Всеукраїнський громадсько-політичний журнал
Про журнал
Концертна агенція
Рекламодавцям
Контакти

Останній номер

     АВТОБИОГРАФИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ    

Илья Стариков

Счастье ЯТЫ

(Продолжение. Начало в №№ 88, 89, 90)

 

А мне её сетования напомнили такой эпизод из моей жизни, которым я поделился с Алёной. Меня после защиты докторской выдвинули на должность начальника научно исследовательской организации, занимающейся проблемами подготовки и повышения квалификации кадров судостроительной отрасли. Про неё в газетах ничего не писали, так как она для секрета числилась под номерным почтовым ящиком. Из столичного Министерства к нам приехал чиновник управления кадров. Он несколько дней тщательно просматривал личные анкеты наших специалистов, а перед отъездом решил побеседовать со мной наедине.
– Главное, Миша, – по-дружески наставлял он меня, – смотри, чтобы наша организация не превратилась в синагогу…
Увидел мой непонимающий взгляд, и пояснил:
– Ну, я знаю в вашем городе много евреев, а наша отрасль – относится к оборонке… Старайся, чтобы их было в твоем почтовом ящике как можно меньше… За этим показателем в нашей системе очень строгий контроль…
А в советской прессе, по радио и телевидению в те годы много вещалось об интернациональном долге, который выполняет наша страна во всем мире. Ржавчина лжи, маленькая и большая постепенно проедает души людей, семейные отношения и устои громадной державы. Позже где-то вычитал и прочел Алёне: «Кадры решают все, – сказал товарищ Сталин. И порешил все кадры…». Она улыбнулась. Сказала, что после счастливого замужества Ольги и знакомства с турецкой родней поняла: не пролетарское происхождение, а любовь понятие интернациональное… Ведь женщина может рожать удачных детей независимо от национальности мужа…
После той прогулки и разговоров с Алёной, перед сном, мне почему-то вспомнился Павка Корчагин из книги «Как закалялась сталь», которую мы в школе штудировали. Он пожертвовал своим молодым здоровьем, чтобы вовремя выстроить узкоколейку, отдал жизнь борьбе за освобождение человечества. И таких были тысячи. Что из этого получилось, мир теперь видит. Возможно, Алёна права: нельзя улучшать жизнь за счет личного счастья. И мне тоже не следует стесняться вспыхнувших чувств к ней. А что из этого выйдет – увидим…
Уже несколько месяцев она ежедневно, кроме суббот и воскресений, приходит помогать мне. Наводит порядок в квартире, скупает продукты питания и готовит еду. Она у неё всегда получается очень вкусной. В перерывах между работой, если позволяет погода, выводит меня на прогулки, и мы беседуем на самые разные темы. Недавно я все же решился выведать, почему распался у неё и второй брак.
– После развода, за многие годы одиночества, – откровенничала Алёна, я стала похожа на город, переживший землетрясение. Все мои постройки счастливого будущего и дружной семьи оказались разрушенными до основания. Но постепенно жизнь всегда берет своё. Выжившие вылезают из подземелья, шебаршатся у своих строящихся новых зданий, которые возводятся уже с учетом сейсмической безопасности. Вот и я вторую семью строила в первую очередь для детей. Понимала, что моя обязанность – обеспечить им возможность учиться, получить нормальное образование, уберечь их от влияния улицы, опасных компаний. Хорошо понимала, что самой справиться с такой уймой дел мне в одиночку вряд ли будет по силам. Поэтому стала подумывать о втором браке, хотя сослуживцы между собой меня «синим чулком» обзывали.
Признаюсь, перед тем как заснуть, часто соображала, какой же должен быть у меня мужчина… Чтобы я могла не только лежать с ним в постели, но и обсуждать вместе, как лучше ставить на ноги подрастающих детей. Рассказывать ему без зашторивания, вот как вам, все-все, что происходило в жизни моей. И чтобы у него были глаза как у вас, озаренные полным взаимопониманием…
Я фантазировала, что он встретится мне в самолете во время очередной служебной командировки. Или в поезде мы случайно в одном купе окажемся.
И он тоже станет с внимательным интересом ловить каждое мое слово. Разве же могла я представить, что сама приду к такому мужчине в дом. И мне будет в нем очень уютно, будто уже много-много лет живу в нем. Я стала бояться сама себя. Потому, что опять думаю о строительстве здания семейного счастья, в сейсмической зоне…
Голос её задрожал, она отвернулась и отошла. А я растерялся от услышанного. Вечером, оставшись один, размышлял над тем, что случилось с Алёной. Очередная эмоциональная вспышка, которая часто происходит у одиноких женщин при воспоминаниях о неудачном прошлом? Так у них накапливается и прорывается тоскливая жажда по несостоявшейся любви. Или, возможно, прорвалось своеобразное объяснение её проклюнувшихся чувств ко мне?
Во всяком случае, происшедшее еще больше распалило желание разузнать подробнее, как объясняет Алёна причину распада второй семьи, созданной уже в зрелом возрасте. После странного признания патронажной работницы, вселившей мне надежды, я принял решение идти на сближение в наших отношениях.
В очередной понедельник Алёна как всегда начала свой рабочий день с наведения порядка в моей квартире и подготовки обеда. Я набрался нахальства, и когда мы сели на кухне отведать подготовленный борщ, начал с официального обращения:
– Алёна Анатольевна, я уже знаю, в молодости вы, как и я, состояли в членах партии. А у коммунистов было принято обращаться между собой на ты. Давайте и мы перестанем друг другу «выкать». Не станете возражать?
Услышал улыбчивое: – Наоборот, даже обрадуюсь…
– Как психологу и... – добавил после коротенькой паузы, – и мужчине, мне хотелось бы узнать, почему ты разошлась и во второй раз…
И вот что я услышал. Тот брак для Алёны оказался неожиданным и непродолжительным. Меньше года продлился, хотя они зарегистрировали его в
ЗАГСе с соблюдением всех требований. А их встреча произошла так. Летом
Алёна вместе с детьми всегда купалась на «Стрелке». Так называется в нашем городе пологий песчаный берег реки Ингула, перед тем как она обнимается с Южным Бугом и вместе устремляются к морю. Однажды, на глазах у всех отдыхающих отчаянный мужчина переплыл всю ширину слившихся рек, вышел, чуть прихрамывая на берег, и без всякой подстилки растянулся на горячем песке возле детей Алёны.
– Может быть, дать что-нибудь подстелить? Станет удобней – предложила она. Приплывший повернул голову и буркнул угрюмо:
– Спасибо… Мне привычно спать на земле…
Тело у вышедшего из реки мужчины было накаченным, мускулистым, с бугристым шрамом через всю спину и ногу. В коротком ответе и всем облике появившегося, призналась Алёна, пробивалось что-то от терминатора: фантастическое, совсем не земное. Даже имя, как узнала она позднее, у него оказалось не очень привычным, еще древнегреческим – Архип.
Вечером, заинтересовавшись, она выяснила в интернете, что для мужчин с таким именем характерны: воинственность, основательность, повышенная ревность, которая сочетается с завзятостью в работе, серьезностью, неразговорчивостью и даже с угрюмостью.
В следующую субботу терминатор опять переплыл речку, но, уже поздоровавшись, как со знакомыми, примостился рядом с Алёной и её детьми. Разговорились, и она выяснила, что по жизни он из военных летчиков, выполнял разные ответственные задания командования с началом военных действий в Афганистане. Звено боевых вертолетов, которым он командовал, направили туда, и они больше двух лет там летали. Под городом Герат моджахеды, получившие американские зенитно-ракетные комплексы, сбили его, и раненным он попал в плен. Почти год его продержали в одиночной яме, потом вместе с другими пленными афганские мусульмане обменяли советских солдат на своих. Поправившись после ранения, он опять продолжал летать над Афганистаном, пока Горбачёв не принял решение о выводе наших войск. Их часть расформировали, Архипу как холостяку, выделили комнату в Украине. Вот он, и жил в одиночестве в нашем городе…
Рассказывая об этом, Алёна спрашивала меня, а каково моё мнение, нужно ли было нашей стране вмешиваться в афганские дела, унесшие тысячи жизней? Зачем, для чего мы в чужую страну посылали молодых, здоровых и самых лучших солдат? Вспоминала, что Архип часто сетовал: на боевые задания летали одни, а ордена и звания там получали другие…
Архип начал заходить в гости к Алёне и через некоторое время они расписались. Первые дни новый муж радовал удивительной напористостью и сосредоточенностью на всем за что брался делать. Не только в постели, улыбнулась Алёна, но и в семейных делах. Быстро и хорошо построил забор вокруг её двора на окраине города. Договорился с водоканалом и прокопал траншею. В доме заработал водопровод. Но потом начали проявляться странности мужа. Он ревновал Алёну. Нет, не к мужчинам, а к её детям. У него никогда не было своих детей. Он не изведал родительской привязанности. Упрекал, что она живет на два дома. Уделяет все свое время не ему, а сыну, дочке и их детям. В доказательство показал многочисленные страницы, исписанные расчетами и хронометражными наблюдения за распорядком дня жены. С точностью до минут в них фиксировалось, сколько и на что она тратила времени каждый день на приготовление уроков с сыном, дочерью, посещение школы, занятий в кружках и сколько оставалось лично на него. Начал требовать, чтобы детей передать бабушке…
– Как-то – вспомнила Алёна, – он всю нашу семью повез покататься на лодке. Подгреб к фарватеру и в самом глубоком месте, где корабли проходят и течение очень быстрое, начал, посматривая на дочку, спрашивать сына, сможет ли он, как положено настоящим мужчинам, нырнуть и доплыть до берега. Архип знал, что мальчишку я только недавно записала в секцию плаванья. Но ребенок расхрабрился, приготовился прыгать. Меня испугали глаза супруга. Показалось, что так смотрит снайпер на выбранную в оптике цель, перед тем как нажать курок…
– Не смей! – истерически крикнула я и отдернула ребенка от борта лодки. – Что за идиотские шутки, – набросилась на супруга, – разве можно так подстрекать мальчика! Он же утонет…
После этого боялась оставлять детей наедине с Архипом. И даже ночью ложиться в постель рядом с ним стало мне страшновато…
Хотя супруг категорически возражал, но Алёна подала на развод. Основная причина, объясняла она при разборе дела в суде, – переживания за детей, которых опасно оставлять возле человека с неуравновешенной психикой. Привела примеры его странного поведения. Архип все отрицал, называл их женскими выдумками. В доказательство показал в суде поздравления, подписанные детьми, которые Алёна вместе с сыном и дочкой подготовили ему к 23-му февраля…
Судьёй, которому поручили вести заседание, оказалась женщина. Она сразу уловила суть дела и заняла сторону заявительницы. Это почувствовал и супруг. По ходу судебного заседания голос и интонация при ответах на задаваемые вопросы у него стали меняться. Он побагровел, перешел на нервный крик.
– Судья в ходе заседания, – вспоминала Алёна, – спросила у меня, где же были мои глаза, когда мы подавали заявление на регистрацию брака. Пришлось рассказать про наши первые встречи с Архипом. Про то, как он знакомил меня со своими товарищами, с которыми воевал в Афгане. Что один из них как-то отозвал меня в сторону и тихонько сказал:
– Спасибо вам за нашего командира. Не бойтесь, он человек надежный. Берегите его…
Это со временем, мне прояснилось, чем вызвано то предупреждение про не бояться. Хорошо, что судья тогда меня поняла. Нас развели… Хочу тебе признаться по-честному. Я бы Архипа не бросила. Очень его жалела. Он говорил мне, что отдал стране самое дорогое…Молодость… Здоровье И во имя чего, спрашивал…
Представляешь, мужчина, который столько пережил, ежедневно сталкивался со смертью, плакал на моем плече за сутки перед судом. Просил забрать заявление. Утверждал, что любит меня. Но истинная любовь не может быть эгоистичной. От любящих пар, как от протопленной печки, тепло исходит. Я за детей очень переживала. Подстроит несчастный случай, или придумает что-нибудь другое… Человек, надышавшийся смертью, не может строить нормальную жизнь, у него нарушена психика, он может сотворить всякое. Настоящая привязанность и любовь строятся на безграничном доверии и полном соответствии встретившихся душ….
Слушал эту исповедь, и думалось: вот уж поистине, браки заключаются на Небесах, на Земле они только регистрируются…
– А недавно, – закончила Алёна, –узнала, что американцы после войны во Вьетнаме направили для восстановления здоровья всех своих бывших солдат в различные психологические диспансеры. Ведь войны не только убивают людей, но и калечат души выжившим. А кто позаботился о наших афганцах?
План работы Алёны руководством Центра составлен так, что один день недели она приходит ко мне с утра, а с обеда её ждет другая бабуля. На следующий день у меня она появляется после обеда и уже до конца рабочего дня. Такое чередование – всю неделю. В субботу и воскресенье работники по уходу свободны. Алена проведывает внучек, вози­тся в садике своего дома.
В понедельник на этой недели домофон не подал голоса ни утром, ни во второй половине дня. Из Центра по мобилке мне сообщили, что Алёна больна. И, если она на больничном пробудет больше недели, пообещали подыскать замену. Хорошо, подумалось мне, что по моему телефону пока нельзя рассмотреть физиономии говорящего. Иначе на том конце засекли бы разочарование от проявленной заботливости…

Продолжение в следующем номере

 

 


Ukrainian banner network
Обкладинка журналу №091
Архів попередніх номерів

2020 рік:
01020304050607
2019 рік:
0102030405
2018 рік:
01020304
2017 рік:
0102030405
2016 рік:
010203040506
2015 рік:
0102030405
2014 рік:
01020304
2013 рік:
0102030405
2012 рік:
010203
2011 рік:
010203040506
2010 рік:
0102030405
2009 рік:
010203040506
2008 рік:
010203040506
2007 рік:
010203040506
2006 рік:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2005 рік:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06
2004 рік:
01 02 • 03 • 04 • 05 • 06

  Українська банерна 100x100

Дивіться нас на Youtube



Наші партнери

 

Designed by Vladimir Philippov, 2005