Всеукраинский общественно-политический журнал
О журнале
Концертное агентство
Рекламодателям
Контакты

Последний номер

              АВТОБИОГРАФИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ            

Илья Стариков
Счастье ЯТЫ

Автобиографическая повесть
(Продолжение)

И еще об одном случае с внуком она поделилась. В последний ее приезд к дочке малыш придумал такое. Спустился со второго этажа их квартиры в свою игровую комнату и затих в ней. Через некоторое время Алёна заглянула к нему. Там у стен и под потолком витали белые перья из подушки.
– Что ты наделал? – испугалась она. И услыхала: – Бабучук, – назвал внук придуманным именем, слив русский и турецкий язык, – это не я…. На улице снег начался…
– А кто убирать будет?
Ребенок насупился и после сосредоточенного молчания выдал:
– Бабучук, ты не волнуйся…. Время пройдет, и снег сам растает…
Рассказав, Алёна весело улыбнулась и заметила, что нам, взрослым, нужно учиться у детей наблюдательности, умению осмысливать и быстро приспосабливаться к окружающему миру…. Для доказательства поделилась, что недавно случайно услышала, как старшая внучка сына спрашивала у сестренки, есть ли у нее убитые еноты. Та ответила: у нее нет их. Стала разбираться, что дети имели в виду, оказалось, так у них принято говорить о деньгах в условных единицах, которые везде сокращенно обозначаются так: У.Е.
Когда я узнал, что дочка Алёны оказалась в другой стране, еще раз удивился совпадению наших жизненных линий. Значит, и ей должна быть понятна родительская раздвоенность, которую переживали мы с Евой после переезда нашей дочки на ПМЖ в Канаду…
За время пребывания в Турции Алёна установила теплые отношения со всей родней зятя. Усвоила основной запас обиходной местной лексики. Оказалось, по-турецки: папа – баба, поэтому бабушка со стороны отца – бабани. Мама у них – анне. Вот и бабушка со стороны матери – ананньи.
– Там не только в деловых и семейных отношениях, но и в словообразовании, – смеется Алёна, – железная дисциплина...
Пока внук подрастал, она почти каждый год ездила в Турцию. Не возражала, когда поняла, что для сохранения семьи дочке придется принять мусульманство. А повзрослевшему внуку сделали обрезание, пышно отметив такое событие…
– Но ведь дочка была христианкой, – удивился я.
– Ну и что, – спокойно ответили мне. – Побеждать должна та религия, которая обеспечивает любовь и семейное счастье…
В Турции в крышах домов делают окна. По ночам в спальне Алёны, находившейся на верхнем этаже, хорошо просматривалось глазастое от звезд небо. Но они были совсем другие, не похожие на те, что светили на родном украинском небе. Всматривалась в их подмигивание, призналась мне патронажная работница, и поняла, что никогда не смогу жить нигде, кроме своего Николаева…
Точно такие же чувства испытываю и я, когда дочка предлагает мне пере­ехать на ПМЖ в Канаду.
Но больше всего поразился я общности с новой работницей, когда по ее совету, сказанному с таинственной многозначительностью, заглянул в интернетовский гороскоп. Она – Стрелец, а я – Лев. И вот что вычитал там:
«Такая пара очень похожа. Они оба представители стихии Огня, их чувства вспыхивают быстро и потом горят ровным пламенем. Их сексуальная жизнь может быть очень яркой и интенсивной. Мужчина – Лев позаботится об этом. Женщина – Стрелец, обладая огненным темпераментом, нуждается в насыщенной интимной жизни. Чего им не будет хватать, так это какой-то легкости, возвышенности, с одной стороны, и техничности, доведенной до абсолюта, – с другой… Их любовные отношения, если они поймут и примут свои различия, имеют большие шансы на то, чтобы быть долгими и прочными».
С характеристикой Льва я, конечно, был и раньше знаком, но, признаюсь, до этого в парные гороскопы никогда не заглядывал. Как ученый, относился к ним снисходительно, считал их чем-то вроде хиромантии. А здесь некоторые трактовки и предсказания заинтриговали. Для интереса сравнил количественный показатель совпадения психологических характеристик у рассматриваемых пар и удивился еще больше. Он
потянул на сто процентов. На всякий случай решил сравнить гороскоп Льва и Скорпиона, которым была моя Ева. В таком варианте доля соответствия составляла всего девяносто два процента. Было над чем поразмышлять. Я задумался, и о чем цифры свидетельствуют, и что может означать совет Алёны о прочтении наших гороскопов. Заинтриговало, как же станут развиваться отношения с новой знакомой в дальнейшем и чем они могут закончиться…
Как-то во время прогулки спросил, почему своим детям она дала такие «окающие» имена. Сына назвала Олегом, а дочку – Ольгой. Она так пояснила. Когда впервые сына положила возле своей груди, накормила его и рассмотрела порозовевшую мордочку, начала подбирать для него имя. Всплыли осевшие в памяти с детства строчки о вещем Олеге, запомнившиеся благодаря таинственному эпитету «вещий». В старших классах она раскопала в словаре значение этого слова: много знающий, прорицатель, рассудительный. Таким и мечталось увидеть в будущем появившегося ребенка. А дочка на свет пробивалась трудно, пришлось делать кесарево сечение. Муж в роддоме почти не появлялся. Чуткий акушер-гинеколог, делавший операцию, имя и фамилию которого, сокрушалась Алена, я, неблагодарная, не запомнила, многие заботы взял на себя. Первую ночь после операции даже дежурил у ее постели и успокаивал. Чтобы не беспокоилась: он разрезал живот аккуратно, шрам со временем зарастет, его даже не будет видно. На пляже она сможет ходить не стесняясь. Главное, ребенок получился здоровым, чувствует себя превосходно… А ей хотелось как-то слить судьбы детей. Так всплыло имя Ольга. Не только в истории Руси, но и в ее сознании теперь эти имена переплелись навсегда…
Чем больше узнавал свою патронажную сестру, тем чаще думалось о сближающей и беспокоящей разнице прожитых нами лет. Как-то затронул ставшую для меня очень важной тему в разговоре с Алёной. Она, заглянув мне в глаза, безмятежно рассмеялась:
– Профессор, у вас взгляд еще
совсем молодой… Даже огненный… А я все-таки женщина, кое-что в жизни повидавшая… По глазам мужчин и детей научилась вычитывать многое… Для счастья важно не замечать прожитых лет… Моей бабушке было за девяносто, и когда у нее спрашивали о возрасте, отвечала, что чувствует себя тридцатилетней… Если ей говорили, что она выглядит молодо, обязательно добавляла:
– Ваши слова да мне в пазуху…
– А что, пазуха была у нее солидная, – пошутил я.
– Побольше, чем у меня, – нашлась Алёна. – Старайтесь меньше думать о возрасте…
– А вот древние римляне, – вспомнилось мне, – говорили memento mori – помни о смерти… Такие мысли, утверждали тогда, очеловечивают человека…
– Но они же, – засмеялась Алёна, –утверждали и обратное, не знаю, как это звучит на латыни: нужно помнить о жизни…
– Vivere memento, – подсказал я удивляясь.
И опять поймал себя на отчетливом желании одарить Алёну поцелуем за уместный отклик… Но постеснялся…
Чем больше узнавал о ее жизни, тем больше удивлялся отношением моложавой бабушки к природе и окружающим. Если мы с ней выходили на прогулку, то она всегда вслух восхищалась и обращала мое внимание на то, как с приближением весны оживают цветы и деревья. Пробившиеся из земли зеленые лезвия петушков она называла по-книжному, как ботаник, – ирисы. И могла их разделять на виды по тому, как они цветут.
– Разве это не здорово! – восхищалась она. – Какой бы злой ни была зима, а стоит чуть потеплеть – и все ирисы тянутся к солнцу… Небо пропитывается голубизной, и тучи теряют свою грозность. В такую весеннюю пору все заборы домов нашего пригородного хутора словно выкрашены в белый и фиолетовый цвета от расцветающей сирени…
Вообще природу Алёна чувствует очень тонко. Днем, когда прогуливались по ожившему к весне парку, она обратила мое внимание, как молодые листья на ветках перешептываются от весеннего ветра, словно передают друг другу какие-то новости на своем, понятном им, зеленом языке. А вечером, когда ветер утихнет, сказала она, деревья, как мудрецы, не шевелятся, наполненные старческим молчанием…
– А еще вы, профессор, заметили, как добреют лица у всех горожан весной… Даже в троллейбусах и маршрутках они ведут себя по-другому…
Однажды возле забора одного из дворов, мимо которого мы проходили, я заметил рядок ирисов с безвольно опавшими цветами.
– А вот эти петушки – иллюстрируют безнадежную старость, – и ткнул пальцем в сторону голых ирисов.
– Нет, скорее, это – отцветшая молодость, – поправила меня Алёна.
Казалось бы, при подобном отношении к жизни и окружающим у нее не должно быть врагов. Но тогда отчего же, грызли меня вопросы, дважды распадалась ее семья? Старался несколько раз не спеша, без излишнего любопытства подвести разговор на тему, почему же не сложился у нее брак в молодости. Вначале она деликатно меня оборвала. Мол, о мертвых нельзя говорить плохое… И добавила, что, возможно, не муж был виновен, а время так повернулось…
Но по мере того, как мы лучше узнавали друг друга, она открывалась все больше. Мне прояснилось, что первый супруг, Алёна упорно не называла его имени, потянулся к деньгам. Тогда, в далекие девяностые годы, с началом перестройки в стране многое стало меняться. Возникли частные кооперативы, в народе началось расслоение… Появились миллионеры и женщины с большими деньгами, шикарными личными автомобилями… А ее муж имел доступ к распределению и поставкам различных дефицитных товаров. Все чаще он убывал в продолжительные служебные командировки.
– Я же, – откровенничала Алёна, –верила, что муж – моя защита от всяческих бед. Что я должна ему подчиняться во всем. И моя главная задача – следить за тем, чтобы росли здоровыми наши дети. Когда сын или дочка, насосавшись, успокаивались и засыпали блаженно под моей грудью, я чувствовала себя в такие моменты на вершине блаженства… Самой счастливой на свете….Потому что, наивная, полностью доверяла мужу. И все заботы о детях взвалила на свои плечи…
На мои просьбы о помощи супруг отвечал однозначно, что это проблемы не его. Если я пыталась поговорить с ним серьезно, то чаще всего слышала:
– Не витай в облаках… Опустись на землю и посмотри, что происходит
вокруг… Почему я должен быть хуже других?.. Не хочу… Каждый на свой лад воюет за собственное счастье…
У него появилась серебристая американская «Шевроле», первая в городе. Основательный гараж. Сын привязался к отцу, крутился возле его машины. А тот все реже и меньше выкраивал времени для детей…
Позднее ей прояснилось, что у мужа возникла другая семья… И даже там родилась от него дочка. Алёна подала на развод.
– Я мужу твердила не раз, – признавалась она, – если любишь по-настоящему – уходи. Истинная любовь, как ураган, может налететь неожиданно. Мне это понятно. Я бы смирилась… Но у него все случилось не так. Деньги той женщины его заманили. А когда от их связи появился ребенок, братья женщины потребовали, чтобы он с ней расписался…
Через десять лет у бывшего мужа Алёны обнаружили запущенный рак желудка. Перед смертью он несколько месяцев лежал в больнице. К нему приходили только его подросшие дети. Мать их к отцу отпускала. А по ночам дежурство у постели больного она взяла на себя.
– Возможно, – пыталась Алёна как-то оправдать передо мной бывшего супруга, – виноват в том, что распалась наша семья, был не только муж. Определенную роль сыграли изменения в стране, да еще его мать. Первое время после свадьбы, когда мы приходили к свекрови, она, не стесняясь моего присутствия, часто поучала:
– Запомни, сынок, мать бывает только одна. Ее беречь нужно. Женщин у тебя может быть много. А второй матери – никогда…
Алёна вздохнула:
– Как напророчила. Только та, его вторая жена, и на похороны родной матери не пустила…
Мне нравилось в Алёниных характеристиках первого мужа отсутствие бабьих обиженных интонаций: раз оставил семью, значит, негодяй и подлец. Даже спустя много лет она пыталась разобраться в причинах его поступков. И вспоминала такое:
– Он дважды терял свой паспорт. Но, восстанавливая документы, оставлял в них даты и печати о нашем браке. Зачем, спрашивала я, мы же давно в разводе. А в ответ слышала:
– Ну и что. Законной женой я считаю только тебя. С остальными могу расписываться хоть на заборах…
Я констатировал: значит, женщина может видеть личность во всех ее проявлениях. А такое дается не каждой. Ее неожиданный поступок с досмотром умиравшего супруга, пусть даже и бывшего, не прошел бесследно и для их детей. Она рассказала: позднее, когда сын повзрослел и у него появилась семья, свои дети, он признался матери, что больше всего он благодарен ей за отца. За то, как она ухаживала за ним в последние дни его жизни. Все это вспоминалось без надрыва, с будничной, какой-то перегоревшей интонацией, надиктованной скорее не сердцем, а головой.

Продолжение в следующем номере

 


Ukrainian banner network
Обложка журнала №089
Архив предыдущих номеров
2020 год:
0102030405
2019 год:
0102030405
2018 год:
01020304
2017 год:
0102030405
2016 год:
010203040506
2015 год:
0102030405
2014 год:
01020304
2013 год:
0102030405
2012 год:
010203
2011 год:
010203040506
2010 год:
0102030405
2009 год:
010203040506
2008 год:
010203040506
2007 год:
010203040506
2006 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 год:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Укра?нськ_ 100x100

Смотрите нас на Youtube


  Укра?нськ_ 100x100

Наши партнеры






META-Ukraine
Украинский портАл


 

Designed by Vladimir Philippov, 2005