Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Подписка
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              ИМЯ СОБСТВЕННОЕ              

ТРИ ПРАВИЛА ГЕОРГИЯ СКУДАРЯ

К президенту акционерного общества НКМЗ Георгию Марковичу Скударю в Краматорске относятся по-разному – его или страстно любят, или столь же эмоционально ненавидят. Но равнодушных к нему нет…
Давайте отодвинем в сторону разнополярные страсти и попробуем разобраться: кто он, президент АО «Новокраматорский машиностроительный завод» - крупнейшего в Европе предприятия индивидуального тяжелого машиностроения?
Во-первых, он - дитя войны. Помнит небогатую жизнь в послевоенном Забайкалье и разруху в Мариуполе, жесткие законы выживания в среде пацанов-безотцовщины и присоленный азовский ветер, когда юнгой яхтного клуба выходил в море. У этих людей особая закалка, которая не дает опускать руки даже в самые тяжелые моменты жизни.
Во-вторых, он - целеустремленный человек, ему присуще желание всегда докопаться до истины, достичь совершенства, но постулат «цель оправдывает средства» он не принимает. Ветераны НКМЗ до сих пор вспоминают, как в кузнечно-прессовом цехе пресс Hydraulic меняли на десятитысячник собственного изготовления. Было это 35 лет назад, но участники реконструкции помнят, как за девять месяцев установили 6000 т основного технологического оборудования, а цех работал в это время на производственную программу завода. Живой как ртуть, громогласный начальник цеха предложил заодно выгрести из цеха кое-как слепленные еще в конце сороковых кладовочки и укромные «нышпорки». Выгребли всю эту нищету, и у рабочих расправились плечи… Тогда-то заместитель главного инженера Л.П. Ещенко оценил организаторские способности 40-летнего цеховика, что впоследствии перевернуло его жизнь.
В-третьих, у него не часто встречающееся, если можно так выразиться, стереоскопическое скоростное мышление. Пока коллеги «колдуют» над решением проблемы с одной стороны, он уже зашел с другой, потом посмотрел сверху и сбоку. В результате выкристаллизовывается эффективное, зачастую неожиданное решение.
В-четвертых, и это главное на крупном предприятии, он любит этот сложный завод и умеет создавать команду, притягивая к себе людей ищущих и инициативных, а зачастую, раскрывая творческие и деловые возможности тех, кто о них даже не подозревал.

Георгий Маркович Скударь – из «красных», выборных директоров. Леонид Петрович Ещенко предложил тогда, в 1988-м, его кандидатуру вопреки всем правилам. Желательно, чтобы на таком крупном предприятии индивидуального машиностроения директором был технолог механообработки, а Скударь – механик-металлург. Желательно, чтобы управленец такого ранга уже имел связи в министерстве и Госплане СССР, у Скударя их не было. У основного соперника – главного инженера, кандидата наук – шансов стать генеральным директором НКМЗ было гораздо больше, но представители трудовых коллективов решили иначе. После 12 часов ожесточенных споров победителем тяжелейшего марафона, с отрывом в 83 голоса от ближайшего конкурента генеральным директором НКМЗ стал начальник кузнечно-прессового цеха №2 Г.М. Скударь.
Тогда, в 1988 году, он принял завод c оборонкой в треть объемов производства, «убитой» металлургической базой и разболтанным, в основном, станочным парком. И ведь не один завод – в производственное объе­динение, которым руководил тогда Скударь, входили еще три крупных предприятия, в том числе, одно в Ростовской области, и институт НИИТЯЖМАШ.
Впереди был развал Советского Союза, разрыв связей с поставщиками, бартерные головоломки, инфляционное безумие, падение производства почти в пять раз. И постоянная угроза остановки – по логике капиталистического рынка во время кризисных штормов гиганты индивидуального производства погибают первыми.
Скударь по жизни не терпит ложь – так его воспитали родители. Поэтому директорскую деятельность, исходя из принципа «никогда не обманывай себя», начал с анализа состояния предприятия. Результаты были неутешительными: на крупнейшем в Европе машиностроительном предприятии не всегда попадали в химанализ, а сотки ловили чуть ли не на глазок – спасибо умельцам-станочникам. Завод душили долги, а план трещал по швам. Относительно мирового рынка заводчане плавали на два порядка ниже и были экономически безграмотны как первоклассники.
Поэтому начали с учебы основам стратегического менеджмента. Директор Центра производительности В.А. Еременко потом вспоминал: «Я учился вместе с Георгием Марковичем во Французском институте управления. За две недели он стал практически главной фигурой в делегации Минтяжмаша, потому что настойчиво и в то же время трепетно изучал азы рыночной экономики. Он искал эффективные пути для сохранения устойчивого положения завода». Были и такие, что завидовали: Париж, Лондон, США… А он возвращался из зарубежных командировок, как будто вырывался из золотой, рационально спланированной клетки на свободу. И здесь организовывал курсы, куда приглашал известных преподавателей. Их лекции записывали на пленку, а потом, передавая друг другу, затирали до хрипа.
Новокраматорцы не собирались подчиняться обстоятельствам, а в конце 1990 года пошли неожиданным путем - Скударь предложил коллективу взять предприятие в аренду. Министерские были в шоке, хотя понимали, что скоро пуповина, соединяющая Москву с украинском заводом, оборвется. Свои, поверив лидеру, поднимали руку «за» все-таки с замиранием сердца – впереди была полнейшая неизвестность.
Генеральный директор НКМЗ Г.М. Скударь в 1999-м вспоминал прошедшее десятилетие: «Помните 1992 год? Цены взлетели в десять раз, предприятия остались без оборотных средств. Это нонсенс, это невозможно: рынок не воспринимает товары! Деньги, которые нам платили потребители, не приходили на предприятие, оседали – то ли в Нацбанке Украины, то ли в Нацбанке России. Причем, пока шли, обесценивались. Это была катастрофа, которой никто не учился управлять, и в которой не учились управлять. В этой ситуации никто не умел найти себя.
Наш корабль шел в узкой протоке, а команда не умела пользоваться навигационными приборами. Мы хотели в океан, но не знали, куда корабль идет… Подспудно понимали, что в океане, куда хотели выйти, для управления кораблем нужны совсем иные приборы и совсем другая штурманская наука. К величайшему сожалению, никто из нас – сверху донизу – этой науке обучен не был. Мы не умели нормально работать в банковской системе, самостоятельно распоряжаться валютными средствами, еще не было нормальной службы маркетинга и контрактов – отдел сбыта занимался лишь отгрузкой готовой продукции. Нужно было изменить систему ценообразования, расчет цен, мы не имели анализа реальной потребности покупателей. Это нужно было изу­чить и понять в самые сжатые сроки. И… изменить ВСЕ внутри завода».
В те годы Скударь выработал для себя три правила.
Первое правило Скударя–менеджера: все делать в соответствии с действующими законами. Желающих проверить деятельность предприятия всегда была немало, а раньше, перед выборами в Верховную Раду количество комиссий необъяснимым образом увеличивалось. Приезжали, рылись в документах - тщательнее не бывает, нарушений не находили. Не успевали уехать одни, на пороге стояли другие… Чтобы люди не мучались, пристраиваясь на краешке чужого стола, проверяющим в конце концов отвели отдельный кабинет.
Второе правило Скударя–менеджера: делать все профессионально. Поэтому в отделе развития персонала и управления знаниями безостановочно работают всевозможные курсы повышения квалификации. Они дают углубленные знания менеджмента и маркетинга, здесь изучают иностранные языки и новые программные продукты. Станочники повышают квалификацию в классах, аналогам которых нет на Украине. Специалисты закрепляют знания в области стандартов ядерной и радиационной безопасности – им предстоит работать с украинскими АЭС. Одним словом, учатся все.
Третье, и главное, наверное, правило Скударя: предвидеть перспективы и нести ответственность за последствия своих действий.
Команда Скударя в девяностые решила несколько жизнеопределяющих проблем: наладила контакты с партнерами из ближнего и дальнего зарубежья, реорганизовала структуру управления, на 90% диверсифицировала производство продукции, привела систему управления качеством в соответствие с мировыми стандартами, создала стратегию развития предприятия на ближайшие двадцать лет. И опустила занавес перед желающими «распилить» завод, законодательно утвердив первое в украинском тяжелом машиностроении закрытое акционерное общество.

Ни один год из 83 лет, прожитых предприятием, не был простым, хотя бы потому, что индивидуальное тяжелое машиностроение – это особый вид творчества, а крупнейший в Европе завод – особый способ жизни при любых внешних условиях.
Сразу переоснастить крупное предприятие по последнему слову техники невозможно. Металлургические технологии на НКМЗ устарели больше других, поэтому в 1997-м на развитие этого производства было направлено свыше 14 млн.грн. собственных средств. Первенцем программы стала спроектированная и изготовленная на заводе установка внепечного рафинирования стали, применение которой значительно сокращает время плавки и кардинально снижает содержание неметаллических включений. Получив результаты химанализа, сталевары шутили: «Эту сталь можно пить!» Первым в срочном порядке переадресовал заказы на НКМЗ харьковский завод «Турбоатом».
С тех пор малая металлургия большого машиностроения стала лучшей в СНГ. Сейчас в цехах металлургического дивизиона работают две дуговые электросталеплавильные печи емкостью 50 и 15 т, две установки ковш-печь, установка глубокого вакуумирования, в кузнечно-прессовом два новых пресса с манипуляторами – усилием 5000 тс и 3000 тс, установка дифференцированной термообработки. Все это оборудование спроектировано и изготовлено непосредственно на Новокраматорском заводе. Третий пресс – усилием 10000 тс – его еще здесь называют «кормильцем», готовится к коренной реконструкции. Это означает, что на месте его, проработавшего 35 лет, появится новый пресс усилием 12000 тс.
Все стальное литье в фасоннолитейном цехе изготавливается по технологии альфасет-процесс, что обеспечивает исключительное качество литых заготовок. Кардинальным образом изменились нагревательные и термические печи, теперь они дают разброс температур не более ±5°С.
В механообрабатывающих цехах работает около 300 новых высокоточных и модернизированных ком­пью­теризированных станков. Некоторые изготовлены специально для НКМЗ и аналогов им в мире нет. Около 4000 компьютеров обеспечивают автоматизацию проектирования и управления, разработки технологических процессов. Вроде можно успокоиться?

Ан нет, Скударь пошел дальше – в 2011 году на заводе начались последовательные преобразования условий труда, совершенствование рабочих мест и технологий, внешнего вида цехов и внутренней эргономики – от мелочей до решения глобальных задач.
Пионером стал цех специального инструмента. Здесь рационально выстроили логистику движения изделий, полностью изменили внутреннее содержание цеха, освещение, отопление, бытовые условия. Запомнилось искреннее восклицание одного приезжего специалиста, который зашел сюда в слякотный день: «Дайте тапочки! Я могу здесь наследить».
Так же изменились редукторный цех, механосборочный цех №2, третий механический… Такие же изменения ждут и другие цехи предприятия…
Особая гордость президента АО НКМЗ – капитальный ремонт и полное переоснащение заводского спортивного комплекса. Достоинства футбольного поля уже оценили спортсмены киевского «Динамо» и донецкого «Шахтера», преимущества бассейна – украинские пловцы категории «Мастерс». Все отмечают: это уровень олимпийских объектов. А на поле СК Блюминг сейчас бесплатно занимаются 330 городских ребятишек – так реализуется совместный с ФК «Шахтер» проект «Давай, играй», цель которого – возродить в городе детский футбол.
15 лет назад в интервью местному телеканалу СКЭТ на вопрос «За что Вы чувствуете ответственность?» Скударь ответил: «Я? Да за все! Даже за настроение людей... За культуру, климат на заводе. Важны ведь не только уровень зарплаты, загрузка, объемы производства, прибыль, рентабельность, заключение и исполнение в срок договоров.
В принципе, я считаю себя ответственным за то, чтобы у человека на рабочем месте было хорошее настроение. За все, что происходит, и плохое, и хорошее, мне нужно отвечать».
Тогда Георгий Маркович недоговорил – своей сферой ответственности он считает и город, который полюбил в 1960-м, когда приехал сюда из Мариуполя.
Еще в 1991 году, когда плохо было самым незащищенным – пенсионерам и бюджетным учреждениям, с его подачи совет арендного предприятия закупал для больниц одноразовые шприцы и оборудование, ремонтировал и содержал палаты для инвалидов войны, тогда же стартовала традиция регулярной помощи заводским пенсионерам.
В 1999 году у мэра города, бывшего новокраматорца В.П. Кривошеева самой большой головной болью была несвоевременная выплата пенсий.
Мэр делился тогда: «Государство декларативным путем увеличило размер пенсий, оставив прежним источник их финансирования – отчисления от заработной платы. В связи с перерасчетом объем пенсионных выплат в городе увеличился на 13,4%, а резкое падение объемов производства на промышленных предприятиях потянуло за собой столь же резкое снижение, а то и невыплаты зарплаты. Как следствие – выросли долги по отчислениям в Пенсионный Фонд. Для ежемесячной выплаты пенсий в полном объеме нам нужно на полмиллиона гривен больше, нежели даже теоретически могут отчислить предприятия».
Как только появились первые признаки стабилизации экономики, НКМЗ инициировал ликвидацию задолженности в выплате сначала пенсий, а потом и зарплаты бюджетникам. Г.М. Скударю удалось доказать в облгосадминистрации, что заработанные в Краматорске средства должны оставаться в городском Пенсионном Фонде, и только оставшиеся после наполнения ПФ деньги перечислялись на нужды области. Удалось убедить коллег - руководителей городских предприятий всех форм собственности повысить зарплату персоналу, тем самым увеличив отчисления с подоходного налога. Совместно с исполкомом решили проблему. Первыми в области.
В 2010 году помощь городу была переформатирована в социальные контракты депутатов-новокраматорцев. За три года по этой инициативе в ремонт кровель городского жилищного фонда, лифтов, внутриквартального освещения и дорог, строительство детских площадок было инвестировано около 42 млн. грн.
В прошлом году в социальную инициативу «НКМЗ для Краматорска», объединившую социальные контракты по 42 избирательным округам, завод вложил более 50 млн. грн., столько же предполагается вложить и в нынешнем году.
Социальная инициатива «НКМЗ для Краматорска» ориентирована на решение самых злободневных городских проблем – те же кровли и дороги, освещение и отмостки зданий, детские игровые и спортивные площадки. Только сейчас заводчане отдали приоритет объектам образования - за заводские средства ремонтируются спортивные и актовые залы, пищеблоки и столовые, кровли школ, помещения и территории детских садов. Директора школ и заведующие детскими учреждениями не устают благодарить депутатов-новокраматорцев, ведь где-то ремонта не было двадцать лет, а где-то и все сорок.
Почему-то кажется, что идея капитальной помощи учреждениям образования утвердилась в сознании новокраматорцев в 2014 году, когда артиллерийским обстрелом в центре города была разрушена общеобразовательная школа №24. Произошло это в начале июля, до начала занятий оставалось два месяца, и организаторы образования уже подумывали, куда расселить детвору в новом учебном году.
Георгий Маркович предложил помощь сам. Новокраматорские строители отремонтировали здание за месяц, одного стекла для металлопластиковых окон привезли из Харькова 15 т. На торжественной линейке 1 сентября некоторые мамаши даже плакали от счастья, что не придется их детям скитаться по чужим углам. А у пенсионеров НКМЗ тогда же появилась идущая от сердца традиция ставить свечи за здоровье Скударя – в июле они, лишенные государственной поддержки, получили в помощь от завода по 500 грн., в сентябре традиционная материальная помощь была выплачена в увеличенном в семь-десять раз размере.

Герою Украины, доктору экономических наук, депутату Верховной Рады Украины IV, V, VI созывов, полному кавалеру ордена «За заслуги», Почетному новокраматорцу, Почетному гражданину Краматорска, Почетному гражданину Донецкой области Скударю неоднократно предлагали высокие должности в Киеве – он отказывался. Пытались активировать самолюбие, интересуясь, не тесно ли ему на заводе – не помогало.
Георгий Маркович обычно отвечал: «Новокраматорский завод является заводом №1 в СНГ по производству индустриальной техники. Как может быть тесно на таком заводе? Для меня, инженера, экономиста, НКМЗ – большая лаборатория, крупный полигон, где я вместе с командой реализую свои способности, знания, умения. Здесь еще очень много нужно сделать. И поэтому речь идет не о тесноте… Скорее, о тех проблемах, которые невозможно решить на заводе».
Георгию Марковичу Скударю – 75. Возраст президентов он встречает в добром здравии и с большими планами: загрузка растет, в стадии контрактов и договоренностей пребывает много интересного оборудования, на заводе внедряется несколько технологических процессов ноу-хау, которые добавляют исключительности в возможности предприятия.
Он хочет, чтобы исключительность стала генетической традицией для нынешнего и последующих поколений заводских управленцев, поэтому учит их, часто на собственном примере, любви к родному заводу, заботе о подчиненных, стратегическому мышлению. Видимо, получается, ведь равных НКМЗ в тяжелом машиностроении СНГ нет.

Валентина Зорина
Фото предоставлены пресс-службой предприятия

 

 

Обложка журнала №073
Архив предыдущих номеров
2017 год:
010203
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005