Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network


      ИМЯ В ОБРАЗОВАНИИ     

Владимир Блинцов:
«Надо делать всё для будущего»

Что движет человеком сегодня? Какие поступки делают его известным, влиятельным, успешным. Пожалуй, первым приходит ответ – преодоление проблем и трудностей, но это не совсем так, считает Лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники, заслуженный деятель науки и техники Украины, академик Академии наук судостроения Украины, академик Международной академии морских наук, технологий и инноваций, доктор технических наук, профессор Владимир Степанович Блинцов: «Главное, что движет человеком, - это романтика. Когда выходишь в море со своим роботом, даешь команду на погружение и видишь - вода, вода, вода, и вот отсвет дна, и тогда отхватывает невероятно ощущение: ты сейчас увидишь то, что до тебя никто не видел! Это захватывает так, что можно мир перевернуть. Романтика греет душу всем, у кого она открыта».
Видимо не зря говорят, что сегодня те, кто ищут и создают что-то реальное, и есть самые большие романтики.

ИМЕНА: - Владимир Степанович, расскажите немного о своем детстве. Каким Вы росли ребенком? Кто и какие качества заложил в Вас? Под влиянием каких факторов сформировался Ваш характер? О чем Вам приятнее всего вспоминать?

В.Б.: - Родился в селе под Николаевом, когда наш край медленно и тяжело восстанавливался после войны. Мама – бухгалтер, отец – фронтовик, инвалид Великой Отечественной войны, рабочий. Жили бедно, но дружно. Родители всю жизнь стремились к высшему образованию, однако их студенческим планам помешала война (оба закончили среднюю школу в июне 1941 года и мечтали о дальнейшей учебе в институте). Много позже, уже в зрелом возрасте, отец все-таки реализовал эту мечту «на двоих» и успешно закончил Одесский сельхозинститут. Это стремление к образованию родители привили мне и моей сестре, мы оба – выпускники Николаевского кораблестроительного института имени адмирала С.И. Макарова.
Но сначала были счастливые школьные годы с учебой, мальчишечьими походами, мечтами и поиском «смысла жизни».
Большое влияние на меня имел отец и его фронтовые товарищи, которых в те годы было очень много в наших селах. Их боевые награды, которыми мы, дети, игрались вместо игрушек, их воспоминания о войне всегда меня восхищали и я невольно «примерял» себя к тем услышанным историям. Но один раз за такую «примерку» получил от отца хороший урок.
Было так. В холодный, хмурый и дождливый осенний день я увязался с отцом на работу (было мне лет шесть-семь). Ехали мы на «газике» по проселочной дороге, а отец и водитель (тоже прошедший войну) вспоминали свои фронтовые истории. Мне так захотелось быть на них похожим, что я вклинился в разговор и с сожалением сказал: «Как жаль, что сейчас нет войны, я бы тоже показал себя!».
Вдруг отец говорит водителю: «Останови машину!», а мне: «Выходи!». Я, ничего не понимая, вышел из теплой машины в грязь, а сверху льет холодный дождь. Отец достает их машины саперную лопатку и подает ее мне: «Копай окоп!».
Я пытаюсь копать под холодным дождем, но ничего не получается. А отец объясняет: «А на войне, сынок, по тебе еще и стреляют! Понял теперь, что такое война?».
Доходчиво, не правда ли, умели объяснять фронтовики? На всю жизнь я запомнил этот урок.
И еще одно воспоминание о детстве и отрочестве. Как-то неожиданно я увлекся морской тематикой и, в первую очередь, подводным плаванием. Взахлеб читал книги о море и о подводных лодках, которые находил в школьной библиотеке. Родители поддерживали это мое желание и даже подарили мне «комплект №1 подводного пловца» - ласты, маску и трубку. Это было счастье!
С тех пор моя дальнейшая судьба была предрешена – море и подводная стихия. А когда в 14-летнем возрасте я попал в крымский молодежный лагерь «Артек», то уже был опытным ныряльщиком, и меня избрали боцманом отряда «Морской». С тех пор и началась моя «морская служба», которая со временем переросла в профессию. Разумеется, после окончания школы я поступил в Николаевский кораблестроительный институт имени адмирала Макарова и сразу же записался в Николаевский клуб подводного плавания «Садко».

ИМЕНА: - Получается, что вся Ваша жизнь со студенческой скамьи связана с Николаевским кораблестроительным институтом/университетом, чем он так «привязал» Вас?

В.Б.: - НКИ всегда был престижным местом учебы. Ведь «город корабелов» понимал и ценил его значение для заводов и конструкторских бюро судостроительной отрасли. Правда, для меня изучение корабельного дела началось со специальности «судовой электрик». Дело оказалось интересным, так как подошла эра электрификации и автоматизации судов. И эта специальность стала для меня «единственной и родной» на несколько десятков лет. После окончания НКИ я был оставлен для научной работы в должности стажера-исследователя, затем стал аспирантом и защитил кандидатскую диссертацию по вычислительной технике. Затем работал ассистентом, старшим преподавателем и доцентом на кафедре электрооборудования судов. В этот период времени подводная стихия для меня была доступной только в отпускной период, когда я с удовольствием нырял с маской, погружался с аквалангом и занимался подводной фотографией.
Возможно, дальше летнего отдыха дело бы и не пошло, если бы не наш тогдашний ректор института – профессор Александров М.Н.
Он предложил мне заведовать кафедрой электрооборудования судов и заниматься в научном плане электрооборудованием и автоматикой подводных аппаратов. Михаил Николаевич тогда только основал это новое для института научное направление и был руководителем отдела глубоководных технических систем НУК. Вот так с легкой руки нашего ректора подводная техника вошла в мою жизнь, как профессиональный вид деятельности. И, конечно, накрепко «привязала» меня к НКИ.

ИМЕНА: - Владимир Степанович, даже простое перечисление всех Ваших регалий внушает трепет. Какие из них для Вас особо значимы, какие отвечают самым заветным целям?

В.Б.: - Все мои «регалии» мне лично принадлежат только на треть. Две остальные трети – это заслуга моей семьи, которая позволяла мне заниматься любимым делом с полной отдачей, заслуга моих коллег и товарищей по работе – преподавателей, аспирантов и лаборантов, с которыми мы проектируем, строим, испытываем и применяем новые виды подводной техники.
Всегда помню о моих учителях, которые были и примером для подражания, и требовательными воспитателями. Это мой научный руководитель кандидатской диссертации, доцент Владимир Васильевич Краснов, консультант докторской диссертации, профессор Валентин Эммануилович Магула, мои старшие коллеги и наставники - профессора Михаил Николаевич Александров, Борис Андреевич Бугаенко, Виктор Григорьевич Сизов, Станислав Николаевич Соловьев, Николай Борисович Слижевский, Юрий Евгеньевич Шамарин.
Разумеется, для любого украинского ученого высшей наградой является Государственная премия Украины в области науки и техники. Для меня звание Лауреата этой премии является вдвойне значимым, так как оно получено за коллективную работу в содружестве с крупными учеными НУК и Института электросварки имени Е.О. Патона НАН Украины – профессорами Рыжковым С.С., Егоровым Г.В., Жуковым Ю.Д., Квасницким В.Ф., Кошкиным К.В., Кривцуном И.В., Некрасовым В.А., Севрюковым В.В., Солониченко Ю.В.
Другим важным достижением считаю Грамоту от Министерства обороны Украины за работы на морских акваториях в зоне проведения АТО. На первый взгляд, это разные по «весу» награды, но я очень горжусь этой Грамотой. Помню слова отца: «Важно не «что», а «за что» ты получил награду».

ИМЕНА: - Вы были студентом и преподавателем, исследователем, организатором и руководителем многих проектов, что Вам ближе по духу: учить или учиться?

В.Б.: - Для работника высшей школы это единый и неразрывный процесс. Невозможно хорошо учить, если сам не ведешь активные научные исследования, не развиваешься как специалист. Это хорошо понимают мои коллеги «по цеху» - руководители научных школ НУК, профессора, доктора наук. Именно они своим трудом формируют имидж университета как элитного учебного заведения.
Работая деканом электрофака НУК, учебным процессом приходилось заниматься в двух направлениях – организационном и научно-методическом. Особенно интересно было заниматься лицензированием и аккредитацией новых специальностей. Дело это всегда было сложным и трудоемким, однако в результате на электрофаке количество новых специальностей и выпускающих кафедр для них за относительно короткий период времени удалось увеличить в четыре раза! С удовольствием вспоминаю командную работу заведующих кафедрами электрофака – организаторов новых специальностей, профессоров Вовченко А.И., Гулого Г.А., Жукова Ю.Д., Кондратенко Ю.П., Павлова Г.В., Рябенького В.М., Ставинского А.А., Хлопенко Н.Я.
Что же касается моей собственной учебы, то ею занимаюсь постоянно – от курсов патентоведов в далекие советские времена и до зарубежных стажировок и курсов повышения квалификации нашего Министерства.
Важнейшей частью профессиональной учебы являются морские экспедиции, в которых я с моими аспирантами испытываем новые образцы подводной робототехники и выполняем подводные работы наших заказчиков. Морская практика и ставит перед нами новые проблемы, и подсказывает варианты их решения. Море учит. Я ничего бы не стоил без экспедиций и практического опыта. Вот смотришь, что надо делать так, а не получается. Значит надо подумать, теоретически обосновать, рассчитать, спроектировать, изготовить, испытать, и тогда всё работает! Приведу в пример один из случаев.
Однажды мы с нашими аппаратами-роботами в порту Дудинка (крайний Север России) обследовали подводные трубопроводы. Там огромные климатические нагрузки, и водолазы в таких условиях работать не могут. Все шло по хорошо отработанной технологии. Но после сильного шторма на внешнем рейде Дудинки произошло ЧП: десять контейнеров со взрывчаткой сорвались с креплений на палубе судна и затонули. В каждом контейнере – по 100 кг взрывчатки. А на рейде стоят суда, рядом Севморпуть с интенсивным движением. Взрывчатка могла сдетонировать просто от гидроакустического удара.
Нам была поставлена задача обследовать дно морского рейда, но у нас не было такого робота, который мог бы быстро передвигаться и обследовать большую площадь. Нас начальник порта просил сделать с помощью робота хоть что-нибудь. Вот так море потребовало новых инженерных решений, научно обоснованных. И мы это сделали. Переоборудовали наш аппарат по совершенно новой технологии смешанного типа – вначале буксировка, потом автоматическое отсоединение от буксира и обследование объекта. Вот такая сложная научная проблема была решена «на колене», на палубе судна в течение трех суток: мы это придумали, изготовили оснастку, настроили, испытали и потом четверо суток барражировали на этой стоянке, проверяя наличие опасных контейнеров. А затем на основании этого научного экспромта один из членов нашего экипажа – мой аспирант Дима Костенко – защитил диссертацию. Сейчас он заведует кафедрой, которую в то время возглавлял я. Вот так мы и учимся.

ИМЕНА: - Глядя на Ваши звания и послужной список, можно подумать, что Вы «женаты» на работе. А как же семья? Как Вы расставляете приоритеты?

В.Б.: - Это в точку. Я действительно «женат» на работе. И если серьезно, то у меня идеальная семья - мне чрезвычайно повезло с женой, а потом - с детьми. Мы с женой воспитали и вырастили троих детей. Они работают с нами в НУК, стали кандидатами наук, один из них уже доктор наук, причем самый младший. Они меня прощают и все позволяют. Жена тыл прикрывает. Все: и дочка, и сыновья ходили со мной в море, ныряли, занимались исследованиями. Это была творческая работа, мы занимались делом, а одним из результатов стали научные статьи, потом и диссертации. Но главным для нас было дело, которое мы делали в море. Потому что, когда делаешь, то не думаешь о диссертациях. Вышел в море и видишь – что-то надо изменить, доработать. Додумываешь, испытываешь и выполняешь работу. У нас много было работ, связанных с затонувшими подводными потенциально опасными объектами (оружие, ракеты, снаряды, торпеды и т.п.). Вот этим и занимались, совершенствуя и технологию, и науку. От жены я ни разу не слышал упрека по поводу частых и нередко внезапных командировок. Вот это моя удача. Помните, как герой одного известного фильма ответил на вопрос «Что такое счастье?» – «Счастье – это когда тебя понимают».

ИМЕНА: - Вы долго руководили Институтом автоматики и электротехники. Иногда можно услышать досужие толки о том, что серьезных отечественных достижений в разработках электроники и систем управления нет, что бы Вы могли на это ответить?

В.Б.: - Начнем с того, что электроника как наука об изготовлении электронных приборов в Украине практически отсутствует, как и во многих странах мира. В этом нет трагедии. Просто такова мировая интеграция, разделение труда. У кого-то производство автомобилей развито, а кому-то это не нужно, так и с электроникой. Но у нас в стране ведется серьезная научная деятельность в области систем управления, автоматики, в том числе и нашими подводными роботами. То есть, электронные компоненты закупаются, но «мозги» им делаем мы, создавая программное обеспечение. Мы используем импортную элементную базу, но «интеллект» вкладываем в нее сами.
Разработка систем автоматического управления в Украине и, в частности, у нас в университете – эта важное научное направление, имеющее признание на международном уровне. У нас в университете хорошо развиты и успешно работают целые научные школы, которыми руководят крупные ученые профессора Гордеев Б.Н., Жуков Ю.Д., Кондратенко Ю.П., Павлов Г.В., Рябенький В.М., Тимченко В.Л. В прошлом году мы даже нашу учебную программу «Автоматика и робототехника», перенесли на площадку одного их китайских университетов.
Мы придерживаемся известной мудрости: «дорогу осилит идущий». Никогда не следует занимать позицию финализма и опускать руки. Надо делать все для будущего.

ИМЕНА: - Что в Вашей работе, как преподавателя и научного деятеля, сегодня вызывает обеспокоенность, а чем, наоборот, довольны и могли бы гордиться?

В.Б.: - Начну с обеспокоенности. Сегодня государство в неполном объеме использует наш научный потенциал. Мне и моим коллегам хотелось бы выполнять больше крупных теоретических и прикладных исследований в интересах отечественных организаций. Беспокоит состояние дел в отечественном судостроении. Очевидно, авианесущие крейсера на николаевских верфях строиться будут не скоро. Однако, создание отечественного речного транспортного, пассажирского и технологического флота для украинских рек – чрезвычайно актуальная задача, которую сегодня уже решают наиболее «продвинутые» украинские предприятия («НИБУЛОН» и др.). Однако, настоящее возрождение отечественного судостроения и речного судоходства невозможно без соответствующего законодательного обеспечения, а разработка его затягивается.
Что же касается позитива, то эти чувства у меня, прежде всего, связаны с нашим университетом. Прошло 100 дней, как я по приказу нашего министерства исполняю обязанности ректора. Оглядываясь на эти дни, с уверенностью отмечаю, что научные и учебные проблемы наш коллектив решает на «отлично». Все мы – одна команда. И даже когда мне приходилось заниматься аварийными хозяйственными вопросами – энергообеспечением университета, ремонтами протекающих крыш и помещений, я ощущал этот дух единства и заинтересованности в скорейшем разрешении этих проблем.
Но главное – это желание и готовность коллектива ставить и решать ключевые проблемы развития университета: совершенствования учебного процесса, выполнения фундаментальных и прикладных научных исследований. Ведь именно эти виды деятельности гарантируют успехи ВУЗа на современном рынке учебных и образовательных услуг.
Радует постоянный рост авторитета наших ученых на мировом рынке труда. Имея успешный многолетний опыт подготовки корабелов для Китайской Народной Республики, наш университет постоянно расширяет его. Кроме традиционного сотрудничества по подготовке кадров (а здесь мы лидируем среди украинских технических ВУЗов по внедрению программ обучения с выдачей двойных дипломов), университет создал несколько учебных и научно-исследовательских центров с организациями Китая. Успешно развиваем сотрудничество по академической мобильности студентов и в реализации совместных научно-образовательных PhD-программ. Сегодня Китай нашему университету доверил выполнение 28 таких программ! Опыт сотрудничества с Китаем мы планируем перенести и на другие страны, среди которых Индия, Польша и другие.
Особую гордость вызывают успехи наших спортсменов. Казалось бы, технический университет не может претендовать на спортивные «лавры». Однако, на протяжении многих лет нас радуют успехи нашей бывшей студентки, олимпийской чемпионки, многократной чемпионки мира и Европы Ольги Харлан. А в 2018 году на Зимних олимпийских играх в Пхенчхане (Корея) наш бывший студент Александр Абраменко стал олимпийским чемпионом по фристайлу! Наши студенты – постоянные участники, призеры и победители чемпионатов Украины и студенческих универсиад. Спортивный дух в стенах университета поддерживают его преподаватели и сотрудники. Успешно проведенная в феврале 2018 года 51-я (!) спартакиада НУК – тому подтверждение.

ИМЕНА: - Вы уже сказали, что для будущего надо что-то делать сегодня, готовить платформу. Что именно Вам бы хотелось реализовать?

В.Б.: - Идей и путей их реализации много. Остановлюсь на трех направлениях. Первое касается подготовки кадров. Ее надо сделать более академичной, то есть, основанной на собственных научных исследованиях и на лучших международных практиках. У нас есть прекрасные примеры успешной организации учебного процесса, построенные на достижениях научных школ профессоров НУК Вовченко А.И., Дубового А.Н., Жукова Ю.Д., Зайцева В.В., Иртыщевой И.А., Квасницкого В.Ф., Коростылева Л.И., Ломоносова А.В., Мочалова А.А., Некрасова В.А., Павлова Г.В., Парсяка В.Н., Приходько С.Б., Радченко Н.И., Рашковского А.С., Романовского Г.Ф., Рябенького В.М., Тимошевского Б.Г., Сербина С.И., Ткача М.Р., Харитонова Ю.Н., Чернова С.К., Шевцова А.П. Теперь наша задача – распространить этот опыт на другие направления подготовки кадров.
Второе направление – постепенное внедрение в учебный процесс английского языка как языка профессионального общения. Без этого построить современный университет невозможно.
Третье, но отнюдь не второстепенное – формирование имиджа НУК как элитного центра образования и науки, создание в нем современных условий для развития личности, для творческой работы преподавателей и студентов.
Но есть и еще одна мечта – создать подводный аппарат-робот для исследования самых больших глубин Черного моря, куда никто еще не погружался. Мы к этому готовы, дело за спонсорами.

ИМЕНА - Наталья Тофан
Фото – Елена Мыльникова, из личного архива героя публикации

Обложка журнала №076
Архив предыдущих номеров
2018 год:
01
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005