Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

Netexchange.ru

Ukrainian banner network

              ИМЕННОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ              

ДЕМОНИЧЕСКИЕ ХУДОЖНИКИ

Автор задумал написать эту статью довольно давно, еще накануне перехода всех нас из ХХ в ХХI столетие и одновременно в третье тысячелетие. Все это, разумеется по Скалигеровскому летоисчислению и в сопряжении с христианскими представлениями и верой. Но, как–то не вышло. И вот, неожиданно, поступило предложение уже извне вернуться к теме, а значит и тема востребована.
Кого же автор считает демоническими художниками? Прежде всего, тех великих мастеров, которые живут в эпохи глубочайших социально – исторических перемен в их родных странах, войн и переворотов, народных трагедий и изменений в сознании людей. То есть, художники кризисов, кто, используя свои божеством данные таланты, обращались к изучению перемен, происходящих с обществом и людьми, которые были им далеко не безразличны. Интересно, что наиболее яркие представители этих художников живут на рубеже веков именно христианского летоисчисления. В старых Нидерландах таковыми на рубеже XV – XVI столетий оказались Иероним Босх и Питер Брейгель Мужицкий, в Испании на рубеже XVI – XVII веков появляется Эль Греко, в Италии конца XVII столетия – Алессандро Маньяско, в Испании на рубеже XVIII – XIX веков – Франциско Гойя, в России на рубеже XIX – XX веков – Михаил Врубель. Список можно расширять и продолжать довольно долго. К примеру, в Италии эпохи позднего Возрождения это Якопо Понтормо и Пармиджанино, да, по сути, все маньеристы. В Европе начала ХХ века – практически все модернисты и так далее. Есть такие художники и сейчас, даже в нашем городе, даже могу назвать имя одного из них – Олег Коллар.
У демонических художников есть еще одна важная особенность. Все они не бояться открыто изображать образы демонов, то есть, нечистой силы. Я лично с детства помню слова своей родной бабушки: « Не поминать вслух ЕГО! ». Речь шла о нечистой силе. И, действительно, богобоязненные люди всуе стараются не произносить лишний раз имена Дьявола. И не только перед сном. А эти художники не бояться не то, что говорить, а изображать, то – есть, материализовывать образы нечистой силы. Откуда у них столько смелости? А как иначе показать борьбу за душу человека между светом и тьмой? Отсюда и смелость.
Охватить в одной статье такой сверх огромный массив невозможно. Поэтому, обратимся к наиболее ярким и хорошо знакомым многим персонам, а, именно, к Босху, Гойе и Врубелю.
Иероним Босх в своих знаменитых демонических триптихах (почему то очень любимых испанскими королями) описывает картины рая, земной жизни и ада. Самым известным считается триптих «Сады земных наслаждений», хранящийся в музее Прадо в Мадриде. Чему учит людей Босх? Чего он боится?
Учит он тому, что борьба за душу человека составляет квинтэссенцию мировой истории. Об этом, кстати, много позже говорил и наш земляк – киевский философ Николай Бердяев. Действительно, по Босху борьба за душу человека происходит и в раю, и на земле, и даже в аду. В раю мы неожиданно обнаруживаем монстров, поедающих друг друга животных, мерзких насекомых и т. п. На земле происходят откровенные грехопадения людей, с убийствами, насилием, обманами и прочей мерзостью. Но и в аду не все так просто. Птицеголовый Сатана из третьей части «Садов земных наслаждений», по - видимому, пожирает не всех людей. И, таким образом, все люди в аду делятся, как минимум, на две категории: поедаемые и потом попадающие в клоаку ада и те, кто остается на территории ада. И это уже признак разделения!
А боится Босх объединения в одну группу дураков и негодяев. Он это хорошо показывает на примере картины «Корабль дураков», хранящейся во французском Лувре. Сюжет картины базируется на нидерландском фольклоре, а именно пожелании: «Собрать в одном месте всех негодяев и дураков да посадив их на корабль и отправить в океан, что бы не мешали хорошим людям!». Кстати, на этом же фольклоре Себастьян Брандт примерно в эти годы написал поэму «Корабль дураков». Трудно сказать, кто был первым, но тема для Нидерландов того времени явно была актуальной.
На картине Иеронима Босха изображен никуда не плывущий корабль (точнее, баркас) мачтой которому служит дерево, вросшее корнями в дно моря. Действительно: куда может приплыть корабль, управляемый дураками и негодяями? И каждый персонаж картины кричит нам: «Бойтесь нашей компании». Кричит пьяная монахиня, злодей – обжора, серый воришка, тонущие в море, выпавшие за борт, но требующие еще и еще выпивки… Мрак, одним словом. Никуда такой корабль не приплывет.
В одном из своих триптихов под названием «Воз сена», сюжет которого также построен на нидерландском фольклоре, а именно поговорке: «Жизнь – это воз сена и каждый стремится вырвать из нее себе кусок пожирнее» Босх показывает, что в гонке за благами люди идут на все: обман, убийства, воровство. Но не все люди. В нижней части среднего полотна изображены мирно занимающиеся своими делами ремесленники, крестьяне, мужчины и женщины. Их меньшинство по отношению к рвущимся к благам всеми средствами, но они есть и они противостоят царящему в мире злу. Создается впечатление, что каждый из них уравновешивает нескольких проходимцев. Может быть, поэтому мир еще не разрушился окончательно?
Рассматривая работы этого художника, приходит невольная мысль: а все ли у него в порядке с психикой? Не знаю, я не психиатр. Но в гротескных образах, порожденных фантазией художника, столько истины и страдания по справедливости, что все остальные вопросы становятся не существенными.
Следует отметить еще одну важную особенность демонических художников: мир для них не есть нечто завершенное, мир постоянно перерождается, или рождается и умирает, но постоянно изменяется. Раскрыть этот потаенный смысл мира значит раскрыть потаенный смысл реальности.
Эти художники недаром живут на сломе веков. На их глазах старый век умирает и рождается новый век. Именно в эти времена легче соединить конкретное с универсальным, реальность с фантазией. И это происходит не только с художниками. Вспомним писателей Данте, Гете, Булгакова…А Мэри Шелли с ее Франкенштейном или Брэм Стокер с его графом Дракулой… А разгул «фэнтэзи» в современном кинематографе?
Проходит три века и в Испании рождается художник, живущий почти симметрично годам жизни Босха. Его звали Франциско Гойя.
Именно Гойя в 1799 (!) году издает в Мадриде серию из 80 гравюр под названием «Капричос». Удивительные по силе обличения человеческих пороков произведения испанского художника ничем не поступятся великому Иерониму Б осху. Триста лет прошло, а пороки как были так и остались!
Листы гравюр наполнены заседающими на сборах ослами, обезьянами, издевающимися над дураками, совами и козлами, которые проповедают перед монахами, пьяницами и проститутками, домовыми и демонами, ведьмами и колдунами, наконец, фантастическими монстрами.
Причем, первый лист изображает молодую девушку с маской на лице, а вокруг нее несколько уродливых старцев, а рядом беснующаяся толпа также малосимпатичных людей. Надо отметить, что сам художник дал следующие комментарии этой, начинающей серию гравюре: «Легкость, с которой многие женщины соглашаются на брак, объясняется надеждой жить в нем более свободно, чем раньше». А на последнем листе серии изображены четверо уродливых орущих людей неопределенного пола. И к этому листу Гойя дает пространные пояснения: «На рассвете разбегаются в разные стороны ведьмы, домовые, привидения и призраки. Хорошо, что это племя показывается только ночью и в темноте. До сих пор никто не сумел узнать, где они прячутся днем. Тот, кому удалось бы захватить логово домовых, поместить его в клетку и показывать в десять часов утра на Пуэрта дель Соль, не нуждался бы ни в каком наследстве». Вот вам и прямое указание на всемирную борьбу света и тьмы.
Вся серия построена таким образом, что вакханалия нечистой силы нарастает с каждым новым листом. И если вначале встречаются гравюры осуждающие отдельные пороки, например, пьянство, разврат, стяжательство, чревоугодие и тому подобное, то последние листы демонстрируют многоликие образы откровенной нечистой силы.
При этом Гойя невероятно изобретателен и саркастичен. Чего стоит образ осла в роли врача у постели больного? Осел внимательно слушает пульс больного человека, но чем он реально может помочь? Или образ алкоголика, у которого горит дом, а он в это время мирно ведет беседу с подсвечником!
Если у Босха мы видим образ Птицеголового Сатаны, то у Гойи в работе «Шабаш. Большой козел» нечистый предстает в образе огромного черного козла, вокруг которого резвятся разгульные ведьмы. И этот образ несколько раз повторяется в работах художника разного времени и не только в серии гравюр «Капричос». Гойя боится ночи, он боится разгула ночных сил. Но ведь и Иероним Босх боится соединения в единую рать порождений тьмы. И триста лет, которые разделяют этих художников, исчезают, когда речь заходит о раскрытии потаенного смысла реальности. Испанский художник и старонидерландский живописец оказываются практически современниками.
Один из самых популярных листов «Капричос» под № 43 называется «Сон разума рождает чудовищ». Под него Гойя дает следующее пояснение: « Воображение, покинутое разумом, порождает немыслимых чудовищ; но в союзе с разумом оно – мать искусств и источник творимых ими чудес». Этим от сразу отвергает обвинения в психических расстройствах, по моему мнению, не только в свой собственный адрес, но и в адрес Иеронима Босха, произведения которого он хорошо знал и тщательно изучал.
У нас остается еще один из обозначенных художников, а именно Михаил Врубель. Фигура не менее грандиозная, чем обе предыдущие и ближе всех к нам находящаяся и во времени и в пространстве. Более того, Врубель является создателем целой «демонианы».
Этот великий художник большую часть своей жизни связан с Украиной. Он долго жил и работал и в Киеве и в Одессе. Он создавал произведения к росписям Кирилловской церкви и Владимирского собора в Киеве. В собрании Терещенко находится и крупнейшая коллекция произведений Врубеля. Одним словом, фигура для нас крайне интересная.
Именно по отношению к этому художнику был применен эпитет «вестник другого мира». Какого мира?
Обратившись к образу демона, Михаил Врубель сразу дает нам ответ на этот вопрос. В его творчестве есть и картины, и графические листы, и иллюстрации к литературным произведениям, связанные с образами нечистой силы. Это прежде всего работы изначально так или иначе связанные с литературными произведениями великих поэтов Гете и Лермонтова. Соответственно образы Мефистофеля и Демона всю жизнь преследуют художника.
Неведомым образом сам Врубель стал отождествлять собственный дух незримыми нитями связанным с иным миром. Наиболее показательны в этом случае три большие живописные картины: «Демон сидящий» (1890). «Летящий Демон» (1899) и «Демон поверженный» (1902). Как видим, все работы написаны на рубеже двух веков. Образ самого демона вызывает скорее сочувствие, чем неприязнь. При этом на память тотчас приходит образ Воланда из знаменитого романа другого великого киевлянина Михаила Булгакова. Ведь и этот образ не вызывает временами у читателя однозначной реакции. А вот образ Мефистофеля в работах Врубеля явно отторгает, то есть, вызывает ожидаемую реакцию зрителя. Значит, сам образ нечистой силы у художника претерпевает инверсионные изменения, и подобного мы не видим ни у Босха, ни у Гойи. У великих предшественников Михаила Врубеля нечистая сила всегда остается однополярной. Может быть их демоны из разных миров?
Наш художник меняет миры местами. Реальный мир у него замещается миром ирреальным и сам он хочет существовать в нем. В отличие от Гойи, Врубель меняет местами разум с воображением. И этот удивительно и не имеет аналогов в изобразительном искусстве.
Следует заметить, что личная жизнь самого Михаила Врубеля была весьма непростой. Бывали в ней и глубокие личностные трагедии, сомнения в собственных силах и таланте, разочарование в близких людях, даже удручающая бедность. Возможно этим во многом и объясняется неприятие художником того мира, в котором он реально пребывал. Сам он неоднократно говорил о видениях из того, другого мира. Собственно и образ первой картины «Демона сидящего» он увидел воочию на закате солнца. Открывшееся видение поразило живописца. Образ в котором гасло солнце, образ с губами, опаленными внутренним огнем, и. грустными – грустными глазами…
Демонические художники, о которых идет речь действительно являются «вестниками другого мира». Но, как видим, представляют они его совсем по - разному. И если у Босха и Гойи явно преобладает гротескный реализм, то у Врубеля гротеск уходит уже вместе с образом Мефистофеля, а на смену ему приходит скорбно – лирический образ Демона. Несомненно, есть в этом некоторое влияние Лермонтова и его поэмы, но, все – же, это трансформация самого художника. Ведь уже первый вариант образа Демона в иллюстрациях к поэме полон удивительных противоречий. Первое противоречие – неопределенный пол. Сам Врубель считал, что в образе Демона соединяются женские и мужские черты. Второе противоречие – разные глаза, один глаз тускло мерцает в глубокой тени, другой глаз резко высвобожден из тени. Здесь снова невольно вспоминается булгаковский Воланд, у которого глаза были разного цвета. Третье противоречие – несоразмерная с узким лицом пышная грива – прическа. И, наконец, всеми давно подмеченные, опаленные огнем или болезнью губы. В целом образ вызывает сострадание, а не страх.
Демон Врубеля скорее напоминает образ героя – одиночки, борющегося с подлостью, лицемерием, предательством, с тем, что так ненавидел сам художник. Он вызывает симпатию, несмотря на тот факт, что представляет он далеко не светлый мир. Тут вновь напрашиваются аналогии с персонажем из романа Михаила Булгакова.
Как видим, демонические художники могут и отличаться один от другого не только образами, но и мировоззрением. Но все они едины в том, что рядом с нашим физическим миром существует, как минимум, еще один мир тонких сущностей и энергий. Наука, кстати, утверждает, что таких миров может быть очень много. Все демонические художники чувствовали эти миры, а иногда и сталкивались с этими мирами. В этом их главное отличие от других коллег. Но иногда ко мне закрадывается и такая мысль: «В каждом настоящем художнике есть нечто демоническое»

Сергей Росляков, кандидат искусствоведения, директор Николаевского областного художественного музея им.В.В.Верещагина

Обложка журнала №081
Архив предыдущих номеров
2019 год:
010203
2018 год:
01020304
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005