Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

            НАЗЫВАЯ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ           

Цінності вищі за фах?

Из истории известно: лучшее время для захвата власти и передела собственности и сфер влияния – междуцарствие или война. То есть, то смутное время, когда народ и государство думают о том, как спасти страну от развала, защитить границы от внешнего врага. Тогда у тех, кто правдами и неправдами сумел окопаться в тылу, прикрывшись патриотическими лозунгами, вполне может «выгореть» их личный гешефт. Первая попытка кавалерийским наскоком уничтожить систему Гос­комтелередио и из его ресурсов учредить «Общественное телевидение имени Аласании» была предпринята весной 2014 года. Крым аннексирован, на Донбассе полыхает необъявленная война, волонтёры собирают экипировку для добровольцев…
Кресло директора НТКУ было освобождено быстро, эффективно и без бюрократических проволочек: как известно, предыдущий глава НТКУ Александр Пантелеймонов был вынужден написать заявление об увольнении 18 марта под физическим давлением и угрозами со стороны ворвавшихся к нему в кабинет нескольких народных депутатов от ВО "Свобода". Поводом для этого, по словам нардепа Мирошниченко, послужил показ отрывка обращения президента России Владимира Путина к Федеральному собранию по поводу Крыма. Так что об уходе Пантелеймонова никто особо не жалел, а избивших его депутатов не осуждали, а даже благодарили…
25 марта 2014 года Зураб Аласания был назначен на должность гендиректора Национальной телекомпании Украины.
Не было сайта, журнала или телеканала, не опубликовавших интервью с ним. Совсем как у забытого ныне Роберта Рождественского: «Теперь твои портреты на тетрадях, на клюкве в сахаре и на конвертах». Все попытки его новых подчиненных на местах и в Киеве получить от него ответ, какова стратегия Общественного телевидения, кто является целевой аудиторией канала, какие направления и темы следует развивать, на какие образцы, в конце концов, ориентироваться, упирались в непробиваемую стену молчания. На любые вопросы, касающиеся контента, на любые просьбы поделиться соображениями о качестве программ, выходящих в областях, директор неизменно отвечал: «Мы вам ничего говорить не собираемся. Вы работайте. А мы за вами наблюдаем и делаем выводы. Какие? Приедете на конкурс – тогда узнаете…» Несколько визитов в наиболее близкие от Киева облтелерадиокомпании, как оказалось, и не предполагали конструктивного общения с коллективами. Выспренные лекции о высокой миссии Суспільного перемежались безапелляционными заявлениями о полном несоответствии провинциальных журналистов и – в особенности! – их руководителей Истинным Стандартам Журналистики и, как следствие, отсутствии благодати для вхождение в «Царствие Аласании».
Точку в этом затянувшемся бездарном параде тщеславия попытался поставить Союз журналистов Украины. 21 апреля, на своём Пленуме НСЖУ утвердил обращение к премьер-министру Владимиру Гройсману с требованием инициировать отставку Зураба Аласании с поста гендиректора НТКУ. Зураб Григорьевич старался не только сохранить лицо, но то ли бравировать, то ли угрожать: «Эта организация (НСЖУ) для меня ничего не значит. Она не имеет ни веса, ни толку в моих глазах. Я вообще не принимал их обращение во внимание. Это уже десятое письмо, которое они пишут, просто раньше никто из моих коллег на него внимания не обращал, а сейчас почему-то обратили. Они такое пишут тоннами. Они не являются субъектом, принимающим решения, тем более, кадровые. Они не имеют отношения ни к НТКУ, ни к общественному вещанию»; «Меня никто не увольняет. У меня есть контракт, уволить меня может только премьер-министр. А зачем премьер-министру сейчас это нужно? Он же не ненормальный. Он только-только пришел на должность. Вмазываться в эту историю им сейчас – себе дороже. Думаю, что никто из разумных политиков сейчас в это вмешиваться не будет. А нет, я знаю одного ненормального, который бы мог вмешаться – это господин Томенко [нардеп Николай Томенко]. Этот может вмешаться во что угодно. Но ни один действующий политик не пойдет на это – общественное мнение не даст им забрать у них будущее общественное вещание". За него попробовал заступиться старый друг и покровитель – Арсен Аваков написал у себя на Фейсбуке: «Зураба Аласанию хотят уволить в отместку за размещение критических программ. И кампанию атаки на него развернули из-за этого. Не за глобальные "ошибки реформирования", а за всевозможные "Схемы", "Версии" и другие расследования, которые он допускает в эфире бывшего УТ-1. Стоит говорить правду, без жеманства замаскированных строчек какого-то пленума НСЖУ. Невзирая на то количество яда, что вылито этими программами и на меня лично, так поступать нельзя, это путь к диктатуре номенклатурных решал!» В этом же комментарии он отметил, что как член Кабинета Министров не будет голосовать за подобные решения.
Безусловно, объяснять обращение Пленума НСЖУ политическими интригами, а не упавшими ниже 1% рейтингами канала, имеющего 97% покрытия, было куда удобнее, чем признать собственную управленческую и человеческую несостоятельность. А отсутствие какого бы то ни было контакта с сотрудниками, высокомерие и неприкрытое хамство объяснять сложностями переходного периода. Для соблюдения исторической правды следует отметить, что дважды Зураб Григорьевич всё-таки обращался к своим «нижестоящим коллегам». И оба раза – с истеричными угрозами. В первый раз – в 2015-м, когда разослал письмо директорам облтелерадиокомпаний, отчаявшимся дождаться ответов от своего руководителя, и собравшимся, чтобы самостоятельно обсудить своё будущее. Их всех Аласания записал в заговорщики и заявил, что и они, и каждый, кто поддерживает контакты с этими отщепенцами, будет уволен при первой же возможности. Второй раз случился в марте 2016, когда из-за несвоевременно подготовленного руководством НТКУ бюджетного паспорта сотрудники телекомпании на протяжении двух месяцев не могли получить зарплату. Естественно, в коллективах начался ропот. Аласания снизошёл до поста в Твиттере: «Директори філій замість того, щоби пояснювати людям, що відбувається, радісно валять все на НТКУ та кляту реформу Суспільного (не всі, але деякі). «Почую кожного», - так, це загроза».Кто-то, может быть, назовёт это самодурством или диктатурой, но зачем? Ведь сам Зураб прямо и честно дал определение своим отношениям с коллективом.
В одном Аласания оказался прав: ронять международный престиж Украины, устраивая скандал с зарвавшимся директором НТКУ, Премьер-министр не стал. Но надолго Зураб Григорьевич в директорском кресле не задержался. Столкнувшись с необходимостью подготовки Евровидения и поняв, что взвалить такую ответственность он на себя не готов, Аласания в очередной раз растиражировал надрывные жалобы на правительство, недодавшее ему денег, и 1 ноября 2016 подал в отставку по собственному желанию с должности гендиректора НТКУ. Его заместитель, Павел Грицак, на которого были возложены обязанности по проведению песенного конкурса "Евровидение-2017", не только блестяще справился с задачей, но и сумел сэкономить для бюджета более 135 млн.грн.
Зураб Григорьевич времени зря не терял. Интернет-издания этого времени пестрят развёрнутыми интервью, как много он сделал для общества, как оно, общество, оказалось не готово к свалившимся на него переменам, какой ужасный совковый коллектив ему достался, как всех этих «динозавров» надо разгонять, и как злобное и косное государство мешает его подвижническому труду.
За этими приятными трудами время пролетело незаметно, и уже 10 апреля 2017 Наблюдательный совет НСТУ выбрал Зураба Аласанию руководителем Национальной общественной телерадиокомпании Украины. Видимо, сумел он задеть какие-то глубинные струны в душах членов Наблюдательного совета, так что пальму первенства они присудили человеку, о недоверии которому ещё недавно заявил Национальный Союз журналистов Украины, объединяющий в своих рядах свыше 20 000 членов, и коллектив Национальной телерадиокомпании Украины.
Надо сказать, что претензии первичной профсоюзной организации НТКУ к своему директору были вполне конкретными: «реорганизация канала, которая фактически началась с приходом нынешнего руководства, ведется непрофессионально, недемократично, с нарушением законодательства и отсутствием открытого социального диалога. Сокращается число программ собственного производства, отсутствует открытое обсуждение программной политики и концепции канала, системно нарушается закон «Об охране труда», в частности, увеличиваются объемы работ с одновременным уменьшением оплаты, и даже температурный режим в рабочих помещениях не выдерживается».
Впрочем, если принять во внимание ключевые тезисы из многочисленных интервью Зураба Аласании, раздаваемых им в уютных ресторанах и кафе, а не в холодном директорском кабинете, то всё, что так возмутило профсоюзы, вполне вкладывалось в концепцию реформ, гордо сформулированную им самим: «Меня называют тираном? Будет еще хуже» (https://goo.gl/BWU3ph). Буквально первым его шагом стало объявление о массовых сокращениях. Каждый второй работник НТКУ должен быть уволен, а бОльшая часть из тех, кто останется в орбите Суспільного, будут работать на контрактах, то есть, временно и без каких бы то ни было гарантий со стороны телекомпании. Так что в общем, вполне можно понять, что столь раздражавший его злонамеренной непонятливостью «народ» директор начал «вымораживать» ещё в свою первую ходку.
Кстати, по рассказам очевидцев (https://goo.gl/brpCt5), едва вернувшись в директорское кресло, Аласания в полном соответствии с армейским принципом: «Мне не нужна твоя работа, нужно, чтобы ты мучился», немедленно потребовал от журналистов, работавших в киевском офисе НСТУ, чтобы в течение 8-часового рабочего дня, они, независимо от температуры в рабочих помещениях, сидели всем скопом в общей редакции с единственным компьютером, а обедали организованно, в течение 40 минут. При этом в 22-этажном «Карандаше» закрыли столовую, сдав взамен площади в холле коммерческим кафе. Существенная забота о коллективе, если учесть, что в радиусе трёх километров от здания НСТУ нет ни одного заведения общественного питания. Сотрудникам немедленно срезали все доплаты вплоть до голых окладов, и при этом людям, чья зарплата скукожилась до 4-5 тысяч грн. в месяц, стали недвусмысленно намекать на необходимость немедленной смены гардероба, дабы соответствовать некоему новому дресс-коду. Аласания ни разу не мстил коллективу, попытавшемуся меньше года назад отвергнуть его. Отнюдь! Во всём этом сквозил точный бюрократический (или, как теперь модно говорить на Суспільному, «ейч-ар») расчёт. И назывался данный, хладнокровно спланированный комплекс мер «Немецкой системой». Или – чтобы было понятно – одновременным выдавливанием большого количества «лишних людей» путём создания им невыносимых условий взамен честного, но затратного, долгого и слишком уж заметного официального сокращения.
Любой, кто хоть раз побывал в «Карандаше», не мог не обратить внимания на пионерские речёвки на украинском и английском языках, развешанные во всех коридорах. Самая приметная из них: «Цінності вищі за фах». Именно по этому принципу – разделения его ценностей – Аласания и стал подбирать себе команду. На конкурсах и собеседованиях у претендентов спрашивали: «Вы понимаете, что руководитель должен быть безжалостным? Вы лично готовы к решительным мерам?» Безоговорочно согласившиеся получали шанс. Задумавшиеся или попытавшиеся пуститься в рассуждения, выбывали из гонки не по своей воле.
В полном соответствии c ожиданиями общества, на новом телевидении стали закладываться «новые стандарты во взаимоотношениях между журналистами и редакцией». Для начала под маркой борьбы с лезущей не в дверь, так в окно «джинсой» ввели жёсткую цензуру в новостях. «Джинсой» теперь считается любое позитивное упоминание о каком бы то ни было действии власти любого уровня – хоть сельского схода. Любое доброе дело для города и области может совершаться только безымянными доброхотами. Скажем, сюжет о том, что Николаевский глинозёмный завод, много лет подряд выделяющий деньги на реставрацию картин в художественном музее им. Верещагина, передал для включения в экспозицию несколько восстановленных полотен – безусловно скрытая реклама. Название предприятия-благотворителя можно упоминать только за деньги и в отдельном рекламном блоке.
И в новостях Суспільного не место плюрализму. Рассказывать, допустим, о пикете Львовского филиала не просто не желательно, а категорически запрещено. А о том, что ввиду увольнения более чем трёх тысяч сотрудников по системе НСТУ, руководство филиалов приглашает на студию чиновников Службы занятости, чтобы те рассказали вышвыриваемым на улицу людям, какие документы им необходимо иметь при себе для оформления пособия по безработице, необходимо не только снять сюжет, но и в обязательном порядке разместить восторженный пост на личной странице в Фейсбуке.
Как известно, при том, что в течение ближайших двух месяцев количество сотрудников НСТУ по областям будет сокращено практически вдвое, в «Карандаше» (22 этажа, 3 гектара земли, 14 миллионов гривень в год на содержание – отопление гигантских пустых коридоров, электричество, лифты, воду, уборку и т.д.) с рабочими местами всё в порядке. Только собираясь в директора, Аласания нещадно критиковал Госкомтелерадио за раздутость штатов и непомерность площадей, занимаемых этим ведомством на двух этажах здания на Крещатике, 26. Дабы продемонстрировать собственную, так сказать, альтернативную скромность, он часто повторял, что содержать такую махину, как небоскрёб Первого Национального, где, помимо прочих архитектурных фантазий имеется… два бассейна, экономически самоубийственно для телекомпании нового типа. Поэтому он намерен сдать его в аренду, а сам с командой переберётся в скромный коворкинг поближе к центру. Теперь уже речь о переезде не идёт. В здании работает… ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ СОТРУДНИКОВ И 41 ДЕПАРТАМЕНТ. Причём, лишь мизерная часть из них – журналисты, операторы и монтажёры. Неудивительно, что по словам самого Аласании, собирающегося судиться с государством из-за недоданных ему денег, 90% из 776 млн. грн., выделенных НСТУ из государственного бюджета, пойдут на зарплаты.
В общем, как-то так происходит создание «Общественного телевидения Зураба Аласании». Или, говоря без обиняков, уничтожение системы регионального вещания во имя торжества насквозь лицемерных лозунгов команды ненасытных и беспринципных, прости, Господи, «реформаторов». Не случайно на их знаменах гордо начертан лозунг: «Цінності вищі за фах!».

Ярослав Индиков

Обложка журнала №076
Архив предыдущих номеров
2018 год:
0102
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005