ноября он повел своих моряков на штурм вражеских дотов, расположенных неподалеку от берега. Из дотов враг вел яростный огонь по нашим плавсредствам и десантникам. Забросав доты гранатами, и перебив в них вражеских солдат, во взаимодействии с другими подразделениями десанта подчиненные лейтенанта Стронского штурмовали батареи противника, расположенные на северной окраине поселка. Многие вражеские орудия черноморцы заставили замолчать.
Затем автоматчики Стронского с другими десантниками продвинулись к важному стратегическому объекту – противотанковому рву. Его взвод действовал в центре плацдарма, в районе высоты 37,4. Были критические моменты, когда наших десантников от врага отделяла лишь береговая черта. Наши воины снова шли в атаку, и в итоге дня закрепились на рубеже 1,5-2 км от берега и по фронту – 4-4,5 км, тем самым создав плацдарм для высадки второго десанта в ночь на вторые сутки.
Противник яростно контратаковал противотанковый ров, но всякий раз дружный огонь бойцов взвода К.Ф. Стронского заставлял немецких солдат откатываться назад.
Кирилл Федорович был тяжело ранен в обе ноги. Он уже не мог передвигаться. На предложение отправиться в медсанбат ответил категорическим отказом и продолжал руководить боем. Лежа во рву, он набивал автоматные диски, стараясь хоть этим помочь своим товарищам. Стронский даже не отдавал себе отчета в том, насколько тяжело его ранение. Но его забота – судьба десанта, сделать все, чтобы закрепиться во рву.
Выгодность этой позиции вскоре подтвердилась. Стрелки, автоматчики, пулеметчики были «экономно» и тактически грамотно расставлены по всему многосот­метровому рву. Враг предпринял одну за другой 19 атак, но все они были отражены. Когда отбили последнюю атаку, командир взвода К.Ф. Стронский был отправлен в медсанбат.
На занятом нашими войсками плацдарме воевала и наша землячка – глав­старшина морской пехоты 386-го ОБМП Галина Константиновна Петрова. Получив серьезные ранения, из боя был выведен командир роты. Автоматчики, среди которых находилась Петрова, наткнулись на минное поле, прикрытое проволочным заграждением. Моряки залегли. О том, как Петрова подняла десантников в атаку, хорошо описал в своих мемуарах «Вечный огонь» Герой Советского Союза, вице-адмирал Г.Н. Холостяков.
«…Она высадилась с одной из первых групп, которым пришлось всего труднее. Кто-то из бойцов крикнул, что тут должны быть мины, что нужны саперы… И тогда медсестра, почувствовав себя старшей и, значит, ответственной за то, чтобы не произошло гибельной заминки, быстро проползла под проволокой, вскочила на ноги и, притопывая сапогами, обежала по кругу то место, где предполагалось минное поле. «За мной!» – скомандовала она краснофлотцам. – Никаких тут мин нет!» Мины все-таки были совсем рядом. Одну или две кто-то на свою беду задел. Но это уже не смогло остановить рвавшихся вперед матросов».
Позднее саперы изъяли на том участке до 400 мин. За первую ночь санинст­руктор Петрова вынесла 20 раненых моряков, на следующий день спасла жизнь еще 30 товарищам. Там же получила ранение (пулями были перебиты обе ноги) и была отправлена в условную медсанчасть.
О последних часах жизни Галины Петровой вспоминают по-разному. Капитан-лейтенант Кулик, хорошо знавший Петрову, рассказал: «Галя меня спросила, много ли флотских девушек получили звание Героя Советского Союза? Я ей сказал: «Ты первая!»
Она спросила: «Удастся ли мне получить эту высокую награду? Увижу ли я своего малыша? Как бы он был рад, что его мама Герой!»
Я успокоил Галю: «Пока ты подлечишься, и война кончится». Но прошло несколько дней, и от прямого попадания бомбы в блиндаж она погибла».
Из воспоминаний медсестры Галины Константиновны Сладковой, хранящихся в музее Героевского:
«…Она (Галина Петрова) погибла от прямого попадания бомбы в землянку, в которой она находилась». Случилось это 5 декабря 1943 года. Ее должны были отправить на Большую землю ночью, но катера за ранеными не пришли.
В книге А.К. Бундюкова, М.В. Кравченко «Сыновья верность Отчизне» (1982) указана дата ее гибели – 24 ноября 1943 года. В кратком биографическом словаре под редакцией И.Н. Шкадова – 8 декабря 1943 года. Склоняюсь к дате 5 декабря 1943 года, как указала в своих воспоминаниях Г.К. Сладкова.
Несмотря на огромные трудности, войска Эльтигенской группы до 1 декабря удерживались на занимаемых рубежах. 3 декабря немецко-румынские войска начали непрерывные атаки. В эти дни из ставки Гитлера последовал приказ о награждении всех солдат и унтер-офицеров, получивших ранее «Железный крест» І степени, высшей наградой рейха – «Рыцарским крестом», если противник будет сброшен в море. Но кандидатов на эту награду в дивизии не оказалось: все, получившие ранее «Железный крест» І степени, были убиты или тяжело ранены и эвакуированы в тыл.
Для поддержания морального духа еще раньше, 18 ноября 1943 года, по Всесоюзному радио передали, во всех центральных газетах опубликовали Указ Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1943 года: «За форсирование Керченского пролива, захват плацдарма на Керченском полуострове и проявленные при этом отвагу и геройство 58 участникам десанта на Эльтиген было присвоено звание Героя Советского Союза. Среди них – командир 318-й стр. дивизии, полковник В.Ф. Гладков, лейтенант К.Ф. Стронский, главстаршина Г.К. Петрова, майор, корреспондент газеты «Красная Звезда» С.А. Борзенко и др.
4-5 декабря противник обрушил на десантников 18 тысяч снарядов и мин, а его авиация на бомбоштурмовые действия по позициям десанта совершила 4 тысячи самолето-вылетов. Очень метко назвали все участники операции этот маленький клочок суши – «Огненной землей».
6 декабря 1943 года по приказу командования Отдельной Приморской армии около 1500 оставшихся десантников прорвали вражеские позиции через болота озера Чурубаш в направлении на Керчь. Это был героический рейд по тылам врага. Герои-десантники с ходу захватили высоты горы Митридат и удерживали их около суток. Позже были эвакуированы на плацдарм, защищаемый Приморской армией. Противник стянул к Эльтигенскому плацдарму почти все свои резервы, а это обеспечило высадку частей 56-й армии на главном направлении, севернее Керчи.
Жертвы эльтигенцев были велики, но они не были напрасны. Значение эльтигенского десанта заключалось не только в том, что его участники высадились первыми на крымскую землю. Их мужество воодушевило воинов основного десанта частей 56-й армии, сразу же за эльтигенцами пришедших в Крым со стороны полуострова Еникале.
Не всем, особенно тяжело раненым, удалось уйти с группой прорыва. После ухода наших войск с плацдарма 7 декабря К.Ф. Стронский попал в плен. До этого он зарыл в землянке свои документы. В период плена находился в лазарете Симферопольской тюрьмы и Одесских лагерях, а с апреля 1944 года – в г. Констанца (Румыния). В ночь на 1 мая 1944 года бежал из лагеря, но на следующий день был задержан румынской жандармерией и передан немцам.
При эвакуации из лагеря Констанцы в Германию К.Ф. Стронский организовал группу военнопленных, на «вооружении» которой был перочинный нож. Вырезав щель в стенке вагона, рядом с дверью, и, откинув щеколду, на ходу поезда, примерно в 30 километрах от Бухареста, в ночную мглу выпрыгнули 12 пленных, в том числе трое – из первого побега. Шесть суток без пищи и отдыха пробирались они по чужой территории к линии фронта.
Уже после войны в своих выступлениях Кирилл Федорович часто вспоминал, как он с Ковалевым, который жил и работал после войны в одном из колхозов Николаевской области, однажды ночью в Румынии потеряли своего третьего друга – побратима по первому побегу. Только через три месяца после второго побега К.Ф. Стронскому и его товарищам удалось перейти линию фронта.
Вскоре прибыл в Севастополь в свою часть – 386-й ОБМП. Сослуживцы не узнали Стронского. Переодели, привели в порядок. В наградном отделе штаба Черноморского флота ему вручили орден Ленина (№ 18486) и медаль «Золотая Звезда» (№ 4034).
А перед этим Кирилл Федорович попросил разрешения у старших командиров поехать на Эльтиген – попробовать найти спрятанные документы. Его просьбу удовлетворили. Вскоре он возвратился в приподнятом настроении: все спрятанные документы нашел. После восстановления в кадрах ВМФ, в ноябре 1944 года направлен для прохождения дальнейшей службы в г. Николаев, в/ч 72133 в должности командира учебной роты. 20 июля 1960 года демобилизовался по выслуге лет с должности старшего офицера учебно-строевой части школы в воинском звании - майор.
С ноября 1960 г. по 1974 г. – работал в долности замдиректора по кадрам «Николаевплодоовощторга», а с 1974 г. практически до своей кончины – зам. заведующего секцией магазина.
Кирилл Федорович был очень скромным, трудолюбивым, добрым человеком. Он не любил рассказывать о своих подвигах, больше говорил о своих боевых товарищах. Ему посвящено множество документальных очерков, рассказов. Писатель А.А. Первенцев в своем романе «Огненная земля» (1978), описывая боевые действия десантников, сделал К.Ф. Стронского прообразом одного из героев с фамилией Стонский.
Несмотря на то, что Кирилл Федорович Стронский родился 15 февраля 1917 года в селе Богодаровка Любенского района Полтавской области, он прожил в нашем городе 55 лет. Потому мы можем считать его своим, николаевцем.
Герой Советского Союза К.Ф. Стронский за мужество и героизм, проявленные в ходе войны, награжден орденами: Ленина, Отечественной войны І степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа» и еще 14 медалями.
20 октября 1999 года К.Ф. Стронский скоропостижно скончался. В газете «Вечерний Николаев» (№ 123) за 23 октября 1999 года было напечатано соболезнование в несколько строк только от Николаевской городской организации ветеранов. Безусловно, мы в долгу перед этим героическим человеком, который после войны отдал много сил общественной работе в нашем городе, избирался депутатом городского Совета народных депутатов, проводил большую воспитательную работу в трудовых коллективах, среди молодежи. Было бы правильно на доме, в котором долгие годы проживал герой-десантник на ул. Советской, установить мемориальную доску. Он этого достоин!

Евгений Горбуров, краевед.

 
Обложка журнала №063
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005