Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

              ИМЕННАЯ ИСТОРИЯ            

Ходим по праху одних к праху других

Для чего люди возвели пирамиды, насыпали курганы, построили дальмены и другие величественные усыпальницы на поверхности земли? Однозначный ответ у многих – для захоронения умерших. Кто-то ещё вспомнит, что они использовались для астрономических наблюдений, являлись сигнальными, сторожевыми маяками, с помощью которых сообщали о приближении врага, степном пожаре и т.д. Но практически все упускают такую версию – как сохранение памяти об усопшем для последующих поколений.
Так это или нет, а мы подробностей уже не узнаем. Да и в последующие века, предавая земле или огню тела усопших, их окружение думало о возможности как можно дольше сохранить о них память в этом бренном мире. Поэтому те, кто имел для этого средства и власть, воздвигали массивные мавзолеи, хоронили в стенах соборов, саркофагах и т.д., думая, что их пощадит время и последующие поколения. Сбылись ли их ожидания? В большинстве своем нет.
Пример первый. Старый николаевский некрополь. Покой умерших не оберегли построенные под землей мощные склепы. Что мы наблюдаем сегодня? Пробитые дыры в сводах склепов, которые подверглись разграблению, разбитые надгробные памятники, таблички с именами усопших. Сохранившиеся деревянные гробы пошли на дрова, а цинковые или свинцовые с бронзовыми элементами – в металлолом. Человеческие кости и черепа выброшены из склепов и могил на свет Божий.
Николаевский историк, краевед Т. Н. Губская не давала и не дает прохода бывшим городским головам и нынешнему с просьбой спасти старый некрополь от исчезновения, сохранив по возможности то, что осталось от могил людей, которые в свое время снискали славу городу, вписали свои имена в его историю. Все с пониманием слушали, обещали действенную помощь, и на этом все заканчивалось.
Пример второй. Большинство николаевцев, слава Богу, знает фамилию первого строителя города Михаила Леонтьевича Фалеева, благо его именем названа улица, возле горисполкома установлен ему памятник. Но не ищите в музейных экспозициях наград и личных вещей Фалеева. Их просто не существует в природе. А всё потому, что при разрушении Адмиралтейского собора, который находился на Соборной площади, 31 октября 1936 года был снесён памятник над могилой Фалеева. Он был похоронен на территории собора как первый строитель города и много сделавший для строительства этого храма.
Графическое изображение памятника М. Л. Фалеева опубликовано в «Морском сборнике» XVII, № 8, август, 1885 год в статье «Бригадир Михаил Леонтьевич Фалеев» (с. 179–196). Вскрыв склеп, затем цинковый гроб, в котором покоились останки Фалеева, представители городской комиссии изъяли из гроба ордена и другие ценности. Гроб закрыли и без всяких почестей переместили в семейный склеп Аркасов, находящийся рядом с кладбищенской церковью Всех Святых.
При жизни, наверное, не думал и не гадал Михаил Леонтьевич, что «благодарные» горожане так поступят с последним его пристанищем. Во сто крат прав Вильям Шекспир, оставивший на надгробной плите из простого дикого камня следующую эпитафию:

«Друг,
Ради Господа,
Не рой
Останков, взятых сей землей,
Не тронувший блажен в веках,
И проклят – тронувший мой прах».

Как-никак, а в Англии это действовало и действует и сегодня отрезвляюще на любителей потревожить останки усопших. Но только не у нас и не у наших людей.
В последующем склеп М. Л. Фалеева был взорван вместе со зданием Адмиралтейского собора.
Интересная информация по истории собора собрана в книге николаевского историка-краеведа В. В. Щукина «Николаевский Адмиралтейский собор» (2017 г.).
Пример третий. До настоящего времени до нас дошло четыре вида почтовых открыток с изображением собора, несколько старых фотографий и макет собора, выполненный в масштабе. Если внимательно всмотреться в старое фото с изображением северного фасада Адмиралтейского собора, слева вдоль алтарной стены увидим в зарослях кустарника силуэты надгробных памятников – крестов. Там были похоронены заслужившие на то право известные священнослужители Адмиралтейского собора. К сожалению, время не сохранило для нас полный список лиц, нашедших покой в ограде собора. А может, кто-то и видел такой список. Нам это неведомо.
Кто сегодня помнит, что там были захоронены настоятели Адмиралтейского собора? В своих книгах и статьях николаевские исследователи, историки, краеведы Н. Д. Лагута, Н. А. Кухар-Онышко, Т. Н. Губская, В. В. Щукин и другие высказывали «предположение о том, что их хоронили в церковной ограде собора, что было в те времена обычной практикой». От себя добавим, что не совсем «обычной»: для захоронения требовалось разрешение Морского министра или Главного командира Черноморского флота или протопресвитера. Но до настоящего времени, кроме нескольких фактов, документального подтверждения этому не было. Поэтому мы и решили на основе документов, хранящихся в Государственном архиве Николаевской области, сохранившихся газет того периода, ликвидировать этот пробел и составить список захороненных там лиц.
Так, из архивных документов и газет за 1894 год было установлено, что в ограде собора похоронен протоиерей Павел Иванович Виноградский. Жаль, что об известном в свое время в городе человеке мы знаем очень мало. Думаем, читателю будет интересно узнать эти сведения.
Родился Павел Иванович Виноградский в 1815 году. По окончании курса наук в Смоленской духовной семинарии по первому разряду со степенью студента рукоположен в священники 3 октября 1839 года (здесь и далее даты по старому стилю). С 13 мая 1849 года началась служба Павла Виноградского в пехотных войсках. В этом же году он был определен к церкви села Самуилово Гжатского уезда, а затем переведен в резервную бригаду 5-й пехотной дивизии. В январе 1852 года указом Святейшего Правительствующего Синода был назначен старшим священником в Украинский пехотный полк. В 1855 году назначен старшим священником в 53-й пехотный Волынский полк со званием благочинного над духовенством 14-й пехотной дивизии. Состоя в должности полкового священника, П. Виноградский участвовал в двух кампаниях против турок: в первой
«28 июля 1853 года в Молдавском княжестве и с 22 декабря по 5 января 1854 года, а во второй в 1854-1855 годах в Крыму во время Крымской войны». В марте 1869 года указом Св. Правительствующего Синода возведен в сан протоиерея, а в феврале 1877 года по распоряжению главного священника армии и флота переведен настоятелем в Николаевский Адмиралтейский собор, в котором служил до самой смерти. За прилежное и ревностное исполнение пасторских обязанностей П. И. Виноградский был удостоен
многих наград. Среди них: набедренник, камилавка, Высочайше пожалованная за дело на Кадыкойских высотах, в Крыму, при взятии штурмом четырёх редутов; Всемилостивейше пожалован золотым наперстным крестом, выданным Св. Правительствующим Синодом; ордена Св. Анны 3-й и 2-й степеней; удостоен благословения Св. Правительствующего Синода; орден Св. Владимира 4-й степени; знак Красного Креста, орден Св. Владимира 3-й степени, золотой наперстный крест, пожалованный из кабинета Его Императорского Величества; палица, пожалованная Св. Правительствующим Синодом в память 50-летия священнослужения; Всемилостивейше пожаловано право возлагать при священнослужении митру; серебряная медаль за защиту Севастополя и бронзовая – в память войны 1853-1856 годов, бронзовый наперстный крест на Владимирской ленте в память той же войны и тёмнобронзовая медаль в память войны 1877-1878 годов. Скончался П. И. Виноградский в среду 13 июля 1894 года в возрасте 79 лет. Похоронен в ограде Адмиралтейского собора 15 июля 1894 года. Обряд погребения совершали протоиерей Михаил Романский, дьякон Михаил Львов и псаломщик Иван Беляев.
Как писала газета «Южанин» (№ 157, 16 июля 1894 года, с. 2): «…покойный протоиерей о. Павел Виноградский, как человек высшей степени отзывчивый на нужды ближних, оставил после себя среди николаевских бедняков добрую память. Он помогал обращавшимся к нему не только словом, но и делом, и помогал так, что левая рука не знала, что делала правая. Многие бедняки утратили в нём не только доброго пастыря, но, смело можно сказать, отца и благодетеля». Рядом с его могилой был похоронен его преемник, настоятель собора с 1894 года Михаил Антонович Романский.
Михаил Антонович родился в 1829 году в семье бедного псаломщика в с. Романовка Петербургской губернии. По названию села он и получил фамилию. Бедность не стала преградой энергичному с малых лет мальчику осуществить заветную мечту – учиться. Он пошёл фактически по стопам М. В. Ломоносова: подготовка дома, путешествие пешком в столицу империи без копейки денег за душой, поступление в Петербургскую духовную семинарию, которая тогда считалась образцом духовного учебного заведения. Это был нелегкий и непростой этап в его жизни. По окончании курса богословских наук о. Михаил в 1852 году был рукоположен в священники епископом Винницким, викарием Подольским Макарием. Мечтал о. Михаил продолжить духовное образование в академии, но это ему не удалось. Он принял священничество и был определен младшим священником в церковь Бородинского егерского, позже 68-го лейб-пехотного Бородинского Его Величества полка. Спустя три года, благодаря его усердной службе, был переведен старшим священником в Тарутинский егерский, ставший позже именоваться – 67-м пехотным Тарутинским полком. В качестве старшего священника о. Михаил участвовал в Крымской войне от начала появления союзных войск и флотов возле Евпатории. Затем перешёл с полком в Севастополь, где пришлось разделить с гарнизоном всю тяжесть продолжительной осады и кровопролитных боев. Был участником сражений на Черной речке, у Федюхиных высот и у Инкермана. Во время первых двух сражений он все время находился на передовом перевязочном пункте, где исполнял обязанности не только духовника, но и брата милосердия. По представлению Святейшего Синода о. Михаил за отличное исполнение своих обязанностей за все время военных действий был всемилостивейше награжден из кабинета Его Величества золотым наперстным крестом на золотой цепи, а по окончании Крымской войны за отлично-ревностную службу награжден был набедренником. В 1862 году переведен в Белорусский гусарский, позже 21-й драгунский Белорусский Его Высочества Великого князя Михаила Николаевича полк. Затем о. Михаил служил в 112-м пехотном Уральском полку и был назначен благочинным 28-й пехотной дивизии. В 1874 году о. Михаил был назначен на священническую должность в Николаевский Адмиралтейский собор. С тех пор вся последующая пасторская деятельность непрерывно была связана с Николаевом. С переводом в Николаев он был возведен в сан протоиерея, настоятелем Адмиралтейского собора назначен в 1894 году. Помимо обязанностей настоятеля собора о. Михаил с 1888 года состоял членом Николаевского отделения Херсонского епархиального училищного совета церковно-приходских школ. Был законоучителем в Николаевской портовой ремесленной школе, в бывшей школе юнг Черноморского флота, в местных городских народных школах. За свою более чем полувековую пасторскую службу о. Михаил награжден орденами Св. Владимира 3-й и 4-й степеней, Св. Анны 2-й и 3-й степеней, наперстными крестами – золотым и бронзовым, камилавкой, скуфией и набедренником. Среди многих медалей имел серебряную на георгиевской ленте с надписью «За защиту Севастополя». 13 июля 1905 года в возрасте 75 лет протоиерей М. А. Романский скончался «от перерождения сердца и хронического воспаления лёгких».
Как было отмечено в некрологе в газете «Южная Россия» № 167 за 14 июля 1905 года, «…дожив до преклонных лет, о. Михаил почти до самой смерти не утратил энергии и наряду со своими пасторскими обязанностями принимал живейшее участие во всех местных общественных и благотворительных учреждениях. Покойный протоиерей пользовался именем бессребренника, а лучшим подтверждением этому служит тот факт, что семья усопшего осталась без всяких средств. О. Михаил никогда не проходил мимо бедного, не уделив ему какую-либо лепту. Вообще он помогал часто нуждающимся и давал по-евангельски – так, чтобы левая рука не знала, что творит правая». 14 июля 1905 года М. А. Романский погребен в ограде Адмиралтейского собора. В заметке «Торжественное погребение тела о. Михаила Романского», опубликованной в газете «Южная Россия» за 16 июля 1905 отмечено: «…когда печальное шествие остановилось у свежевырытой могилы, первенствующий протоиерей о. Доримедонт Твердый совершил подобающее молитвословие, при
котором гроб был опущен в могилу. На погребении присутствовали: николаевский градоначальник, контр-адмирал А. С. Загоранский-Кисель, и. д. городского головы П. А. Михайлов, представители портовой конторы, главный врач морского госпиталя, много почетных граждан, учащиеся фельдшерской, ремесленной и Пушкинской школ и масса публики».
Не случайно мы подробно остановились на жизненном пути П. И. Виноградского и М. А. Романского, подчеркнув тем самым, какие люди были похоронены в ограде Адмиралтейского собора. Они верой и правдой, не жалея сил своих, послужили Отечеству и родному городу Николаеву.
На сегодня нами найдены документальные подтверждения, что в ограде собора похоронены Д. Ф. Овсянкин, П. И. Виноградский, М. А. Романский. Предполагаем, что там также были похоронены Е. Т. Савурский, С. Заушкевич, А. Г. Волошинский, Н. Л. Эвенхов, Л. П. Михайловский. Могил их на старом кладбище нет. Сохранившиеся архивные документы плохо читаются, газеты того времени в Николаеве не сохранились. Подтвердить эту версию – вопрос времени. Наше предположение поддерживает также и доктор исторических наук, профессор А. П. Тригуб (ЧНУ имени Петра Могилы).
Если с перезахоронением останков М. Л. Фалеева нам всё известно, то какова судьба остальных захоронений, находившихся в ограде собора? Ответ здесь простой. Надгробные памятники были убраны, могилы сравняли с землей, места захоронения и сведения о погребенных не были зафиксированы.
Одна из причин, считают исследователи, - начавшиеся усиленными темпами работы по реконструкции площади, получившей название Советской. Как писала газета «Шлях індустріалізації» (№ 4683) за 12 сентября 1936 года в заметке «Реконструкція Радянської площі»: «…більшість робіт по будівництву на Радянській площі буде закінчено в цьому році, як то: очистка майданів з-під непотрібних старих будівель, заміщення понад 10 тис. кв. м розчищеної площі. Буде також проведено осіннє деревонасадження згідно з проектом». В этой же газете помещен проектный эскиз величественной колоннады и фонтана, которые планировалось построить на площади на месте снесённой гауптвахты.
В этой газете за 2 ноября 1936 года, в которой освещалась ударная работа по устройству мостовой, напечатано: «30 жовтня на Радянській площі були закінчені останні роботи по замощенню мостової. Всього замощено 4500 кв. м».
Сравненные с землей могилы были замощены камнем. Казалось бы, в этой истории можно поставить точку. Но через время она напомнила о себе. Как писал в своей книге В. В. Щукин: «…рабочие, сооружавшие в послевоенный период мемориал героев десанта К. Ольшанского на месте, где раньше находился комплекс Адмиралтейского собора, вспоминали, что пешеходные дорожки там были вымощены могильными плитами, уложенными надписями вниз. Часть этих надгробий с могил священнослужителей собора использовали для укрепления северной опорной стены. О переносе же останков захоронения священнослужителей так никто и не позаботился, они до сих пор, всеми забытые, находятся на прежнем месте».
21 июля 2020 года один из авторов этого материала Е. Г. Горбуров поведал о вышесказанном митрополиту Николаевскому и Очаковскому Питириму и получил от него благословение на написание настоящего материала и дальнейшие действия по инициированию работ с целью увековечения памяти усопших и установки надгробной плиты на месте их захоронения. Посещая мемориал ольшанцев в праздничные или будние дни, горожане и гости города не догадываются, что они своими ногами ходят по праху давно усопших людей, с памятью о которых поступили с величайшим цинизмом и варварством.
Напомним слова протопресвитера русской армии и флота Георгия Ивановича Шавельского, произнесенные им на панихиде в храме Спасо-на-Водах 27 июля (9 августа) 1911 года: «За забвение Бога, за глумление над Его заповедями, …за неиспользование находящихся, по воле Его, у народа сил и средств, – Бог отступается от народа, лишает его Своего благоволения и помощи, после чего беды и несчастья, как тучи черные, находят на народ, и от этих туч гибнут не всегда виновные, часто и невиновные». Поэтому считаем необходимым исправить эту историческую ошибку и оплошность.
Точное место захоронения определить профессионалам не составит труда, т.к. в наличии сегодня имеется: первое. В двухтомнике «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Херсонская губерния» авторства А. Шмидта (Часть вторая. СПб.: Тип. Калиновского, 1863, 1022 с.) на 216 странице указано, что Адмиралтейский собор был избран в свое время в качестве географического центра города, т.е. по его местоположению определялись географические и астрономические координаты города. Так, по состоянию на 1863 год, город Николаев находится под 40°, 58’, 31’’ северной широты и 1°, 40’, 11’’ восточной долготы по Пулковскому меридиану.
Второе. Известны размеры земельного участка, обнесенного оградой собора:
106,68 м на 106,68 м, а также размеры самого собора: длина – 42,67 м, ширина – 17,06 м.
Третье. Сохранился макет Адмиралтейского собора конца XVIII века, который сегодня экспонируется в Николаевском областном краеведческом музее.
Четвертое. До наших дней «дожил» выполненный в масштабе план церковного двора, на котором вычерчены план Адмиралтейского собора, два каменных одноэтажных дома, сарай, баня, прачечная и другие хозпостройки. У алтарной стены указано место захоронения М. Л. Фалеева, рядом с которым отмечены и другие захоронения.
Всё вышеперечисленное поможет в определении забытых захоронений. Осталось дело за малым – желанием городских властей, общественных организаций провести необходимую работу и установить на месте захоронения надгробие с перечислением похороненных там лиц. Это и будет исправлением исторической ошибки и несправедливости по отношению к праху известных николаевцев.
P.S. 26 февраля 2015 года в газете «Вечерний Николаев» № 23 напечатана статья Ю. Любарова «Кладбище под ногами», в которой автор приводит фото устроенного захоронения немецких офицеров вдоль улицы Адмиральской. Это захоронение, судя по фото, находилось между ступеньками и площадкой к памятнику героев-ольшанцев со стороны улицы Адмиральской. Поднимаясь по ступенькам и подходя к мемориалу, мы невольно ходим по костям пусть вчерашних врагов, но всё же представителей рода человеческого. Надо об этом помнить.

Евгений Горбуров, Валерий Ермилов, историки, краеведы

 


Ukrainian banner network
Обложка журнала №088
Архив предыдущих номеров
2020 год:
0102030405
2019 год:
0102030405
2018 год:
01020304
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

Смотрите нас на Youtube


  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005