Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

     ИМЕННАЯ НОВЕЛЛА    

Космос Германа Титова

«Мы проснемся с тобой через тысячу лет,
Через тысячу весен и зим
И окажутся сотни различных планет
По неясным причинам вблизи».
Владислав Дунаев

Космонавт Герман Титов и Адриан Топоров в редакции газеты «Известия», Москва, 1961 год. Фото из семейного архива Топоровых

Через стекло иллюминатора космического корабля «Восток-2» Герману Степановичу Титову хорошо видно бездонное пространство Вселенной. С Земли ночное небо, усыпанное бесконечным количеством поблескивающих звезд, Герману всегда казалось сказочным. Теперь он в нем работал. Вспоминал пункты инструкции по управлению и ориентации корабля в космическом пространстве. В последовательности, усвоенной до автоматизма еще на тренажере, нажимал нужные кнопки, отслеживал колебания стрелок приборов и загорание сигнальных лампочек. Подробно записывал в журнале, как реагирует на поданные команды громадина корабля.
Это была его работа. Выполнение очередного пилотного задания. Но глаза космонавта фиксировали, как сдвигаются по желанию человека Луна, звезды. И в сознании оседало непередаваемое ощущение управления Мирозданием. Чтобы не показаться смешным или тронутым, он не записывал в бортовой журнал космического корабля и не сообщал о таком на Землю по радиосвязи. Но оно навсегда отпечаталось в душе.
Теперь часто вспоминается и чудо невесомости. Не то, которое многократно имитировали разные центрифуги во время тренировочных полетов. А реальное свободное плаванье в кресле командира корабля в течение целых суток, пока «Восток-2» семнадцать раз облетал вокруг Земли. Эта спокойная благодать невесомости будила в памяти тела пребывание в материнской утробе. И даже что-то еще более далекое. Возможно, рыбье передвижение далеких предков, заселявших когда-то земной океан….
Но чаще всего Титову грезился голубой шар Земли. Ее округлость с высоты орбиты воспринималась очень отчетливо. Узнаваемо скользили очертания морей, океанов, материков. По сравнению с черной пугающей бесконечностью Мироздания наша планета казалась совсем небольшой и беззащитной в своей удивительной голубизне.
Раньше, на Земле, Герману понималось, что запуском одного человека на орбиту занимаются тысячные коллективы ученых, рабочих громадной страны во многих ее городах и республиках. А успешный полет - не только его личная заслуга. Но подлинная значимость и грандиозность свершенного стали понятны лишь во время пребывания в космосе. Среди его молчаливой глобальной бездонности совсем с другой стороны приоткрылись безграничные возможности человечества, проживающего на таком маленьком голубом шаре. И та страшная опасность, которая связана с расхождениями между техническим могуществом и нравственно-психологическим несовершенством ее жителей. Бесконечность увиденного будила совсем новые, какие-то безграничные мысли…
Когда миновали первые празднично-наградные месяцы после успешного завершения полета, начали отчетливо проявляться изменения в сознании, оставленные теми фантастическими семнадцатью космическими зорями, которые он встретил всего за одни сутки своего пребывания на орбите.
Со временем сгладилась и обида на вторичность его полета. Весь год после того, как их группу из шести человек отобрали для целевой подготовки к выходу на орбиту, у него и Юрия Гагарина все учитываемые показатели оказывались равными. Герман даже обладал важным преимуществом. При одинаковых оценках по всем результатам летных и физиологических испытаний он на целый год оказался моложе Гагарина. Кому первым лететь в космос, решала государственная комиссия. За несколько дней до старта сообщили: Титов назначен дублером.
Уже после удачного облета Земли любопытным журналистам на вопрос, почему выбор пал на Гагарина, руководство Центра по подготовке космонавтов объясняло, что решающую роль сыграло мнение Никиты Хрущева. А глава тогдашнего правительства предпочтение отдал имени первого космонавта Земли. Мол, оно тоже должно быть русским…
Когда Юрия Гагарина не стало, а Герман окончил военную академию генерального штаба, его назначили заместителем руководителя Центра, занимавшегося управлением космическими аппаратами. Ему пришлось серьезно вникать в проблемы подбора кадров для будущих космических полетов. Появилась возможность теснее общаться с психологами, которые проводили исследования, связанные с обживанием космоса. Ученые и конструкторы, занятые разработкой проекта запуска человека в космос, не могли точно рассчитать, как поведет себя личность в необычных условиях. Исследования, проводимые в советских и зарубежных НИИ, свидетельствовали: чем более впечатлителен человек, управляющий сложной технико-социальной системой, тем чаще такая система дает непредвиденные сбои. Вот почему для отбора пилотов на современные стратегические бомбардировщики психологи рекомендуют назначать людей с очень устойчивой психикой.
Поэтому для единичного облета вокруг Земли решили послать космонавта с хорошо прогнозируемым поведением. Открытость, доступность, простота общения и обаятельность Юрия Гагарина сыграли немалую роль в решении государственной комиссии. Титова оставили «про запас», когда потребуется собирать более сложную информацию, необходимую для длительного пребывания в космосе…
Первоначально полет Космонавта-2 предусматривался только на три витка вокруг Земли. И неслучайно именно Сергей Королев охотно поддержал предложение Титова прожить в космосе не менее суток.
Шестого августа, почти сорок лет тому назад, сидя в удобном кресле корабля, Титов отчетливо услышал долгожданную команду: «Пуск!» и почувствовал, как ракета, в отличие от самолета без разбега с места, все быстрее начинает уходить ввысь.
Тогда на его узеньких лейтенантских погонах было всего три звездочки. Сейчас на широких генеральских - звезды у него значительно крупнее. Но чем больше у нормального человека их количество и размер, тем сильнее груз ответственности на плечах. И многое видится иначе…
Даже теперь, спустя почти сорок лет, ему помнится: тогда, в торжественной суете предстоящей встречи в редакции центральной газеты страны - «Известия», он все же выкроил время для знаменательной встречи с учителем своего отца Адрианом Митрофановичем Топоровым. Все-таки есть долг поколений….
Герман всегда чтил не только отца своего и мать, но и «духовного деда», как назвали в своих статьях журналисты Адриана Топорова. Имя этого удивительного человека еще с детских времен вспоминалось в семье Титовых. Из далекой Курской губернии Топоров в начале двадцатых добровольно приехал учительствовать в глухую сибирскую деревню. Помогал объединять бедняков в коммуну «Майское утро», вместе с ними ставил на ноги ее хозяйство. Но главное: он сумел не только обучить коммунаровцев грамотности, умному хозяйствованию, но и взрастить у них любовь к музыке, литературе, глубокое уважение к педагогической профессии. Отец Германа тоже всю жизнь проработал успешным учителем.
По вечерам Топоров собирал в просторной столовой коммуны крестьян, читал и обсуждал с ними прозу и стихи русских и зарубежных писателей. Он внимательно записывал высказывания своих слушателей, а позднее издал книгу «Крестьяне о писателях».
Вот почему по жизни случилось так, что имя героя художественного произведения, посеянное в русской литературе пером великого Пушкина, запало в души родителей космонавта. А после полета Титова имя героя «Пиковой дамы» переместилось и в космос…
Повзрослевший Титов ничего не знал о дальнейшей судьбе Топорова. Вопрос любознательных журналистов о происхождении его имени помог разыскать «духовного деда». Герман пригласил его на их встречу в «Известиях», которую транслировали по всем телеканалам страны.
Топоров появился в зале в одно­цветной рубашке навыпуск, перехваченной плетеным черным пояском. Улыбающийся, щуплый, подвижный, словно сошедший с фотографий времен графа Толстого. Со всеми, не обращая внимания на возраст, часто использовал в разговоре теплое словцо: «Батенька…».
Уже после официальных разговоров с журналистами, в семейном кругу Герман выведал удивительную историю дальнейшей жизни наставника коммунаровцев.
Оказывается, организатора «Майского утра», Адриана Митрофановича, добротворца и совестливеца, как отзывался о нем отец, в тридцать седьмом году арестовали. В обвинительных документах, которые показывал приехавший в Москву «дед», писалось:
«Чтением литературы, тоскливыми скрипичными мелодиями Чайковского и Римского-Корсакова учитель Топоров расслабляет революционную волю трудящихся и отвлекает их от текущих политических и экономических задач».
А Топоров всей своей просветительской деятельностью и в публикациях старался доказать властям: глупо в революционном рвении сбрасывать за ненадобностью с корабля истории культуру и литературу прошлого времени. Только за то, что многие русские писатели были дворянами. Такое к добру не приводит…
Под конец встречи, прощаясь, Герман поинтересовался бытовыми условиями жизни «деда», выведал и про пенсию…
- Ой, батенька, - улыбнулся Топоров, - прижался к сыну и его семье. Пока не обижают…. А пенсия у меня по старости…. В горисполкоме растолковали, что годы работы в лагерях, хоть и реабилитирован полностью, в трудовой стаж не входят…
Сказал, что пополненную рукопись его книги «Крестьяне о писателях» новосибирское издательство два года тому назад отклонило. Как устаревшую и неактуальную. Но после полета Германа спохватились, телеграфировали… Просят срочно переслать рукопись для выпуска в свет…
Старик тогда обнял Титова за плечи:
- Космос, батенька, и на Земле мозги прочищает многим…
Они рассмеялись вместе. А Герман засек в уме: надо будет обязательно выкроить время, чтобы заскочить в Николаев.
И побывал. Даже дважды. Первый раз нагрянул неожиданно, проездом в Одессу. Областное начальство и представители СМИ встретили еще при подъезде к городу. Он сообщил, что намерен, прежде всего, повидаться с Топоровым. Вышла заминка. Оказалось, у «деда» дома такие условия, что журналистам стыдно показывать. Решили организовать встречу на обкомовской даче. Мол, туда доставят и Адриана Митрофановича…
Уже через час там собрались первые лица города и области, было приготовлено застолье. За столом, рядом с председателем горисполкома сидел Топоров. Секретарь обкома первый тост предложил выпить за гордость страны -Космонавта -2. Титов извинился, поднялся:
- Думается, товарищи, справедливее, прежде всего, отдать должное присутствующему среди нас Адриану Митрофановичу. Предлагаю выпить за его здоровье…
Потом поднимали бокалы за достижения советской страны в космосе. И за дальнейшие ее успехи…
Расставаясь, Титов шепнул первому секретарю обкома, что надеется в следующий приезд обязательно побывать у Топорова дома…
И, действительно, через год прибыл в Николаев уже с официальным визитом. Посетил на новой квартире «деда», ставшего к тому времени пенсионером союзного значения. Даже сфотографировался с его семьей и соседями…
Сейчас уже нет в живых ни отца, ни «духовного деда». В новом, начавшемся двадцать первом веке, в мире и в родной стране все быстро меняется ….
За прошедшие годы он успел побывать во многих странах мира. Земля, которая показалась из космоса неженкой в голубой доброте, может быть разной. Ее государства и их народы – тоже разнообразны и могут меняться. Прокатившаяся по его стране перестройка многое сделала неузнаваемым…
Нет, у Германа, когда он стал депутатом Верховного Совета страны, никогда не вызывало восторга прежнее показное единодушие поднятых рук избранников народа при рассмотрении многих важных вопросов. Но и теперешние частоколы, определяемые различием политических интересов при голосовании, совсем не радуют. Замечает: много власти и большие деньги не всегда достаются лучшим… Распалась дружба республик, позволившая победить фашистов….
Его «духовный дед» оставил обустроенное село в родной Калужской губернии, чтобы построить коммуну в далекой Сибири. И учил грамоте местных крестьян. А к старости, после многих лет лагерной жизни, его приютила Украина….
И как понимать это начавшееся теперь деление граждан одной страны на своих и чужих? И кто знает, как же сложится жизнь его детей и внуков на этой земле…
Такие вопросы все чаще и чаще в последнее время щемят душу космонавта.
* * *
Герман Степанович Титов, самый молодой в истории космонавтики человек, побывавший на орбите Земли, скончался 20 сентября 2000 года от сердечного приступа. Исполнилось ему всего шестьдесят пять лет.

Илья Стариков

 
Обложка журнала №077
Архив предыдущих номеров
2018 год:
0102
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005