Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

             ИМЕННАЯ РЕЦЕНЗИЯ                

Размышления после презентации

Всегда с восторгом перечитывала статьи любимого журналиста – эту перечитывала тоже, но в полной прострации: публицист медленно, будто долго не решаясь, входит в роль паяца, натягивает на умное, красивое, интеллигентное лицо какую-то несуразную современную маску («Исторический сюжет: размышления по поводу одной презентации» - книги Е.Г. и К.Е. Горбуровых «Николаевский «Нюрнберг», «Вечерний Николаев», 22.03.2016)
Неузнаваемая физиономия начинает кривляться, паяц – скакать из стороны в сторону, выкрикивая: «Слушайте, дурачьё, слушайте, непосвящённые! Паяцы, блаженные, городские сумасшедшие всегда правду вещают, и им позволено! Этому поклонюсь, этому отвешу! И Горбурову: вчера кланялся историку. И раз, и два, а сегодня – нет!»
Что же предлагает оратор в маске закомплексованному, «под чёрными чарами живущему», «национально забитому», не в состоянии самостоятельно мыслить городскому «пересичному» сброду, составляющему основную массу населения, мозги и сердце которого промыты россказнями «идеологических пропагандистов» о войне?
А печётся сердечный автор о моде на штопаную, джинсоводырявую память: тут помню – тут не помню. Древний Рим - помню, «монголо-татарское иго» - не помню. Элладу – помню, голод 1946-47 годов - помню, а десятки тысяч беспризорных девчонок и мальчишек, лишившихся крова в войну и погибших в муках от голода и холода, – не помню. Ужасы коммунизма – помню, а вот ужасы фашизма… не помню. Холокост, не отшибло память, - помню, а зверства немецких нацистов над славянами – не помню. Самовидца – помню, а «счастливую» советскую эпоху, время «исторических раздражителей», - не помню (свят-свят! Неужто и свои книги забыл – там всё советское!).
А я, школьная учительница, дура набитая, - всё помню. Помню, как обмирало моё детское сердце, глядя на фронтовиков без обеих ног, ездивших по улицам на самодельных досках на колёсиках. Помню соседа-красавца, похожего на Урбанского, у которого тело от полученных на фронте ран было, как решето, грудь – в орденах, а вместо утраченных жены и детей война одарила алкогольной зависимостью и болезнью сердца, как вспоминая о войне, он пил и рано умер от разрыва сердца.
Помню жуткую тишину в классе во время страшных, горьких рассказов выжившего в мясорубке концлагеря бывшего узника с номером 707 на руке. Помню, как русская женщина спасла от смерти еврейского мальчика, назвав его сыном и воспитав как родного. Помню всех «идеологических пропагандистов»: мужественных фронтовиков, ежедневно хоронивших товарищей; голодных измождённых блокадников; видевших ад сталинградцев и Мамаев курган, политый кровью; подводников, чьи взорванные немцами лодки становились братской могилой на дне моря; людей, переживших оккупацию; детей, работавших в тылу наравне со взрослыми - помню их боль и слёзы. Помню пропавшего без вести прадеда моей дочери, писавшего жене и детям последнее письмо на пне в Брянских лесах: от их батальона после сражения осталось в живых три человека. А теперь, когда вышла в свет книга «Николаевский «Нюрнберг», буду помнить о массовых зверствах фашистов на Николаевщине. Именно память делает землю отчей, священной, единственной. Без этой памяти мать-земля родная наша превращается в товар-чернозём, дорогой по цене, который можно вывезти в Германию, продать.
Книга повествует о преступлениях немецких оккупантов на территории Николаевщины. Первый раздел знакомит читателей с шестью актами из сборника «Зверства немецко-фашистских захватчиков», где зафиксированы и описаны злодеяния немцев в период оккупации Николаевщины. Во второй части историки перепечатали материалы судебного процесса по делу о немецко-фашистских зверствах в Николаеве и области с 10 по 17 января 1946 года. Авторы демонстрируют архивные фотографии того времени. На презентации книги вовсе не «традиционно», как пренебрежительно пишет журналист о выступавших, «все ахали и охали» - там сидели дети, внуки и правнуки тех, кто погиб в годы оккупации немецкими фашистами Николаева или пережил лихолетье, чтобы стать живыми свидетелями увиденного, живой «кровоточащей раной памяти».
А. Маляров путает радостные юбилейные даты с Днями памяти и скорби: книга вышла в марте ко Дню освобождения Николаева, но не в честь «семидесятилетия злосчастного Нюрнбергского процесса», и не только потому, что газеты в архивах дряхлеют, и не оттого, что мы не приняли извинений современной Германии. В народе говорят: «Кто не простит – тому глаз вон, а кто забудет – два». Книги выходят и будут выходить, потому что в истории не бывает ненужных событий, потому что связующая поколения цепь памяти не должна порваться, потому что впервые за 70 предыдущих лет в Мюнхене переиздана книга Адольфа Гитлера «Майн кампф». Выставленный на продажу тираж в 4 тысячи экземпляров был раскуплен в течение дня, а желающих купить оказалось 15000. «Коричневая библия» может стать своеобразным пособием для поднимающего голову неофашизма.
Историки свою книгу презентуют землякам как своеобразный памятник расстрелянным, повешенным и замученным и как грозное предупреждение тем, кто пытается переписать историю или забыть её уроки, разжечь костёр новой войны.

Зоя Шаталова, учитель-методист

Обложка журнала №066
Архив предыдущих номеров
2017 год:
0102
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005