Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              ЛИТЕРАТУРНЫЙ УГОЛОК              

Анатолий Осадчий

Хлорофилл

Целый год мы учили в школе, что великий русский ученый Тимирязев открыл в зеленом листе хлорофилл.
Были в нашем классе две девочки, Рисованная и Кондратович (фамилии слегка изменены), у которых по всем предметам были двойки, только по поведению у них двоих из всего класса были пятерки. Они никогда не баловались, сидели тихо, спокойно, даже на перемену не выходили, а на большой перемене кушали свои булочки.
И вот в конце года учительница вызывает Рисованную и говорит:
- Ответишь на один вопрос, и я тебе ставлю тройку сейчас, тройки за четверть и за год. Что открыл великий русский ученый Тимирязев в зеленом листе? - Молчит.
- Скажешь одно слово, только одно слово, и я тебе ставлю тройку сейчас, тройки за четверть и за год. Что открыл великий русский ученый Тимирязев в зеленом листе? - Молчит.
Класс стал подсказывать сначала шепотом:
- Хлорофилл. Хлорофилл…
Учительница сначала строго:
- Тихо, не подсказывать! - Потом ничего не говорила, только хмурилась. Класс все громче и громче, и начал уже в полный голос хором:
- Хлорофилл! Хлорофилл! - Молчит.
Учительница уже ничего не говорила, только стала с интересом смотреть, то на Рисованную, то на класс, чем это все закончится. И сколько учительница ни спрашивала - та молчит, как партизан на допросе.
- Последний раз спрашиваю. Скажешь одно слово, только одно слово и ставлю тройки сейчас, за четверть и за год. Что открыл великий русский ученый Тимирязев в зеленом листе? - Молчит.
А братишка сидел на первой парте и говорит:
- Мясо.
- Мясо, - повторила Рисованная.
Нет никаких ни вербальных, ни эпистолярных средств, чтобы выразить состояние класса. У кого есть воображение, тот сам себе может представить.
- Ну, что же,- спросите вы, - поставила учительница тройку? Конечно поставила! Ну, не спорьте, был же уговор, что «скажешь одно слово и поставлю тройку…», она сказала одно слово, так что все правильно, она честно заработала свой трояк, а то, что сказала не то, что надо, так кто сейчас говорит то, что надо?

Слова-ярлыки

Это случилось несколько дней назад. На трамвайной остановке передо мной крутится низенький седой старичок, поглядывая на меня, видимо хочет пообщаться. А стремятся общаться в нашем Отечестве по двум причинам - или с целью сделать пакость, или хотя бы сказать пакость.
- Трамваи плохо ходят. - начинает он.
- Нормально ходят. - отвечаю.
- Бандеровцы хотели побить русского. - продолжает он.
- Хотели, но не побили. И не ври, никто русских не бьет, нет сейчас бандеровцев. Прилепили ЯРЛЫКИ, и - хорошо - можно ляпать языком, не думая.
- Здесь все бандеровцы и фашисты.
- Что ты мелешь? Мое село сожгли немцы, (а это действительно так), а ты меня фашистом называешь, дурак долбаный.
Слинял дедок-провокатор. Толпа мощно молчит.
Буквально на следующий день, нахожу в Интернете слова академика Павлова:
«Должен высказать свой печальный взгляд на русского человека - он имеет такую слабую мозговую систему, что не способен воспринимать действительность как таковую. Для него существуют только слова. Его условные рефлексы скоординированы не с действиями, а со словами».
Возгордился я страшно - мыслю почти как академик. Я сказал: «прилепили ярлыки», а академик Павлов: «существуют только слова», что почти одно то же. Проходит пару дней и нахожу в Интернете, что Павлов делал опыты не только на собаках, но и на детях, сохранилась кинохроника. Нет! Не хочу я быть похожим на академика! Все его успехи не стоят тех страданий, которые испытывали дети!

Анатолий Маляров

«Сон»

Я видел смерть, она была скромна:
Седые пряди падали на плечи.
Она была одна, совсем одна,
Шептала тихо: «Слава Богу, легче...»
Я видел жизнь. Она неслась в намёт.
Глаза – жаровни, ноздри – опахала.
Топтала сирых и худых наперечет
И сдавленно рычала: «Мало! Мало!!»
Святой и мудрый наш последний вздох,
В нем дух смиренья и душевной тверди.
О, ниспослал бы нам всесильный Бог,
Чтоб наша жизнь случалась после смерти.

Александр Поляков

Я верю в этот светлый час


(Юрию Минину - автору книги «Это тебе мой подарок»)

Всевидящ наш Небесный Отче,
Людские судьбы Он вершит.
Кому даст рубище из клочьев,
Кого короной наградит.

Всегда присутствует незримо
В планиде каждого из нас.
Ему ль не знать, кто примет схиму,
Кто покорит седой Парнас.

Род человеческий не может
Жить на планете, как в раю,
Чтя свято заповеди Божьи,
С хвалой Ему, встречать зарю.
Господь напутствует заблудших,
Нисходит в оный час с небес,
Чтоб исцелить больные души,
В которых дремлет злобный бес.

Веками толпы бесноватых
Вершили тёмные дела,
Громя церковные палаты,
Сжигая Библии дотла.

С иконостасов православных,
Поправ слова добра, любви,
Тащили всё в свои карманы,
Устроив шабаш на крови.

Настанет Царствие Господне,
Я верю в этот светлый час,
Лиц, чтимых в Божьем пантеоне,
Всё больше, больше среди нас.

 

 

Обложка журнала №080
Архив предыдущих номеров
2019 год:
010203
2018 год:
01020304
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005